Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Меня всегда тянуло к разного рода монстрам»


Режиссер фильма «Адвокат террора» Барбе Шрёдер: «Когда мне было 14-15 лет, Вержес был моим кумиром»

Режиссер фильма «Адвокат террора» Барбе Шрёдер: «Когда мне было 14-15 лет, Вержес был моим кумиром»



Несколько дней назад на французские экраны вышел документальный фильм немецкого режиссера Барбе Шрёдера «Адвокат террора». Это рассказ о жизни одного из самых известных людей современной Франции, известных и противоречивых, адвоката Жака Вержеса.

История Жака Вержеса кажется невероятной, и главную загадку представляет сама личность знаменитого адвоката. Кто он - борец за свободу, нацист или просто беспринципный делец, берущийся защищать любых преступников из корысти и профессионального любопытства?


Вержес дружил с лидером красных кхмеров Пол Потом, алжирскими и палестинскими борцами за независимость, был тесно связан с неонацистом, швейцарским банкиром Франсуа Жену, и в течение своей 50-летней карьеры неустанно защищал известнейших преступников: террористов, диктаторов, серийных убийц. Тех, кого, казалось бы, оправдать невозможно. Большинство процессов он проиграл, однако его известность от этого не пострадала. Вот что отвечает сам Вержес на вопрос - почему он берется за безнадежные случаи: «Во-первых, потому, что эти люди обращаются ко мне за помощью. Почему они обращаются именно ко мне - это другой вопрос, ответить на который мне мешает скромность. С другой стороны, я не думаю, что безнадежные случаи вообще существуют. К преступлению можно относиться по-разному. Например, в Алабаме раньше стоило белому просто указать на чернокожего, обвинив его в преступлении, как на него бросалась толпа и вешала его на первом попавшемся суку. Другой способ разобраться с преступлением - это устроить настоящий справедливый суд, целью которого является не оправдание преступника, но попытка понять его мотивы, его психическое состояние. В этом и состоит моя работа. Она не всегда легкая и приятная. Но представьте, что врач отказался бы лечить проституток, потому что он осуждает проституцию? Его бы немедленно упрекнули в нарушении клятвы Гиппократа! Точно также и адвокат должен защищать всех нуждающихся в защите, и стараться постичь истину».


Вержес неоднократно признавался, что испытывал искреннюю симпатию ко многим своим подзащитным. Как говорят многие знакомые адвоката, Вержес, сын француза и вьетнамки, с самой юности был крайне чувствителен к страданиям всех угнетенных народов. И первым делом, принесшим ему славу, стала защита юной алжирской террористки Джамилы Бухиред, которая устраивала взрывы во имя независимости Алжира.


Защищая ее в самый разгар алжирской войны в 50-е, юный Жак настроил против себя французские власти, высказывая взгляды, которые потом станут его кредо - французы сами виновны в терактах, так как они установили в Алжире тиранический колониальный режим. Благодаря развернутой им кампании в защиту Джамилы Бухиред, девушка была освобождена, и стала женой Вержеса.


Следующим этапом карьеры Вержеса стала защита палестинских террористов. В 1968 году боевики, угнавшие самолет израильской авиакомпании, были взяты под личную защиту Жака Вержеса, который утверждал, что они вовсе не преступники, а политические деятели, а в смерти пассажиров виноваты не они, а Израиль.


В 1970 году Вержес бесследно исчез - и пропадал целые 8 лет. Насчет его местонахождения в те годы высказываются самые различные гипотезы - возможно, он был в Камбодже, на Кубе, в ГДР. Сам Вержес хранит тайну об этих годах, и на вопрос о них отвечает так: «Я был занят делами, которые в тот момент казались мне важными».


В 1978 Вержес вернулся в Париж и возобновил адвокатскую деятельность. Вновь начались громкие процессы, самым известным из которых, пожалуй, было дело Магдалены Копп, участницы немецкого движения «Революционные бригады» и жены террориста Карлоса Шакала, отправившего ее устроить взрывы в Париже. Потом он с воодушевлением брался за защиту гестаповца Клауса Барбье, Саддама Хусейна, Слободана Милошевича. Недостижимой мечтой для Вержеса, по его словам, пока остается Усама бин Ладен.


Разумеется, его влечет и запах скандала; чем чудовищнее дело, тем больше оно его притягивает. Вержес этого не скрывает: «Конечно, я ищу вызовов, ищу трудности. Но в этом нет ничего постыдного. Если повторить врачебную метафору, разумеется, врачу интереснее осуществить пересадку сердца, нежели лечить грипп. Если, столкнувшись со зверствами, мы говорим, что их совершил монстр, мы отказываемся понимать, что происходило в голове преступника. Если мы в ужасе отшатнемся от него, мы ничего не поймем, не извлечем никакого урока. Я же ищу ключ к разгадке ментальности преступника. Понять подзащитного - вот задача адвоката».


Режиссер фильма о Вержесе Барбе Шрёдер говорит: «Когда мне было 14-15 лет, Вержес был моим кумиром. К тому же, у меня были сходные с его политические пристрастия. Познакомившись поближе с его деятельностью, я перестал его боготворить, но не потерял интереса к нему. Вержес - это экстраординарная личность, просто герой романа. Мне он всегда казался извращенным эстетом, этаким самодовольным аморальным гением. Меня всегда тянуло к разного рода монстрам, так что Вержес для меня - просто подарок».


XS
SM
MD
LG