Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Драма в семье Назарбаевых: как семейные и клановые отношения влияют на казахстанскую политику


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие директор Казахской службы Радио Свобода Мерхат Шарипжан.



Андрей Шарый: Власти Казахстана продолжают ожидать выдачи из Австрии бывшего посла Казахстана в Вене Рахата Алиева. Казахстанские власти обвиняют Алиева, крупного бизнесмена и до самого недавнего времени супруга дочери президента республики Нурсултана Назарбаева Дариги, в похищении двух высокопоставленных сотрудников одного из крупнейших финансовых учреждений республики "Нурбанка". Дарига Назарбаева в начале этой недели стала крупнейшим акционером этого банка, находившегося в сфере деловых интересов ее бывшего мужа. Актив семьи в этом банке сам Алиев оценивает в 300 миллионов долларов. Обозреватели в Астане и Алма-Ате рассматривают конфликт между Нурсултаном Назарбаевым и бывшим уже его зятем как проявление особенностей сложившейся в Казахстане кланово-семейной системы управления государством. Об этом я расспрашивал директора казахской службы Радио Свобода Мерхата Шарипжана.



Мерхат Шарипжан: Рахат Алиев был лишен всех званий. Чтобы его лишить неприкосновенности, необходимо было лишить его звания посла. Сейчас он находится в Австрии. Сначала он был арестован, сразу же после того, как запрос казахской стороны был сделан австрийским властям, но потом под залог в 1 миллион евро он был выпущен и находится как бы под домашним арестом. Его дело рассматривается. Дело в том, что отсутствуют договоренности, официальные документы между Казахстаном и Австрией по выдаче преступников, поэтому, как сказал государственный прокурор Австрии, этот процесс может затянуться на месяцы. В то же время Рахат Алиев считает, что это все политически мотивировано. Как он говорит, он заявил о том, что готов участвовать в президентских выборах в 2012 году, - и после этого, якобы, последовала такая реакция со стороны его тестя.



Андрей Шарый: Дарига Назарбаева как-то мотивировала причины, по которым она развелась с мужем?



Мерхат Шарипжан: Опять же, если основываться на том, что сказал Рахат Алиев, она это мотивировала только одним, что она пошла на этот шаг под влиянием отца.



Андрей Шарый: Она сама никаких публичных заявлений не делала?



Мерхат Шарипжан: Нет.



Андрей Шарый: А как можно объяснить, что она стала крупным акционером "Нурбанка", вокруг которого весь этот сыр-бор разгорелся?



Мерхат Шарипжан: После того, как вот эта вся история неприятная случилась в начале этого года с двумя официальными лицами этого "Нурбанка", старший сын Рахата Алиева и Дариги Назарбаевой, 22-летний Нурали стал членов совета директоров этого банка. Мне кажется, что идет дележ того имущества, которое как бы от Рахата осталось. Ясно, что некоторое имущество было совместное, а некоторыми вещами как бы Рахат Алиев руководил и пользовался сам. И похоже на то, что это еще и сигнал такой Рахату Алиеву, что "мы прибираем к рукам ваши бывшие владения, вещи".



Андрей Шарый: Что говорит вам ваше знание тонкостей казахской политики и особенностей того, как у вас в республике все это развивается, он уже отписанный политический игрок?



Мерхат Шарипжан: Я думаю, политически он уже никто. Что касается чисто казахских традиций, я думаю, он остается отцом внуков Назарбаева, и на каком уровне будет решаться его дальнейшая судьба, будет ли он сидеть, если будет выдан, в этом у меня есть большие сомнения. Если даже он будет сидеть, допустим, в Казахстане, то, возможно, не будет сидеть долго, а даже, может быть, будет оправдан. Но как политик, мне кажется, он уже списан по той простой причине, что большинство казахстанцев его за политика настоящего последнее время не принимает. Оппозиция в Казахстане, которая там еще остается, какие-то ростки оппозиции, остатки оппозиции - с ними у него никаких общих точек соприкосновения нет, и быть не может, поскольку часто говорил, что именно он был одним из тех, кто душил эту оппозицию.


В данный момент идет просто торг. Те небольшие впрыскивания в средства массовой информации со стороны Рахата - это попытка припугнуть тестя. Он заявил, что готов выступить свидетелем по делу Джеймса Гиффина - это американский гражданин, который обвиняется в организации взяток крупным чиновникам Казахстана. И, по некоторым данным, в круг этих чиновников входит и сам президент Назарбаев.



Андрей Шарый: Можно сказать, что, так или иначе, Нурсултан Назарбаев сломил сопротивление непокорного члена своей большой семьи. Что в итоге всего этого дела? Теперь власть Назарбаева еще сильнее, чем прежде, эта история послужит уроком другим строптивым чиновникам и бизнесменам из его окружения?



Мерхат Шарипжан: Казахстанская политическая и экономическая - а в случае с Казахстаном, в принципе, это одно и то же - элита, вообще система, структура зиждется не на законах, а на отношениях, в первую очередь на родственных отношениях. Кроме семьи, есть еще родственники родственников, есть клан целый. И когда в этой системе находится кто-то строптивый, кто-то мешает всей структуре, угрожает всей структуре, то тут уже Назарбаев должен отдать на съедение очень близкого себе человека, для того чтобы сохранить всю структуру. В дело вовлечены вот эти вот два чиновника - бывших руководителя "Нурбанка", и они являются бывшими родственниками Имагали Тосмагамбетова, губернатора, или мэра, города Алма-Аты, это очень большой, серьезный игрок.



Андрей Шарый: Это не клан Назарбаева?



Мерхат Шарипжан: Я думаю, это не то что бы клан, а это человек, входящий в элиту и являющийся очень лояльным для семьи Назарбаева, который, в общем-то, уже, собственно, может вести отдельную игру и может не послушаться в будущем, показать зубы тоже.



Андрей Шарый: А вот этот вот клан Назарбаева - это по географическому принципу?



Мерхат Шарипжан: Конечно, существуют и географические вещи, поскольку мы говорим о жузовости, трайбализме здесь. Кроме этого, здесь не обязательно присутствует этот момент. Дело в том, что два политика, которые были убиты, это представители именно этого жуза, клана, которые являлись ближайшими соратниками Назарбаева все это время и потом выступили против него. Кстати, кризис внутриклановый начался именно тогда еще, когда Замамбек Нуркадилов, бывший аким города Алма-Аты, был найден мертвым, застреленным у себя дома, когда Алтынбек Сарсинбаев, бывший посол Казахстана в России, был застрелен, - все это выходцы клана, и причем клана именно географического. Но надо учесть, что есть еще клан экономический, политические кланы, элита и так далее, олигархи казахстанские, самые богатые, - это Александр Машкевич...



Андрей Шарый: То есть это даже не обязательно казахи по национальности.



Мерхат Шарипжан: Нет, не обязательно казахи и не обязательно русские или кто-то еще, которые говорят на казахском языке. Патох Шодиев - не казах, тоже один из олигархов, он узбек. Есть уйгуры, есть корейцы. Ту же самую медь контролируют в Казахстане корейцы. Существуют, конечно, какие-то моменты, внутри клана особый статус имеют, конечно, люди, которые имеют чисто кровное родство.


XS
SM
MD
LG