Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Яков: воюют с чужими памятниками и прячут своих преступников



Елена Рыковцева : У нас главный редактор газеты «Новые известия» Валерий Яков. Здравствуйте, Валерий!



Валерий Яков : Добрый день!



Елена Рыковцева : Валерий Яков один из немногих главных редакторов крупных изданий - я вообще даже думаю, что, может быть, единственный главный редактор из больших изданий (про маленькие я ничего не могу сказать, потому что не за каждым слежу), который ведет подробную переписку со своими читателями на форуме газеты. Правда, Валерий?



Валерий Яков : Да, есть такое дело.



Елена Рыковцева : Вы замечали, чтобы кто-то еще из ваших коллег делал нечто подобное? Может, я что-то упустила?



Валерий Яков : Нет, делают. Есть такая же рубрика на радио «Эхо Москвы». Алексей Венедиктов ежедневно отвечает.



Елена Рыковцева : Конечно, Венедиктов отвечает. Я- то имею в виду печатную прессу.



Валерий Яков : А в печатной не знаю, не видел.



Елена Рыковцева : Я тоже не видела. Поэтому заинтересовалась вашей перепиской с читателями – именно в связи с предстоящими избирательными кампаниями. Дело в том, что очень часто позиция главного редактора состоит в том, что «мы просто информируем. Мы информируем, а вы делайте выводы». Вы же, когда переписываетесь с читателями, совершенно четко и откровенно фиксируете свою позицию. А, как правило, позиция главного редактора, конечно же, ассоциируется с позицией издания. И вот я хочу дать несколько примеров ваших ответов вашим читателям. Например, спрашивает вас читатель Гончаров из Москвы. «Национальный проект – это привычная советская показуха?» Вы отвечаете: «Хуже. Там иногда хоть было, что показывать. А здесь голый пиар, причем не только пиар». Во-первых, вы объясните, что значит «не только пиар».




Валерий Яков

Валерий Яков : Кроме пиара я имел в виду, что довольно большие денежные средства, которые распределяются на национальные проекты, уходят не очень понятно куда. Например, возьмем пример с распределением автомобилей «скорой помощи» «Газели», на которые ГАЗ получил очень приличный заказ в рамках национального проекта, под автомобили, которые давным-давно понятно всей стране, что просто опасны для жизни. И вместо того, чтобы, например, закупать современные нормальные машины «скорой помощи» (у любых стран их достаточно много, не будем перечислять марки), мы продолжаем производить машину, которая одна из самых опасных на сегодня в стране, машину «Газель», и оборудуем их под «скорые помощи». Вот один из примеров того, что не только пиар, но и, соответственно, распределение денежных средств под этот проект.



Елена Рыковцева : Но вот я к чему говорю, что когда так однозначно выражена позиция главного редактора, я уже даже могу дальше не читать материалы газеты про национальные проекты. Мне понятно, что это будет критика национальных проектов. Это потому что они действительно тотально такие, пиаровские, или потому что вы так к ним относитесь?



Валерий Яков : Нет, я так не считаю. Хорошо, что они есть. Потому что, так или иначе, часть, по крайней мере, средств дойдет до: если это медицина, то до медицины, если это жилище, то, во всех случаях, мы строим. Население получает возможность, более или менее, по доступным ценам (по крайней мере, в глубинке, не будем говорить о Москве), может быть, что-то приобретать, и решать свои жилищные проблемы. Поэтому то, что они есть – это хорошо. Другое дело, что различные политические силы используют их по-разному.



Елена Рыковцева : Кому как удобнее. Хочу прочитать еще один ваш ответ на письмо вашего читателя. Этот ответ достаточно давний, ему несколько месяцев. «Путин обрел вторую родину», - приводит вам Наталья Викторовна заголовок из «Независимой газеты». – Правильный заголовок к статье о поездки Путина в Саудовскую Аравию. Я вот думаю, - пишет Наталья Викторовна, - если так хорошо в Арабских Эмиратах, может быть, ему там и остаться? Ему хорошо, и нам хорошо, глядишь, что-нибудь да и у нас изменится. Да и за Путина порадуемся, ведь он так любит арабские страны, арабский народ, арабов». Вы отвечаете: «Уважаемая Наталья Викторовна! В ваших взволнованных словах мне почудились нотки ревности. Не переживайте и не надейтесь. Нигде наш ВВ не останется, и ни с кем нам не изменит. Даже с Меркель, с которой говорит на родном для нее языке. Он там везде всех обаяет и непременно вернется к нам с вами в Россию, к русскому народу, к русским, чтобы у нас ничего не менялось. Счастливо и терпения». Это можно понять как доброжелательный такой ответ по отношению к Владимиру Владимировичу, а можно понять, как очень тонкую иронию. Как самого Владимира Владимировича мы иногда пытаемся понять, что же он имел в виду, так и ваш ответ.



Валерий Яков : Каждый понимает по-своему. Серьезно довольно сложно было отвечать на такой вопрос, конечно. Я ответил так, как считал нужным, какое у меня было настроение в данный момент. Понятно, что, по крайней мере, ко всему, что происходит в стране, ко многому из того, что связано с Владимиром Владимировичем, нужно относиться либо с иронией, либо с пониманием, либо... Иногда можно серьезно, когда звучат угрожающие нотки по отношению к нашим ближайшим соседям или дальним соседям, то тогда к этому уже надо относиться серьезно.



Елена Рыковцева : И одну очень серьезную тему я заметила в вашем общении с вашими читателями. Вас спрашивают, «что же делать, когда в Питере уже лицам с неславянской физиономией опасно ходить по улицам». И приводит ряд примеров ваш читатель, как все это сейчас с фашизмом развивается в стране. А вы пишете так обреченно: «Газета изо дня в день стремится содействовать формированию толерантного общества. Результатов пока не видно». Еще один момент вашей дискуссии со слушателями. Слушатели ругают ваш форум за то, что там очень много злобствующих фашистов. «Националисты, наглые хамы. Невозможно пробиться приличным людям сквозь эту агрессию». И вы пишете: «Должен признать – в чем-то я с вами согласен. Хамства и дикости на форуме, действительно, с лихвой, притом, что мы его регулярно чистим. Но ведь в реальной жизни этого добра теперь хоть отбавляй. Посмотрите, сколько развелось не патриотов, нацистов, нашистов, фашистов. Их-то куда деть? Поэтому я форум и не зачищаю, что взгляды не поменял. Как-то не либерально получается - долбить клавишей « delete », убрать несогласных с нами».


Итак, ваш форум, действительно, забит, как вы признаете и читатели, вот этими фашистами. С другой стороны, вы говорите читателю о том, что газета изо дня в день стремится содействовать формированию толерантного общества, и тут же признаете, что ничего не получается. Объясните, пожалуйста, как вы пытаетесь содействовать формированию вот этой толерантности и почему не получается?



Валерий Яков : Нет, дело в том, что я, наверное, не совсем точен, когда говорю, что мы вообще не нажимаем клавишу « delete ». Ежедневно наши модераторы зачищают все-таки наиболее одиозные, наиболее агрессивные высказывания, цитаты и так далее наших читателей. Мало того, я сам регулярно, ежедневно практически захожу на форум, смотрю и что-то убираю сам оттуда. Полностью все убрать невозможно. Это было бы неправильно, потому что мы просто бы исказили картину нашей сегодняшней действительности. Совершенно очевидно, что таких националистических настроений, настроений агрессивных у нас довольно много, а в отдельные периоды новейшей истории они просто преобладающими становятся. Поэтому мы их оставляем для того, чтобы было понятно, в каком мире мы живем. Пишем об этом практически ежедневно, потому что, к сожалению, информационных поводов более чем достаточно.


Нас обвиняют в том, что мы слишком большое внимание уделяем убийству очередного таджика, очередного узбека, очередного человека не российской национальности. Но, я считаю, что мы просто обязаны это делать, потому что в нашей стране, которая интернациональным составом победила фашизм в 1945 году, мы просто обязаны болезненно реагировать на каждый факт проявления нацизма, национализма и, в конечном итоге, фашизма.



Елена Рыковцева : Валерий, я бы хотела поговорить с вами о том, что меня взволновало. Хоть это и не про газету. Прочитала книгу Андрея Пионтковского, которая называется «Нелюбимая страна». В общем, получилось так, что интерес к этой книге пробудили опять партия и правительство, которые начали ее арестовывать, запрещать, заводить сейчас уголовные дела, за какое-то очередное разжигание очередной какой-то розни. А я, поскольку читала статьи Пионтковского и, собственно, вся эта книжка состоит из этих статей, никак не могла понять, за что же ее преследовать-то могут? Что же нового в этой книжке для власти? Открыла книжку, всю прочитала, ничего нового не нашла. Это примерно те же его публикации, может быть, немножко переработанные, но те же, что он печатал в российской прессе. Но надо сказать, что в концентрированном виде эти публикации производят сильное впечатление. Даже на меня, человека, который знаком был с ними, это произвело впечатление.


У меня, конечно, есть вопросы к автору. Мне, кажется, что он иногда немножко противоречит сам себе. Например, почему он называет книгу «Нелюбимая страна»? Нелюбимая страна – это Россия. Она нелюбима Путиным, он считает. Не любит он Россию, потому что это не СССР. Он любил империю, когда-то. Вот это ему нравилось. Он бы хотел быть правителем вот этой империи, а получил всего лишь Россию. В другой свой публикации Пионтковский говорит, что нет, не думайте, не так уж я не люблю Путина, по крайней мере, я уважаю в нем патриотизм. Вот я не могу понять, как это соотносится - нелюбимая страна с патриотизмом, которому он отдает дань уважения в Путине. Есть, конечно, какие-то вещи, которые нужно, чтобы Андрей Пионтковский обсуждал в очной полемике, может быть, с Березовским, с Евгением Адамовым, к которому он тоже достаточно критически относится. Но есть вещи, которые совсем не нужно обсуждать с самим Пионтковским, а можно обсуждать с собеседниками, как я с вами хочу обсудить, дав послушать фрагмент из этой книги, который касается сценариев развития событий перед выборами.



Диктор : «Какую бы конкретную организационную форму ни приняла операция-2008 (третий срок, преемник, чрезвычайное положение и отмена выборов), ее идеологическое обеспечение уже определилось. В последние годы политтехнологи власти перед выборами всякий раз апеллировали к каким-то основным инстинктам: 96-й год – искусно нагнетаемый страх перед возвращением коммунистов; 99-й – страх перед терроризмом, мифологема «вставания с колен» и бессмертное «мочить в сортире»; 2003-й – олигархи определенной национальности, ограбившие народ. Каждая из этих мифологем была насквозь фальшива и представляла собой идеологический инструмент одноразового пользования. Так же, как и построенная под нее соответственно одноразовая партия власти. Поэтому и приходится каждый раз повышать ставки.


Теперь нам угрожают уже не просто чеченские террористы и еврейские олигархи, а стоящий за их спиной Запад – США, мировая закулиса, стремящиеся лишить Россию суверенитета, расчленить ее и уничтожить. Фронт проходит через каждую улицу, каждый дом, каждый сортир. Страна – это осажденная крепость, и в ней орудует пятая колонна, в которую автоматически зачисляются все противники В. Путина и тем самым враги России.


Все это прямые цитаты из путиных, сурковых, медведевых и всяких прочих гельмопавловских. Именно так и будут решать они проблему воспроизводства себя во Власти».



Елена Рыковцева : Вот сейчас все бьются над вариантами развития событий – что будет перед выборами? Что придумают, чтобы удержаться у власти? Андрей Пионтковский считает, что все уже придумано, и мы видим этот сценарий: Запад – пугало. И на этом будет строиться вся политика. Ограничатся ли этим?



Валерий Яков : Я боюсь, что могут не ограничиться, что могут быть какие-то резкие проявления, к сожалению. Не вижу в этом ничего удивительного. Так было, наверное, всегда, если не считать, наверное, времен советской власти, когда выборы у нас были всенародными праздниками, а реально ничего не выбирали. Просто ходили, отмечались, получали дешевые продукты и расходились праздновать. Так происходит ведь, к сожалению, не только у нас, подобные выборы. Тоже самое происходило во Франции. Мы видели, как там нагнеталась ситуация с одной и с другой стороны. В определенном смысле в Соединенных Штатах тоже идет, скорее, борьба не претендентов на пост, а политтехнологов, которые представляют ту или иную сторону.


Поэтому мы сейчас проходим такой мучительный, на мой взгляд, процесс освоения каких-то политтехнологий предвыборных, но, к сожалению, агрессивных, кровавых, тяжелых разрушительных. Я очень надеюсь, что, может быть, мы доживем до той поры, когда выборы у нас будут проходить как в Швейцарии, которую не сотрясают любые очередные выборы, которые проходят спокойно, цивилизованно и как-то без особого внимания со стороны, скажем так, может быть, общества и прессы. Будет ли это когда-то у нас? Не знаю. Доживем ли мы до той поры – не знаю. Но сейчас от ближайших выборов ничего хорошего я, честно говоря, не жду.



Елена Рыковцева : В этом смысле – в смысле сотрясений?



Валерий Яков : Да.



Елена Рыковцева : Еще два года назад Пионтковский дал свое объяснение той риторики, которую мы сейчас слышим. Вообще, на самом деле, это все публикации двухлетней давности. Просто они достаточно актуальны. Вот то, что я сейчас читала – это 20 июля 2005 года. И он тогда трактовал вот эту антизападную риторику таким образом, что это все к выборам, при этом оговаривая одну очень важную вещь, на мой взгляд, существенную. Он говорит, что все эти тексты для внутреннего потребления. Когда же путины-сурковы, утомившись от кремлевских забот , отправляются на встречу с «более опасными, более могущественными традиционными врагами России» (то есть, когда они уезжают на Запад), когда они берут специальную вилочку для устриц (он так это все красочно обрисовывает), они садятся и мягко и терпеливо объясняют своим собеседникам зарубежным (не для печати, не для внутреннего пользования), что им приходится править в отсталой стране, в которой никогда не было демократии в западном понимании этого слова.


«Вы должны понять, господа, что определенное своеобразие, самобытность российской демократии, наши манипуляционные технологии совершенно необходимы. Иначе в этой несчастной стране к власти давно уже пришли бы ужасные зюгановы и рогозины. Мы, питерские прогрессоры, – единственная сила, которая может постепенно, в долгосрочной перспективе привести Россию в лоно западной цивилизации. Этим глупым совкам мы вынуждены говорить, что распад СССР был величайшей геополитической катастрофой века. Но на самом деле мы прекрасно помним наши собственные ощущения того времени. Поверьте, господа, мы вместе с вами испытали тогда огромное облегчение, как будто удалось сбросить со спины огромного паразита». Так он пытается реконструировать смысл текстов, которые произносит путинское окружение на Западе.


Почему все это происходит? Почему на Западе - одно, а внутри страны – другое, он объясняет просто: «Питерской бригаде, так же, как до нее ельцинской семье, очень хочется грабить здесь, а тратить награбленное там. Отсюда и некоторая раздвоенность политического сознания, и, как следствие, глубинные психологические комплексы». Вы согласны со схемой, которую он нарисовал? Схематично так это выглядит? Они здесь зарабатывают (не будем говорить слово «грабить»), и здесь же потратить… И курорты не те, и комфорт не тот. Понятно, что хочется потратить там. Поэтому здесь одна политика, а там – другая. Или все сложнее, или вообще все по-другому вы это видите?



Валерий Яков : Я не знаю. Я не присутствовал ни разу на их обедах.



Елена Рыковцева : На подобных встречах.



Валерий Яков : Да. Поэтому представлять можно все, что угодно в зависимости от богатства воображения. Но то, что есть одни нормы, действующие внутри страны, и другие, которые либо декларируются, либо разделяются на Западе, это очевидно. Мне думается, что это происходит опять же с любым лидером любого государства, который внутри ведет себя, наверное, так, как он считает нужным себя вести.



Елена Рыковцева : Любого? А зачем это любому?



Валерий Яков : Я полагаю, что – да. Может быть, за исключением Соединенных Штатов Америки, где президент Соединенных Штатов себя ведет совершенно одинаково, что в Соединенных Штатах, что на встречах с папой Римским. Он верен себе везде. У нас, видимо, все это по-другому. Хотя бы потому, что не только деньги нашего крупного бизнеса находятся в большинстве своем на Западе, но и дети высокопоставленных чиновников обучаются на Западе. Последний скандал с сыном Жукова тому свидетельство.



Елена Рыковцева : Еще раз напомнил о том, где они учатся.



Валерий Яков : Да. Такой печальный пример. Есть, наверное, и позитивные примеры, когда они не засвечиваются настолько. Потом не будем забывать, что наш стабилизационный фонд тоже находится, к сожалению, не в России. Соответственно, мы волей или неволей опять же зависим оттого, как нас будут воспринимать на Западе. Поэтому должны, наверное, играть там хорошую роль, или держать хорошую мину при относительно неважной игре внутри страны. Поэтому, на мой взгляд, схематично, наверное, да, Пионтковский прав. О деталях – это уже авторское воображение, а оно может быть разное.



Елена Рыковцева : Вадим из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : У меня такой вопрос. Как вы считаете, почему в нашей стране такая ненависть к Америке на всех уровнях? К той стране, которая в самый тяжелый момент истории нашей страны, встала на ее сторону, я имею в виду, войну с гитлеровской Германией? Страна, которая оказала Советскому Союзу значительную помощь – военную, продовольственную, моральную, политическую? Почему в самих Соединенных Штатах была такая слабая реакция, фактически ее не было, когда Соединенные Штаты были приравнены к нацистской Германии во время парада 9 мая?



Валерий Яков : Я бы не был так категоричен. Вы ненавидите Соединенные Штаты? Думаю, что – нет. Лена, подозреваю – тоже. Я бы тоже не сказал, что я питаю ненависть к Соединенным Штатам. И большинство, наверное, сотрудников, по крайней мере, моей редакции или моих знакомых и друзей – тоже.



Елена Рыковцева : Да, просто нормальных людей. Вы мне покажите хоть одного, который говорит – я ненавижу Соединенные Штаты. Я такого просто не видела.



Валерий Яков : Поэтому разделять оценки, которые нам навязываются с официальных теле- и радиоканалов, официальных СМИ, я бы, наверное, все-таки не стал воспринимать их настолько однозначно, или высказывания отдельных чиновников, или поттехнологов.



Елена Рыковцева : Давайте тогда я сформулирую вопрос Вадима по-другому. Ведь то, что среди моих знакомых нет ненавистников, это ни о чем не говорит. Ненавистники есть среди наших слушателей. Несмотря на то, что все-таки были хорошие отношения с этой страной, почему часть российских людей доверяют этой пропаганде, о которой вы говорите? Эта пропаганда, в конце концов, трансформируется в негативное отношение этих людей к Соединенным Штатам.



Валерий Яков : Есть такое ущербное сознание. Известно вещь, что у нас издавна на Руси богатство соседа не радует, радует беда соседа. Когда Соединенные Штаты живут сегодня достаточно богато, это ведущая страна, ведущее государство мира, понятно, что это немножечко ущемляет самолюбие многих россиян, которым десятилетиями вбивали в голову, что Советский Союз – это ведущее государство планеты, мало того, претендующее на первую роль.



Елена Рыковцева : И вдруг выяснилось, что все не совсем так.



Валерий Яков : Да.



Елена Рыковцева : Коль уж заговорили о Соединенных Штатах, не могу не спросить у вас о российской реакции на открытие памятника Жертвам коммунизма в Вашингтоне, или Жертвам тоталитаризма, точно не знаю официального названия. На открытии памятника выступил с речью президент США Джордж Буш, сказал, что «до сих пор в столице нашей страны не было памятника жертвам имперского коммунизма, идеологии, которая, по оценкам, унесла жизни 100 миллионов невинных мужчин, женщин и детей».


И очень резкую реакцию вызвала сама эта ситуация в России, особенно со стороны левых сил. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов назвал эту акцию «неуклюжей пропагандистской попыткой отвлечь внимание мирового общественного мнения от реальных кровавых злодеяний американского империализма в целом и нынешней администрации Белого дома, в частности». Александр Проханов одну и ту же мысль развивал вчера на радио «Эхо Москвы», сегодня в «Комсомольской правде». Он говорит одно и тоже: «на такой шаг надо отвечать. Я, к примеру, предлагаю поставить у трех американских зданий в Москве - двух комплексов посольств и резиденции посла – три памятника. Один – коренным индейцам, которых американцы уничтожали миллионами. Второй – чернокожим гражданам, которые умирали на американских плантациях. А третий – бизонам, которых янки истребляли просто ради забавы. Готов выступить инициатором». Вот он выступает с этой инициативой сейчас всюду.


Валерий, как вы считаете, с чем такая реакция связана? Есть ли в ней резон какой-то?



Валерий Яков : Я думаю, что она оправданна. Это реакция болезненна, потому что чувство вины, видимо, все-таки не дает покоя многим в нашей стране, вины перед миллионами людей, которые погибли в этой стране. Я не думаю, что это чувство вины разделяет Зюганов. Он просто понимает, что памятник Жертвам коммунизма должен был все-таки появиться, наверное, в нашей стране. И этот памятник поставил бы окончательный крест и на нашем левом движении, в том виде, в котором его сегодня представляет Зюганов, и на Коммунистической партии, которую он возглавляет. Мы этого, к сожалению, не сделали.


Лично я был огорчен этой информацией, потому что мне бы хотелось, чтобы этот монумент все-таки появился у нас. У нас, наверное, нет семьи в России, в которой, в той или иной степени, дальние родственники по линии отца, матери и так далее, не пострадали от репрессий, прежде всего, коммунистических репрессий . Если бы такой памятник поставили, то тогда можно было бы обсуждать и памятник бизонам.



Елена Рыковцева : Меня тоже совершенно поражает реакция российской стороны на существование в центре Риги, например, Музея оккупации. Все говорят, что Музей оккупации – это акция недружественная по отношению к России. Ничего подобного. Достаточно посетить этот музей, чтобы понять, что это музей памяти, памяти жертв погибших. В деталях собрано все, что можно только вспомнить о латышах, погибших в годы репрессий и сталинских, и фашистских и так далее. Нужно только спасибо сказать людям, что они так хранят эту память. Почему-то в центре Москвы ничего подобного нет.



Валерий Яков : Да. Единственное, что удалось установить – это камень на Лубянской площади, но и у этого памятника далеко не просто собраться, когда хотят помянуть людей, погибших от сталинских и лубянских репрессий своего времени. Но вот все эти примеры – и Рига, и Соединенные Штаты – продолжение темы, с которой мы начинали нашу программу – предвыборная технология, которая сегодня используется для разжигания агрессивных настроений для того, чтобы сплачивать электорат вокруг той или иной партии. А когда у партии нет внятных программ, нет внятных идей, нет внятных целей, к которым можно было бы вести этот электорат, то приходится объединять, наверное, подобными выпадами против того или иного мифического врага – либо Соединенных Штатов, которые создают памятник Жертвам коммунизма, либо прибалтийских государств с музеем или история с памятником в Эстонии, вокруг которого тоже было столько шума, при том, что у нас с легкостью под Москвой снесли подобное захоронение.



Елена Рыковцева : Вы согласны, что в Эстонии, можно сказать, что уже все стихло, а в России все еще никак не успокоятся с этим «Бронзовым солдатом»? Все вот «Наши» ездят, все чего-то там «подбрасывают», как говорил Горбачев…



Валерий Яков : Ну, так «Наши» представители одной из предвыборных сил и партий. Они просто нашли возможность о себе хоть как-то заявлять. Вместо того чтобы «Нашим» помогать ветеранам, оставшимся еще в живых в России, или бороться за сохранение наших памятников на территории страны, да и в ближнем, повторяю, Подмосковье (в Химках история не закончилась), они выезжают за рубеж, потому что там можно привлечь к себе внимание.



Елена Рыковцева : Послушаем звонки. Леонид Константинович из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! У меня вопрос очень короткий. Я вырос при коммунистах. Закончил два института, защитился, работал, создавал могучую промышленность. Сейчас я нищий. Это все привели демократы. Какая заслуга демократов перед этим? Преступность у нас сейчас выросла. Я боюсь выйти из дома.



Елена Рыковцева : Понятно, Леонид Константинович. Валерий, виноваты демократы?



Валерий Яков : Я тоже вырос в Советском Союзе, и служил в советской армии, и вижу, что происходит сегодня на улицах. Но причем здесь демократы? Где сегодня во власти демократы? Вы можете найти там хоть одного демократа, который бы имел возможность реализовывать те идеи, с которыми мы реформировали? Может быть, это происходило не так, как хотелось бы, слишком много крови было пролито, разрушено слишком много было, все делалось по-большевистски, но ведь довести до ума не довели. Сегодня у нас у власти находятся не демократы, а находятся силовики. До 70 процентов руководящего состава в высших органах власти – это люди, вышедшие в той или иной степени из различных силовых органов. Наверное, вопрос все-таки к ним – каким образом получается, что если страной руководят силовики, почему у нас преступность растет? Почему у нас коррупция растет? Почему порядок мы не можем навести? Вот куда нужно адресовать ваши вопросы, а не к демократам.



Елена Рыковцева : Вопрос Ивана из Москвы. Здравствуйте, Иван!



Слушатель : Добрый день! Вы понимаете, если у человека вскакивает прыщик, то не знающий медицины человек, просто его сдирает, а потом может случиться, бог знает, что. Опытный врач ищет причину, делает анализы. И бывает, что причина очень глубокая. Поэтому зачем нам обижаться на то, что где-то памятники памяти репрессированных появляются, вместо того, чтобы рассмотреть какая причина была этих репрессий. Почему столько людей было репрессировано? Но это не главное. А главное, что я хотел сказать. Звонивший товарищ в отношении Америки не все сказал. Дело в том, что в 90-е годы американцы своей помощью, конечно, и западные круги тоже, спасли буквально от голода огромное количество людей. Это была колоссальная материальная помощь. Дальше. После Отечественной войны американцы посредством плана Маршалла спасли буквально всю Западную Европу от аналогичной участи. При этом они предоставили после этого им полную свободу, демократию, возможность развиваться так, как они хотят. Так, какой же резон нам сейчас обрушиваться на Америку? Ведь когда у них была Великая депрессия, то никто и пальцем не пошевельнул, в том числе и Советский Союз, чтобы им в то время помочь. А у них была очень тяжелая ситуация.



Елена Рыковцева : Иван, спасибо большое, за звонок. Будем считать, что это мнение, а не вопрос. И мнение подтверждает, что не все так плохо относятся к Америке, как нам говорил предыдущий слушатель. Но при этом я читаю сообщение, которое пришло на пейджер. Геннадий пишет: «Мне при Путине не сладко. Но мне не стыдно за руководителя страны, как при Ельцине. А тем, кому невмоготу при Путине, пожалуйста, - Израиль, Англия, США вас ждут». Геннадий, во-первых, давно уже никто никого там не ждет. Очень трудно эмигрировать в эти страны. Во-вторых, коль уж мы сейчас говорим об освещении прессой избирательных кампаний, приведу еще одну цитату из Пионтковского: «Похоже, господин Путин нашел философский камень - универсальный инструмент решения или скорее ухода от всех своих проблем (внутренних и внешних): да, возможно, я несовершенен, но другой будет намного хуже». Валерий, у вас есть ощущение, что в прессе уже возникает такая тенденция, что, да, он какой-то не такой, но посмотрите, что нас ждет? Или этого пока еще нет, но так будет? Это, возможно, будет такой тенденцией, навязанной прессой людям, такой мыслью, что все остальные будут только еще хуже?



Валерий Яков : Это ощущение есть. Это чувствую и по нашему форуму, по тем вопросам, которые мне иногда задают на форуме, и по общению просто с читателями, которые, естественно, бывают. Есть такое ощущение неуверенности, потому что мы до сих пор не видим внятных фигур, которые могли бы прийти ему на смену. Так называемые возможные преемники, мелькающие на экранах (Иванов, Медведев), они тоже не очень понятны – преемники они или не преемники? Что они собой будут представлять, если вдруг, действительно, реально возглавят государство? Поэтому ощущение неуверенности, некоего страха, наверное, все-таки действительно присутствует.


В этом смысле должен сказать, что я и сам очень неоднозначно отношусь, скажем, к Путину. С одной стороны, наверное, - да. Очень хотелось бы, чтобы он остался верным своим многочисленным заявлениям и, соблюдая Конституцию, ушел. С другой стороны, абсолютно непонятно, действительно, кто будет. Потому что, если это будет Иванов, у меня есть ощущение, что, наверное, будет хуже, судя по тем заявлениям, по действиям, по поступкам, которые мы имеем возможность наблюдать.



Елена Рыковцева : По улыбкам.



Валерий Яков : Улыбки – да, можно и так.



Елена Рыковцева : Чрезмерным.



Валерий Яков : Да. Если Медведев, может быть, нет, может быть, будет проще, потому что он мягче, либеральнее, интеллигентнее. Не знаю, интеллигентнее или нет, но, по крайней мере, даже социальные проекты, которые он ведет, они внушают некую…



Елена Рыковцева : По крайней мере, он не служил там, где они все. Уже что-то.



Валерий Яков : Да. И они внушают некую надежду, что с этим человеком Россия может сделать еще один шаг в сторону демократии, реальной демократии. Поэтому ощущение, наверное, есть. В этом смысле Пионтковский, конечно же, прав. Потому что Путин не самый худший президент в нашей стране из тех двух, что у нас были. Но, на мой взгляд, опять же…



Елена Рыковцева : «Из тех двух, что у нас были, не самый худший». Замечательно.



Валерий Яков : Да, по крайней мере, по внешним проявлениям.



Елена Рыковцева : Да, это как бежали два спортсмена. Советский спортсмен занял почетное второе место, а американский пришел предпоследним. Владимир Иванович из Брянской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! Спасибо Радио Свобода, что она хороших гостей приглашает. Я родился и вырос при Сталине. Когда Америка помогала Ельцину, я был за границей. Вот там мне объяснили, что было 140 вагонов, эшелонов, погружено и крутилось вокруг России. Сейчас что делается?! То, что на улицу нельзя выйти, безработица, рабство, продают людей - это идея американцев и капиталистического мира. Я был в Америке. Если кто-то заболел в Америке, и у него нет документов или полиса, никто не выйдет. Вот сейчас это делается в России. Вот ему надо памятник сделать, о том, что он хорошо пропагандирует. Америка у нас забрала Аляску. Сейчас весь Восток кипит, кровь рекою течет! Вот эта власть нравится! Дай бог, ему здоровья!



Елена Рыковцева : Владимир Иванович, спасибо большое, вам за звонок, чтобы мы уж тут не сидели и не обольщались, что все в одну дудку. Вот видите, какой плюрализм мнений замечательный.



Валерий Яков : Очень здорово, да. Этот же плюрализм существует и в нашей газете, и у меня, кстати, на форуме. И опять. Мы только что говорили с вами, Лена, что неоднозначное у нас отношение к нашему президенту, и к Соединенным Штатам Америки, в том числе. Потому что то, что происходит сегодня в Ираке, понятно, что лично я поддерживать не могут, также как и многие наши читатели, но это не значит, что мы должны говорить о том, что Америка точно также ведет себя и по отношению к России.



Елена Рыковцева : Кстати говоря, слушатель нас по СМС просит наш адрес. Старопименовский, 18. Пожалуйста, приезжайте. Он хочет приехать с бумагами. Константин из Москвы, вас послушаем и начнем пейджер читать, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! Я бы вот, что хотел спросить нашего уважаемого гостя, насчет национальных проектов. По-моему, это не пиар, и не очередная бредовая идея, а идея, как распилить очередные бабки. Просто так их из бюджета не упрешь, а тут выделили определенную сумму, и давай их пилить. Потом со «скорой помощью». Выступал ведь на Радио Свобода человек, по-моему, депутат говорил, что купили их. Она стоит 470, а ее продали за 550. И еще насчет «Газелей». «Газели» сделали. Я не знаю, какая она там внутри. А вот сделали за счет нашего телевидения самыми опасными, жадный средний бизнес, водители линий и их хозяева, когда набрали гастарбайтеров, которые за месяц получают все категории, и начинают гонять по встречной полосе и разворачиваться на одной линии.



Елена Рыковцева : Спасибо, Константин, вам за звонок.



Валерий Яков : Мы ровно об этом говорили полчаса назад. Это просто лишнее подтверждение того, что мы не одиноки в своем мнении.



Елена Рыковцева : Будем считать это еще одним подтверждающим мнением. Читаю сообщения, которые приходят на пейджер.


Рындин пишет: «Выборы в России - это способ удержаться у власти. Власть ставит в Центризбирком людей, которые умеют считать в свою пользую. Честность нового первого лица в Центризбиркоме ловко разоблачил на ТВ Тигран Киосаян, уличив его даже в таком мелочном обмане по поводу его галстука». Вот, уважаемый слушатель Рындин, ну, не все же смотрят программу Тиграна Киосаяна. Вы бы уж описали подробно ситуацию, что там с его галстуком. Мне даже самой стало интересно, что там с галстуком у нового председателя.


«Огорчена поступком Солженицына. Он принимает награду из рук Путина, который подавляет права человека во всех областях жизни страны. Ваш комментарий», - просит Татьяна.



Валерий Яков : Я тоже очень сложно отнесся к этой награде и к решению Солженицына принять ее. Но дело в том, что это Государственная премия, Государственная премия страны. Солженицын сделал для этой страны много. Поэтому, наверное, мы вправе считать, что эта премия наша, россиян, которые относятся с уважением к Александру Исаевичу. И то, что он ее принял, наверное, хорошо. В конечном итоге, это все-таки, наверное, хорошо.


Его общение с Путиным. Давайте не будем демонизировать Путина. Он президент страны. Мы просто обязаны уважать нашего руководителя. Мы можем критично относиться к тем или иным его действиям, заявлениям, поступкам, но, во всяком случае, он президент страны. И то, что президент встречается с лауреатом Госпремии, приезжает и ему вручает, на мой взгляд, это лишний раз подчеркивает значимость этого лауреата. В данном случае, наверное, можно… Я не знаю, я бы, наверное, все-таки одобрил то, что и принял премию Солженицын, и то, что он встретился с президентом страны. Это встреча с президентом страны, а не с Путиным, бывшим сотрудником КГБ.



Елена Рыковцева : Весь вопрос – как относиться к самой премии. Если относиться к ней, как к премии всех россиян, тогда – хорошо. Если относиться как к премии вот этого государства и вот этого президента, то вопросы возникают у наших слушателей.


Спрашивает Ирина Волкова: «Есть ли в продаже книги Пионтковского?» Я не знаю. Нам принесли в редакцию несколько вот этих книг, и принесли из «Яблока», которое его издавало. То, что в «Яблоке» эта книга есть – точно. Берут ли ее магазины после этих скандалов, я не уверена. Хотя могло не поступать распоряжения, но они могут просто бояться брать.



Валерий Яков : Я не побоюсь попиарить коллег. Достаточно, на мой взгляд, зайти на сайт «Новой газеты», набрать фамилию «Пионтковский», и вы спокойно в архиве прочитаете большинство публикаций, которые собраны в этом сборнике.



Елена Рыковцева : Правда! Во-первых, публикации, а, во-вторых, есть, кстати говоря, я читала в предисловии к этой книге, что предыдущая книга выложена даже на сайте «Яблока», по-моему. Валентина из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте! Я хотела вот, что сказать. То, что у нас сейчас в правительстве те же самые коммунисты, которые перешли как демократы. А настоящие демократов наших не допускают к власти, и всячески стараются их очернить. Спасибо.



Валерий Яков : В общем, вы подтвердили то, о чем мы опять же говорили.



Елена Рыковцева : «Как вы относитесь к тому, что на следующий день (Александр из Москвы просит старую историю прокомментировать, но теперь, видимо, она актуальная в свете нынешних событий в Палестине) после прихода в Палестине к власти организации ХАМАС, Путин заявил о том, что ХАМАС не является террористической организацией?»



Валерий Яков : Совершенно нормально. Н будем забывать о том, что Путин большую часть жизни прослужил в органах, которые поддерживали подобные организации во всех концах мира и не только на Ближнем Востоке. Поэтому реакция абсолютно логична и понятна, если оценивать ее с точки зрения, скажем так, отношения наших спецслужб к организациям, с которыми они работали. Если смотреть с геополитической точки зрения, то здесь понятное опять стремление России участвовать в этом процессе на Ближнем Востоке. А мы знаем, что участвуем в «дорожной карте». И это попытка хоть в какой-то степени оказаться на лидирующих позициях, хоть где-то, может быть, опередить Соединенные Штаты Америки. В истории с ХАМАС именно так и поступили.



Елена Рыковцева : Дина Артемовна из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте! Очень хорошая передача, я даже не ожидала. Я обратилась с заказным письмом на Конгресс журналистов с просьбой помочь политической реабилитации моей и моего слепого сына. Сын ослепил себя в 1987 году, не выдержав усилившихся репрессий. Реформы пришли, а репрессии еще более усилились. И вот он не выдержал. Репрессии у нас с 1973 года – московский метрополитен.



Елена Рыковцева : Дина Артемовна, спасибо вам за звонок. Я думаю, что там прочитают, куда вы написали.


Валерий, я, конечно, должна обязательно вернуться к теме нашего с вами предыдущего разговора. Несколько месяцев назад мы встречались в этой студии. Одним из поводов для встречи была очень любопытная статья, которая появилась в вашей газете. Ваши корреспонденты пытались разобраться, где же полковник Буданов, где он сейчас? Его нет ни там, ни там, ни по всем местам его посиделок или, как сказать, заключения. Вы получили какие-то ответы на эту публикацию? Как все это развивалось дальше?



Валерий Яков : Да, мы получили официальные ответы о из ГУИН о том, что информацией располагают в Ульяновской области, где он находился в заключении. Наш корреспондент в очередной раз попытался в Ульяновске разыскать его следы. Ему это так и не удалось. По-прежнему, место нахождение Буданова скрывают. И мы не уверены, вообще, в том, что он находится в местах заключения, что он давным-давно не отпущен на свободу и куда-нибудь не переехал, либо сменив фамилию, либо под своей же фамилией.


Примерно та же история происходит с делом Ульмана. Сегодня Ростовский суд вынес обвинительный приговор группе Ульмана, но сам Ульман со своими подельниками находятся в бегах. Мы пытались выяснить, каким образом проводится их розыск? Ведь ни на одном стенде у отделений милиции, на стендах розыска нет их фотографий. Нам ответили, что это секретная информация о методах розыска преступников. Поэтому редакцию информировать не будут. Так ответили официально на наш запрос в МВД. Поэтому мы просто напечатали фотографии Ульмана и его компаньонов, и попросили читателей откликнуться. Может быть, если где-то кто-то их видел, нам ответит, хотя мы прекрасно понимаем, что в данном случае, и Буданова, и Ульмана силовые структуры, правоохранительные органы, на мой взгляд, просто покрывают. А их сослуживцы, вероятно, просто помогают им скрываться, несмотря на то, что они являются преступниками.



Елена Рыковцева : Я как раз хотела вас спросить – возможна ли такая форма негласного уговора, очень тайного уговора и с судом, и с правоохранительными органами? Мы даем этой группе скрыться, а суд все-таки выносит обвинительный приговор, чтобы успокоить общество? И волки сыты, и овцы целы. Эти целы, потому что убежали, а общество сыто, потому что их все-таки обвинили. Может такое быть?



Валерий Яков : Я полагаю, что именно так и произошло. Потому что довольно странная была история, когда из Ростова люди скрываются.



Елена Рыковцева : Вот их все показывали, показывали, вот они сидели в телевизоре всю дорогу…



Валерий Яков : Скрылись сразу все трое, и после этого стали появляться версии, что их, возможно, выкрали чеченцы, увезли в горы и так далее. Бредовые версии стали публиковать для того, чтобы отвлечь опять же общественное внимание от них и от понимания того, что, скорее всего, именно силовики или их бывшие сослуживцы, действительно, помогли и помогают им скрываться. Это притом, что у нас многих людей, на которых просто нет крови, задерживают до суда, держат месяцами, а то и годами в тюрьме, пытаясь найти доказательства их вины. Ярчайший тому пример – это судья, который вынес приговор Буданову. Он находится в заключении. Пытаются собрать доказательства того, что он получал когда-то в своей практике взятки. Доказать это не могут, но держат его в заключении при том, что он судья. А Ульмана отпустили. Он находился на воле.



Елена Рыковцева : Пришло сообщение от слушателя: «Кому принадлежат «Новые известия», а также «Известия»? Каковы ваши взаимоотношения с владельцем газеты?» От себя скажу, что «Известия» принадлежат «Газпром-медиа» холдингу, а вот «Новые известия» кому? Какие отношения с собственником?



Валерий Яков : «Новые известия» принадлежат группе «Альянс». Отношения с собственником у редакции деловые, у меня – дружеские.



Елена Рыковцева : Очень хорошо. И вы пока уживаетесь?



Валерий Яков : Пока уживаемся, да.



Елена Рыковцева : Посмотрим, что будет перед выборами.



Валерий Яков : Но при этом, к сожалению, нам приходится учитывать то, что они не хотят заниматься политикой, и зависимы от власти, от государства. В результате этого я должен быть цензором, и все время отслеживать, чтобы моя газета не наносила ущерб компании, которая финансирует газету.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG