Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На фестивале «Кинотавр» было представлено очередное изделие режиссера, который сделал карьеру на боевиках «под Голливуд», только со специфическим душком. Теперь, разобравшись с чернокожими и кавказцами, он выясняет отношение с русской – то есть, советской, 80-х годов – провинцией. Методика та же: импорт третьей свежести (в данном случае т.н. «трэш-хоррор») + идеологическая подливка.


И чего только не наслушалась я в Сочи от его агитбригады. Мол, какой же Алексей Балабанов расист? Русские в «Грузе 200» ничем не лучше негров в «Брате-2».


Удивили. Будто бы я не знаю, что В. Сорокина и А. Проханова, скинхэдовский агитпроп и рекламу наркотиков тиражировали одни и те же издательства. Их хозяевам что русские, что чукчи, что аборигены Австралии – в равной мере безразличен весь род людской.


Ещё говорили так: кому не нравится «Груз 200», тот бежит от реальной жизни, грязной и жестокой. В ответ я вам открою страшную тайну. Все люди ходят в туалет. Такова реальность, грязная и жестокая. Давайте снимем соответствующий кинофильм. Радикальный (от слова «кал»). Взгляд на мир из унитаза. Это будет что – реализм? Правда жизни?


Нет, конечно. Это будет низведение хомо сапиенс до уровня навозного червяка.


Дальше: в новом фильме обнаружили некое антисоветское диссидентство. Не поздновато ли? Похоже на анекдот про жирафа, до которого дошло. А на самом-то деле к советским реалиям сюжет «Груза 200» не имеет отношения. Ну, не раздавали тогда по частным квартирам афганские цинковые гробы. Патологические фантазии Балабанова направлены не против советского, а против любого человеческого общества.


В чем и состоит его «оппозиционность», а также «новаторство». Если ничего не читать, кроме заказных рецензий, не мудрено и поверить. А если расширить кругозор? Из учебника можно узнать про целенаправленное разрушение нравственных норм в определенные периоды римской истории. Нерон выходил замуж за вольноотпущенника. Устраивал шоу из убийства собственной матери. И дело тут не в сумасшествии. Такой стиль поддерживала значительная часть элиты, как политической, так и культурной (тогдашней «творческой интеллигенции»). Приветствовала столичная толпа, презиравшая труд (удел рабов и провинциалов) и требовавшая всё более «экстремальных» увеселений. В политике деграданса просматривалась своя логика: ведь разложившимся обществом легче управлять.


До поры до времени. До первого серьёзного испытания.


В Сочи клака твердила, что если не дать призов «Грузу 200», то его никто и не увидит. Злая цензура не пропустит. Возвращаюсь в Москву: вижу по ЦТ такую рекламу Балабанова (прямо в вечерних новостях!), какой не имел Мавроди.


Цензура? Не смешите. Кабинеты, в которых решают за народ, какое искусство ему полезно, по-прежнему оккупированы идейными единомышленниками А. Балабанова и Ко.


Но даже они не всесильны. Жюри «Кинотавра» не подчинилось идеологическому давлению. Вадим Абдрашитов и его коллеги присудили призы не тому, кому положено, а тому, кто заслужил.


Что-то в жизни и впрямь меняется к лучшему…



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG