Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд признал капитана Ульмана и трёх его сослуживцев виновными в умышленном убийстве


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Сергей Слепцов.



Андрей Шароградский: Сегодня Северо-Кавказский окружной военный суд вынес обвинительный приговор по так называемому делу капитана Российской армии Эдуарда Ульмана. Суд признал капитана Ульмана и трёх его сослуживцев виновными в умышленном убийстве шести жителей Чеченской республики. Троим обвиняемым, в том числе и самому Ульману, приговор вынесен заочно, их местонахождения неизвестно. Адвокаты осужденных намерены обжаловать приговор.



Олег Кусов: Из четырёх обвиняемых в зале суда присутствовал только майор Алексей Перелевский. Трое других, в том числе и капитан Ульман, исчезли несколько месяцев назад и объявлены в федеральный розыск. Они были приговорены заочно.


Из Ростова-на-Дону передаёт наш корреспондент Сергей Слепцов.



Сергей Слепцов: В 2002 году разведподразделение, которым командовал капитан Эдуард Ульман, было десантировано в окрестности чеченского села Дай. По данным разведки, здесь по дороге должна была проехать группа чеченских боевиков. Однако разведчики сразу столкнулись с внештатной ситуацией. На дороге должен был быть заранее выставлен блокпост одной из мотострелковых частей, однако в назначенном месте его не оказалось. По мнению капитана Ульмана, это произошло из-за армейской неразберихи и несогласованности разных уровней командования. Во время, приближенное к расчетному, на дороге действительно показался автомобиль "УАЗ", точно соответствовавший описанию. Водитель не остановился по требованию военных, и те открыли огонь. Погиб один человек, и один из пассажиров был ранен. Капитан Ульман доложил в штаб о происшествии по радио и получил приказ на уничтожение всех задержанных. Приказ был выполнен, расстреляны шесть человек. Причастность их к незаконным вооруженным формированиям следствием не установлена.


Разведчикам капитану Ульману, лейтенанту Калагановскому, прапорщику Воеводину и майору Перелевскому было предъявлено обвинение сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса России. Северокавказский военный суд дважды рассматривал это уголовное дело с участием жюри присяжных. После первого заседания присяжные вынесли вердикт о невиновности подсудимых. Это решение было опротестовано Главной военной прокуратурой. Однако новый состав жюри присяжных вынес точно такое же решение, а это вызвало новый протест Главной военной прокуратуры. Третье рассмотрение уголовного дела было назначено без участия присяжных и привело к обвинительному приговору. Однако слышал его в зале суда только майор Перелевский. Не дожидаясь приговора суда, в ходе судебного процесса Ульман, Воеводин и Калаганский скрылись. Сейчас они объявлены в федеральный розыск, однако шансов на их задержание немного, так как сама Главная военная прокуратура розыском не занимается, а сотрудники силовых структур откровенно сочувствуют подсудимым.



Олег Кусов: Депутат Государственной думы России Дмитрий Рогозин, присутствовавший в зале суда во время слушаний дела, назвал приговор политическим решением.



Дмитрий Рогозин: Которое принято далеко не в Ростове, а за его пределами. И, кстати говоря, реакция господина Кадырова тому подтверждение. Я не знаю, с каких пор у нас вдруг политические деятели, руководители республик начали давать оценку правильности решения, вынесенного судом, насколько это решение соответствует воле чеченского народа. На самом деле, если разобраться в обстоятельствах этого дела, то, конечно, оно вызывает больше вопросов, чем ответов. Можно ли использовать вооруженные силы на территории собственного государства, в том числе диверсионное произведение, которое действует по определенным правилам, не оставляя после своих действий следов? Можно ли поручать военным действовать в условиях военного времени, а судить их в случае каких-то правонарушений по законам мирного времени? Почему политическое руководство, дважды проводя военную кампанию на территории Северного Кавказа, не удосужилось ввести хоть какие-то законодательные ограничения - например, хотя бы режим чрезвычайного положения, который бы регламентировал деятельность военнослужащих в данных условиях? Почему те, кто давали приказ Ульману и его группе, вообще, в принципе, не фигурировали в этом деле и не подвергались судебному преследованию? Почему приказ Ульман должен был счесть преступным, притом что в армии вообще не принято обсуждать какие бы то ни было приказы? Вот как, например, после вынесения данного решения ростовским судом должны действовать, скажем так, снайперы Федеральной службы охраны, которые охраняют, допустим, первое лицо государства и получают приказ по рации устранить в толпе какого-то гражданина или гражданку? Он что, должен думать, преступный это приказ или не преступный, и только после этого принимать решение, произвести выстрел или нет - или он должен действовать так, как его учили до сих пор? То есть совершенно непонятная, на самом деле, подоплека этих всех дел.


Я уже не говорю про то, что где это видано, что сначала дважды принимаются решения коллегиями присяжных, и потом эти заседания и вердикты коллегий присяжных отменяются вышестоящей судебной инстанцией? Тогда вообще надо, видимо, отменить суд присяжных в Российской Федерации, если решение присяжных не имеет никакого значения для политического руководства.



Олег Кусов: Правозащитные организации зафиксировали множество преступлений со стороны российских военных на территории Чечни, утверждает член Комитета действия Всероссийского гражданского конгресса Руслан Кутаев.



Руслан Кутаев: Суд отнесся исключительно снисходительно. Я могу тысячи привести дел, когда по несовершенным преступлениям, из-за того, что молодые люди принадлежали к чеченцам и мусульманам, им давали огромнейшие сроки - 18, 20 и более лет. Независимо от того, кто бы ни пришел к власти, кто бы ни сменил Путина, а если придет нормальный, законопослушный руководитель государства, таких процессов будет огромное количество, потому что российские военные, спецслужбы совершали неимоверное количество преступлений. Правозащитники, общественные организации зафиксировали огромное количество!


Я думаю, мы еще будем с вами свидетелями, когда люди, которые сегодня даже и не подозревают, что их могут привлечь, они будут привлечены к уголовно ответственности, и они будут отвечать по всей строгости законов Российской Федерации. Если преступная власть отдает преступные приказы, люди, которые их выполняли, они знали, что они идут на преступления. Ну и что, если человеку говорят "убей женщину" - убивали, детей они и воздуха, и с бронетехники убивали, когда они уничтожали села, когда были авианалеты. Шаманов, который везде хвастается, что говорит, что кто-то прикрывался детьми, у нас есть даже видеозаписи, когда Шаманов в Катар-Юрте закрывался, как щитом, женщинами и детьми. Вот это есть преступления. Поэтому это все будет востребовано, к ответу будут призваны все.


XS
SM
MD
LG