Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нацизм в Прибалтике в годы Второй мировой войны


Латвия под игом нацизма. Сборник архивных документов. Серия: Евровосток. Москва. «Европа». 2006 год, 339 стр. Тираж: 500 экз.

Латвия под игом нацизма. Сборник архивных документов. Серия: Евровосток. Москва. «Европа». 2006 год, 339 стр. Тираж: 500 экз.

Издательство «Европа» выпустило серию книг о Прибалтике: «Эстония: кровавый след нацизма», «Трагедия Литвы», «Латвия под игом нацизма». Публикации документов. Свидетельских показаний, судмедэкспертиз, служебной переписки (немецкой и советской) прямо по следам событий: «Какова емкость Понарских ям, точно сказать невозможно. Немцы называли цифру 80 000. Из них 55 тысяч евреев… До 10 000 русских, литовцев и людей различной национальности. Остальные поляки… Проще, чем убой скота на мясокомбинате».


Свидетельские показания, что делали с детьми, я воспроизводить не буду. Это очень трудно читать. Может, я отстал от жизни, от продвинутых филологов, у которых маркиз де Сад любимый писатель. Кто захочет разобраться по источникам, как именно в Прибалтике велась борьба с «большевистско-еврейским отравлением народов» (кстати, формулировка католического епископа, окормлявшего эту борьбу) – тот может сам ознакомиться со сборниками издательства «Европа». Это, повторяю, документы.


Систематизация, научное осмысление дано в книге Михаила Юрьевича Крысина «Прибалтийский фашизм» (издательство «Вече», 2007).


Общие беды книгоиздательской отрасли не обошли эти издания стороной. Я могу сказать: товарищи, издавать документы без комментариев – все равно, что продавать в мебельном магазине доски. Как потом идентифицировать персоналии (фамилии часто без имен, в разной транскрипции) и названия учреждений?


Но сегодня самое важное не это, а четкая антифашистская позиция. Создатели этих новых книг, слава богу, не ищут никакой «противоречивой сложности» в человекообразном существе, которое, нацепив повязку со свастикой, убивало трехмесячного ребенка на руках у матери и таким образом, видите ли, боролось со «сталинским тоталитаризмом». Нет, здесь вещи названы своими именами. И убедительно опровергнут целый ряд конструкций, с помощью которых наводится тень на историю Второй мировой. Басню о так называемой «третьей силе» – что нацисты не-немецкой национальности якобы и не нацисты, а какая-то мифическая «третья сила» «между двумя тоталитарными режимами» – мы ее как-то уже разбирали.


Вот еще один, не менее популярный тезис: нужно отличать карателей от «ваффен СС», которые на самом деле просто солдаты, «солдаты как все», только форма немножко отличалась; прибалтийские СС – именно войсковые, так что достойны если не торжественного перезахоронения, то снисхождения.


Так вот, это если отчасти и справедливо, то только по отношению к немцам. А войска СС из покоренного населения на Востоке формировались как раз на базе полицейских, карательных формирований. Как резонно замечает Михаил Крысин, «благосклонность оккупационных властей нужно было заслужить». Согласно инструкции Гейдриха о «самоочищении», местному «шуцманшафту» поручалась грязная работа. В Прибалтике его численность «более чем в 10 раз превышала численность немецкого полицейского аппарата». Вот кто обеспечивал то, что «проще, чем забой скота», вот чьими жертвами только в Литве стали около 700 тысяч человек, из них 370 тысяч местных, остальные доставлены из других регионов. Потом Рейху стало не хватать солдат. Полицаям предоставили высокую честь – носить звания и форму, как настоящим эсэсовцам. И умереть за фюрера на фронте.


Еще приходилось слышать: советские войска не являлись освободителями от Гитлера, потому что, цитирую современный эстонский источник, «в сентябре 1944 года, во время вторжения советских войск в Эстонию, в Таллинне власть была в руках законного правительства, и на башне Длинный Герман развевался сине-черно-белый флаг». Что это за правительство? Ключевая фигура – «правопреемный премьер-министр профессор Юрий Улуотс, исполнявший также обязанности президента».


Откуда он - из партизанских отрядов или высадился с десантом союзников? Смотри в книге «Прибалтийский фашизм». По состоянию здоровья профессор правоведения не мог поддержать так называемую «третью силу» с автоматом в руках. Его оружие – слово. Вот первый же призыв к «нордическому эстонскому народу» от 6 сентября 41 года – «под руководством великого фюрера Германии и с Божьей помощью принять участие в строительстве новой Европы», «подписали 46 человек, в том числе… Юрий Улуотс». «7 февраля 1944 года Юрий Улуотс выступил по радио (уже персонально – И. С.), призвав к мобилизации. Отправился с агитационным турне по Южной Эстонии, его ближайший помощник профессор Эдгар Кант посетил Тарту. Результаты весенней мобилизации были таковы: призвано 32000 человек, 12 000 – в Эстонский легион СС, еще 2000 – в различные части СС и полиции».


Михаил Крысин напоминает нам, что нацисты не зря относятся к ультраправым, они обрели власть именно потому, что элита некоторых капиталистических стран (прибалтийских в том числе) увидела в них эффективное средство против левых, социалистических движений. И еще: что антифашистское сопротивление, ни тогдашнее, ни нынешнее нельзя трактовать как борьбу между народами. Это как раз гитлеровская логика. При столкновении с коричневой чумой в любом народе находились свои нелюди и свои герои: «Заводская работница Броне Липскене помогла спастись отцу и сыну Боруховичам, которых националисты собирались расстрелять перед штаб-квартирой "Шаулю Саюнга". Бросилась на палачей с криком "Убийцы!", рискуя жизнью, отвлекла их, тем временем оба арестанта успели бежать. И таких примеров было множество».


В новых книгах о прибалтийском фашизме есть убедительные ответы, но также поставлены вопросы, важные для современного антифашистского сопротивления. Здесь хотелось бы избежать действия маятника. Что имеется в виду? В советское время нельзя было всерьез разбираться со сталинизмом. Плюс ограничения на сюжеты, связанные с нацистами не-немецких национальностей. Мотивы по-своему благородные: не обижать страны народной демократии, тем более свои республики. Но для науки результат был печальный. Даже для пропаганды. На самом-то деле в разгроме «коричневого интернационала» больше чести, чем в победе просто над Германией.


Потом на волне отторжения прежнего унылого официоза поднялись Резун – «Суворов», Борис Соколов и «Полумгла» со «Сволочами». Будет печально, если естественная физиологическая реакция на смердяковскую версию Великой Отечественной заставит следующее поколение облагораживать и оправдывать Сталина с Берией. По принципу «от противного».


И мы уже видим в книге Крысина стремление замолчать определенные сюжеты, как бы не замечая, что антисоветские настроения в 30-е годы были связаны не только с классовыми интересами элит, но и с вопиющими дикостями в самом СССР. Или, например, юридическая казуистика по поводу прибалтийских выборов в июне 40 года: присутствие советских войск могло оказать воздействие, но это «не более, чем предположение, так как документальные подтверждения фальсификации отсутствуют». Антифашистская позиция не нуждается в таких подпорках, она от этого не усиливается, как раз наоборот. Казуистику лучше оставить противоположной стороне. А самим - просто говорить правду.


Эстония. Кровавый след нацизма: 1941 - 1944 годы. Сб. архивных документов. Серия: Евровосток, Москва. «Европа». 2006 год, 266 стр. Тираж: 1000 экз.


Трагедия Литвы: 1941-1944 годы. Сборник архивных документов. Серия: Евровосток. Москва. «Европа». 2006 год. 398 стр. Тираж: 500 экз.


Латвия под игом нацизма. Сборник архивных документов. Серия: Евровосток. Москва. «Европа». 2006 год, 339 стр. Тираж: 500 экз.


Михаил Крысин. Прибалтийский фашизм. История и современность. Серия: Империя.RU. Москва. «Вече». 2007 год, 570 стр. Тираж: 3000.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG