Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бывший канцлер ФРГ Гельмут Шмидт и бывший президент Германии Рихард фон Вайцзеккер готовят к выпуску серию книг


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Виктор Нехезин: Бывший канцлер ФРГ, 88-летний Гельмут Шмидт и чуть более младший, 87-летний бывший президент Германии Рихард фон Вайцзеккер готовят вместе к выпуску серию книг, которые должны иметь значение политического завещания обоих государственных мужей. О чем будут эти книги – слово нашему корреспонденту.



Юрий Векслер: Гельмут Шмидт и Рихард фон Вайцзеккер остаются настолько популярными в Германии, что, согласно опросам, многие доверили бы им и сегодня руководство страной. Они же возглавляют и список самых мудрых политиков Германии – Шмидт на первом и Вайцзеккер на втором месте. Оба успели повоевать на Восточном фронте. Оба стали после войны демократами, правда в соперничающих партиях: Шмидт – в Социал-демократической, а Вайцзеккер – в Христианско-демократической. Это, однако, не помешало обоим сблизиться в последние годы и проникнуться друг к другу глубоким уважением.


Говоря об основном направлении готовящегося издания, Рихард фон Вайцзеккер позволил себе экскурс в историю.



Рихард фон Вайцзеккер: В 1832 году состоялся хамбахерский праздник – это была первая большая гражданская инициатива с целями: свобода, единство, Европа. Свобода как цель как тогда так и сейчас остается ясной. Цель – единство – казалась важной тогда в том смысле, что если мы образуем немецкую нацию, государство, то достигнем и Европы как целого... В конце концов, после многих лет путь к немецкой нации, государству был найден, однако только в 1871 году, как раз в то время, когда европейские государства если чем уж точно не обладали, так это способностью идентифицировать себя с Европой. Вместо этого они все были отмечены печатью национализма, для которого первым делом было представить соседей с самой худшей стороны и политически против этих соседей бороться. Потом были две ужасные мировые войны... И вот, наконец, с 1 мая 2004 года у нас, немцев, стало 9 соседей – больше соседей, чем у других стран мира, за исключением Китая и России. Со всеми этими соседями мы можем сегодня строить отношения, при которых нам никто из них не угрожает и мы не угрожаем никому из них. И в этом проявляется способность быть Европой, способность, которая наконец на территории Европы возникла. И мы хотим через отдельные портреты наших отличных друг от друга соседей, рассказывая их историю до появления способности страны быть и Европой, мы хотим напомнить о пути к этому единству, лишний раз напомнить о том, что все это должно оставаться, крепиться и развиваться, что в этом совместном развитии и росте наша общая миссия. В этом я вижу цель нашей публикации.



Юрий Векслер: Говорит Гельмут Шмидт…



Гельмут Шмидт: Мы, живя в нашем европейском доме, продолжаем хранить и то, что подлые викинги нам когда-то причинили или злые русские, голландцы помнят, что учинили нехорошие немцы в Амстердаме, например, люксембуржцы помнят о двух немецких оккупациях и так далее. При этом мы знаем друг о друге слишком мало. И намерение этой серии книг – чтобы немецкие читатели лучше познакомились с нашими соседями, чем это было до сих пор.



Юрий Векслер: Ну, что ж, достойное уважения использование своей популярности и авторитета. Высказывания обоих политиков были полны сдержанного оптимизма. Гельмут Шмидт сказал, например…



Гельмут Шмидт: Прошлое столетие было самым кровавым в человеческой истории, и в XXI веке такое не повторится. Не будет, например, Третьей мировой войны. Но все мы за последние 60-70 лет так или иначе участвуем в единственном в своем роде в истории человечества увеличении числа обитателей земного шара. Когда мой отец пошел в школу в 1900 году, население Земли составляло 1,5 миллиарда человек. Сегодня, 107 лет спустя, нас стало 6,5 миллиардов, и к середине нынешнего XXI века нас будет уже 9 миллиардов. От этого перенаселения Земли исходят многие опасности. Одна из них в том, что социальные и политические беспорядки – неминуемое следствие этого положения, так как люди уже живут не рядом друг с другом, а, если взять в качестве примера Шанхай, Каир или Сан-Пауло, любую метрополию, то люди живут, образно говоря, на 15-16 этажах друг над другом. Еще одним следствием будет то, что все эти 9 миллиардов людей захотят не только готовить себе еду, но и жить в тепле в зимнее время, они захотят зажигать вечером свет, они захотят ездить на автомобилях, а миллионы людей будут хотеть летать на самолетах в отпуск и так далее... Это значит, что потребление нами энергоносителей будет огромным, и диоксид углерода и другие газы будут все больше выбрасываться в атмосферу. Другое следствие идущих процессов в том, что эти массы людей посредством телевидения и интернета легко подвержены, если можно так выразиться, истериизации. Существуют массовые реакции, и нельзя больше исключить опасности войны цивилизаций, например, насчитывающего к тому времени более 1 миллиарда человек исламского мира против остального человечества. Перенаселение или, правильнее сказать, демографический взрыв и его последствия будет в текучем столетии во многих жизненно важных сферах определяющим фактором.



Юрий Векслер: Двое по-прежнему популярных политиков в истории Германии говорили перед телекамерами о многих других проблемах страны и мира, говорили оригинально и интересно, нисколько не проиграв в глазах почитателей и, уж как минимум, вселяя в аудиторию оптимизм по поводу возможности сохранения ясности мышления до глубокой старости.


XS
SM
MD
LG