Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путешествие на машине по Южной Корее


Вероника Боде : Сегодня в программе участвуют наш постоянный эксперт Юрий Гейко, ведущий программы «Автоликбез на Авторадио», а также Игорь Являнский, обозреватель международного отдела газеты «Известия». Наши гости только что вернулись из автомобильного тура по Южной Корее, о котором они нам и расскажут.


Лето – время путешествий. Я так понимаю, что оба наших гостя предпочитают отдых на автомобиле, не так ли?



Юрий Гейко : Я не знаю, как Игорь. Я-то – точно. Лежать на пляже, греть пузо, получать солнечные ожоги… По-моему, гораздо лучше сесть за руль и рвануть куда-нибудь, в том числе и за границу.



Вероника Боде : Игорь, а вы?



Игорь Являнский : У нас не получилось рвануть. Рвануть было бы, конечно, интереснее. По Южной Корее мы двигались большой колонной, аж целых 13 машин. Иногда хотелось выскочить из этого строя, набрать хотя бы 100-110 километров, которые там разрешены на автобане, но нам приходилось проявлять дисциплинированность. Мы строго двигались на скорости от 60 до 80 километров.



Вероника Боде : Это, конечно, тяжело - сочувствую!



Юрий Гейко : Для меня, например, нет большей муки, чем ехать в колонне, особенно в городах, населенных пунктах. Это был минус – да. Все остальное, в принципе, - плюсы. Мы были без сопровождения практически. Только в Пусане, потрясающем городе, нас сопровождали два полицейских на мотоциклах. Это была поэма!



Вероника Боде : Как проходило ваше путешествие? Откуда и куда вы ехали, в каких городах побывали?



Игорь Являнский : Мы выехали из Сеула и проехали фактически по всему периметру Южной Кореи.



Юрий Гейко : Около 2 тысяч километров.



Игорь Являнский : Оказалось, что страна совсем небольшая. Основные, видимо, крупные города находятся где-то на побережье. Некоторые из них нам удалось посетить. Я могу назвать – понравившийся нам Пусан, Кенджу, Андон. Тем, кто не был в Корее, названия эти мало что скажут. Организаторы хотели нам показать страну Южную Корею как будущую Мекку для туризма. Они нас в течение дня пытались завезти в два-три красивейших места. Либо это был заповедник, либо водопад, либо какой-нибудь музей. Все это было, в принципе, интересно. Единственное, что страна однообразная, с точки зрения природы. Там нет пустынь, там нет степей. Я прочитал потом в книжке, что примерно 80 процентов территории – это холмы и горки, поросшие лесом. И вот такой пейзаж сопровождал нас все 11 дней, пока мы по этой Корее ехали. Ехали с удовольствием. С погодой нам повезло. Машины нам дали новые.



Юрий Гейко : Машины, кстати, « Kia See - d ». Это автомобиль, который корейцам неизвестен. (Сделан специально для Европы корейцами.) Как нас корейцы рассматривали, сами удивлялись, спрашивали! Им автомобиль, я так понял, понравился. Но нам тоже, кстати, он понравился.



Вероника Боде : Но в России, насколько я понимаю, он тоже неизвестен. Я, во всяком случае, здесь таких не видела.



Юрий Гейко : Вероника, в России в мае начали сборку « See - d » из машинокомплектов из Словении.



Игорь Являнский : Из Словакии.



Юрий Гейко : Из Словакии. Там, в Словакии, корейцы завод построили. Из машинокомплектов стали собирать в Калининграде. Так что этот автомобиль - новый для России. Кстати, очень интересный автомобиль, неплохой.



Вероника Боде : Расскажите тогда о нем.



Юрий Гейко : У нас были две комплектации по двигателю – двигатель 1,6, знакомый уже нашему потребителю по « Spectra », 16-клапанный.



Вероника Боде : И по « Hyundai Elantra » тоже.



Юрий Гейко : Да. И 2-литровый еще был двигатель. Кстати, двигатель очень неплохой. Также было то, чего раньше я у корейцев не видел – был тюнинг этого автомобиля. Причем у нас было два тюнинговых таких автомобиля. Очень неплохо сделанный тюнинг. А в смысле комплектации – «наворотов» много – вплоть до датчиков дождя. Парктроники были. То есть для цены в 18-19 тысяч долларов (столько этот автомобиль примерно должен стоить) комплектация довольно внушительная, солидная. ABS , естественно, и так далее.



Игорь Являнский : Я не специалист, я ездил вместе с телевизионщиками. У нас была самая большая, самая «навороченная» 2-литровая машина.



Юрий Гейко : «Универсал», по-моему.



Игорь Являнский : «Универсал», да. Действительно, там много всего «наворочено». Мы, наверное, только к десятому дню разобрались во всех кнопках, которые там есть. Но могу сказать, что где-то на восьмой день, закрывание ключа всех… как это по-русски-то сказать?



Юрий Гейко : Центральный замок.



Игорь Являнский : Центральный замок сломался. Это было потрясающе. 3 или 4 дня наша машина с вещами стояла на самых крупных парковках. Никто ее не охранял, и ничего из этой машины не утащили.



Юрий Гейко : Кстати, в продолжение мысли: в Корее преступность практически равно нулю.



Вероника Боде : Интересно! Но все-таки то, что центральный замок сломался, – нехороший симптом. Машина-то была новая.



Игорь Являнский : Во-первых, новая. Во-вторых, там же была очень дорогостоящая телевизионная аппаратура, в том числе. Но нас сопровождали, к сожалению, не автоэксперты, а люди из туристического национального агентства. Все, что они могли сделать, это успокоить нас: вы не волнуйтесь, ваши вещи будут в сохранности.



Юрий Гейко : Еще они могли, кстати, эксперты из « Kia », которые машины наши курировали, поцарапать один из 13 автомобилей. Ни один из русских журналистов, ни один из туристов за весь 2-тысяч километровый путь…



Игорь Являнский : …В аварию не попал. А попала машина сопровождения.



Вероника Боде : Ничего себе!



Юрий Гейко : Сами корейцы.



Вероника Боде : А что вас больше всего поразило в этой поездке?



Юрий Гейко : Меня – кухня.



Вероника Боде : Тогда подробнее.



Юрий Гейко : Подробнее расскажет Игорь, потому что он потратил полдня на то, чтобы поехать и узнать секрет совершенно потрясающей корейской капусты. А я просто наслаждался. Я из этих стран (был в Индии, на Тайване, который даже более Китай, чем сам континентальный Китай) люблю больше всего китайскую кухню. Даже будучи в Соединенных Штатах (я там несколько месяцев работал) я пользовался только этой кухней. Но корейская кухня, честно говорю, меня поразила. Может быть, я чересчур восторженный человек, но это нечто!


Основное блюдо – это рис с мясом. Там еще какой-то соус к рису, потому что рис не сухой должен быть. Все это обставляется десятком разных блюдищ. Чего там только нет! Вот мы, русские, едим в обычной своей, повседневной жизни, наверное, два десятка наименований. Курица, бифштекс…



Вероника Боде : Даже поменьше, пожалуй.



Юрий Гейко : Ну, там, борщ, пельмени, каша…



Вероника Боде : За один раз - так первое, второе и третье - в лучшем случае.



Юрий Гейко : Такое ощущение, что здесь сотни! Все, что ползает, и все, что растет – корешки, вершки, - у них все приготавливается в каких-то соусах. Многие люди знают о том, что существует корейская морковка. Так вот, ее в Корее нет! А про корейскую капусту, великолепно, удивительно приготовленную, знают все.



Вероника Боде : У меня вопрос к Игорю. Скажите, а вас что больше всего поразило в Южной Корее? Желательно - ближе к автомобильным делам.



Игорь Являнский : Я сначала все-таки скажу пару слов про еду. Потрясли меня три блюда. Во-первых, я впервые попробовал кузнечиков жаренных. Во-вторых - не знаю как назвать - пастила, наверное, из желудей.



Вероника Боде : Экзотика какая!



Игорь Являнский : И, в-третьих, маленькие крабы, которых запаривают или приваривают таким образом, что их можно есть с панцирем, целиком.


Теперь касаясь нашего движения. Мне много пришлось попутешествовать по европейским дорогам. Дороги, в общем, в Корее неплохие. Видно, что они делались по одной государственной программе, делались не тяп-ляп, а на века. Это бетонки, которые покрыты, как я понимаю, асфальтовым слоем. Редко встречаются трехплоски, чаще – это двухполосные автобаны. Достаточно много платных дорог. Юрий подробнее расскажет, сколько это стоит. Они разные – от 5-7 километров кусок до 15-20 километров.



Юрий Гейко : Средняя стоимость за 100 километров - от 2 до 6 долларов.



Вероника Боде : В общем, не так много.



Юрий Гейко : Да, не так много. Но что нас с Игорем потрясло – это автомобильный мир Кореи. Да, Игорь? Расскажи подробнее. Мы там увидели десятки марок неизвестных нам автомобилей.



Игорь Являнский : Да. Действительно производит впечатление то, что корейцы умудрились весь свой автопром создать таким образом, что во всех сегментах присутствуют корейские автомобили. Есть грузовики, есть бетоновозы, есть автобусы, есть малолитражки, есть люксовые машины. Чего практически нет на корейских дорогах? Это европейских и японских машин.



Вероника Боде : Видимо, американских тоже.



Игорь Являнский : Американских я практически не видел.



Юрий Гейко : Вообще не видели!



Игорь Являнский : Было в составе нашей команды много ребят, которые действительно увлекаются, в том числе, корейскими машинами. Они с какой-то радостью кричали – вон, поехала машина « Volvo ». По-моему, за все время это было один раз. « Mercedes » стоят только у пятизвездочных отелей - видимо, как представительские.



Юрий Гейко : Кстати, было заметно, когда мы гуляли по их центральным улицам, что у шикарных отелей представительские автомобили - почти все европейские. Я видел даже один « Maybach ».



Вероника Боде : Скажите, а вот те корейские марки, которые сейчас достаточно популярны в России: « Hyundai », « Kia », « Daewoo », - их там много на дорогах?



Игорь Являнский : Их там преобладающее большинство. Причем я сам для рыбалки купил « Hyundai Tucson », который здесь эксплуатируется, сюда поставляется, в Россию. Я им очень доволен. Там какая-то недоступная, мне непонятная модификация была с двумя выхлопными трубами, - видимо, более мощная. И что еще потрясло – всюду идет комплектация « gold ». Ко всем вариантам идет отдельная табличка « gold ». Мы так и не разобрались толком, чем она отличается от обычной модели.



Юрий Гейко : Игорь, а я разгадал секрет, почему, например, наши тащат из Японии машины «праворукие», хотя, казалось бы, Корея под боком, и тоже мощнейший автопром, и машины нормальные. Почему не везут из Кореи? Везут, конечно, но в гораздо меньшей степени. Вы знаете, почему? Потому что в Корее автомобили дороже, чем у нас и в Европе.



Вероника Боде : Ах, вот как!



Юрий Гейко : Да. Даже корейские автомобили. Вот, например, мы зашли в автосалон « Daewoo Matiz », самый простенький. Там эта машина стоит 11 с лишним тысяч долларов.



Вероника Боде : Так здесь за 8 его можно купить!



Юрий Гейко : Вот в том-то и дело! Автомобили довольно дорогие. Но надо сказать, что и уровень жизни в Корее… Я удивился. Я долго не верил в цифру – 2800 долларов (в пересчете) - средняя зарплата корейца. Это практически столько же, сколько в Соединенных Штатах и Франции. А если учесть, что у них в 1953 году закончилась война, была разруха, - они сделали чудо. За столько лет они восстановили! Мы не видели бомжей. Мы не видели нищих. Пьяненьких, правда, видели.



Вероника Боде : А где их нет?



Юрий Гейко : Да. Но в Америке я только одного видел.



Вероника Боде : Но стоимость жизни, видимо, тоже выше, чем во многих странах, даже судя по ценам на автомобили?



Игорь Являнский : Стоимость жизни выше. Живут, в общем, в провинции скромно. Что еще потрясает: стоит современный дом, рядом клочок земли буквально 5 на 8, и там рисовый чек. Кому-то этот маленький кусочек принадлежит, кто-то там ковыряется. Вдоль всей дороги - парники, парники, парники, в которых растет либо маленькая дынька корейская, либо красный перец. Кстати, я вычитал уже потом: эта острая пища, которая нам доставалась, - ее не было в древней Корее. Где-то всего века два назад через Японию красный перец попал в Корею. Он так пришелся, что все стали перчить таким образом, что, на наш вкус, достаточно зажигает это все.


Касаясь еще автомашин. Мы заходили в Сеуле в автосалон « Audi ». У меня было несколько « Audi ». Машины представлены последних марок и моделей, но цены заоблачные.



Вероника Боде : Игорь, про капусту обещали рассказать.



Игорь Являнский : Я обещал рассказать про капусту. Чтобы было понятно – это…



Юрий Гейко : Берите ручки, записывайте рецепт! Ниоткуда больше не узнаете!



Игорь Являнский : Это, в общем, некий ритуал. Потому что сейчас можно овощи сохранить каким-то образом, а раньше их надо было заготавливать. Их солили. Основу вот этих солений составляла корейская капуста. Есть скоросол, есть одно время – зимой, другое время – летом. Туда добавлялось семь дополнительных ингредиентов, включая репу, перец, чеснок, имбирь, зеленый лук, сахар и специальный соус из рыбы. Все это в различных пропорциях перемешивалось. В эту соленую капусту делалась паста из редьки - она получалась красного цвета - все это перемазывалось, подавалось на стол.


Действительно, Юрий правильно сказал: в наших магазинах корейцы торгуют тем, чего мы не ели в Корее. Но я их не осуждаю, потому что, в принципе, любой овощ можно засолить и заготовить на зиму. Потому что есть 150 рецептов приготовления кимчхи, о чем нам рассказали в школе специальной кимхчи, куда с удовольствием ездят туристы, чтобы посмотреть, как сделать эту капусту. Вот я там побывал.



Вероника Боде : Легко ли ездить по корейским дорогам?



Юрий Гейко : Главное, чтобы мы основное не забыли: основная трудность езды по Корее... Легко взять автомобиль напрокат, но, опять же, рент-э-кар стоит дороже, чем в Европе, а, тем более, в Америке.



Вероника Боде : Сколько?



Юрий Гейко : Где-то раза в полтора дороже. Самый простенький: тот же « Matiz », например, - 80 долларов в день.



Вероника Боде : Это много.



Юрий Гейко : Да, это много. Это раза в два больше, чем в той же Турции. Но основная сложность передвижения – это дублирование знаков. Корейские иероглифы на 95 процентов не дублированы по-английски. Но ничего страшного в этом нет. Просто корейские полицейские довольно благосклонны. Если ничего серьезного не произошло, то и простят, и подскажут, как ехать.



Вероника Боде : А сейчас предлагаем вашему вниманию выпуск автоновостей, который подготовил мой коллега Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : В России будет создана государственная компания, которая будет бороться с перегруженностью автомобильных дорог, - об этом сообщил министр транспорта Игорь Левитин. Часть автодорог будет передана акционерному обществу со 100-процентным участием государства. Новая структура возьмет на себя содержание перегруженные автотрассы. При этом не исключается, что проблемы загруженности дорог могут быть решены за счет платного проезда, сообщил Игорь Левитин.


Власти Литвы намерены принять ужесточающие наказание поправки в Правила дорожного движения. В списке нововведений значится, например, лишение свободы на срок от 40 до 90 суток. Детали изменений пока не известны, но сама идея уже дала повод заволноваться активистам автомобильной общественности страны.


Автомобили темного цвета чаще становятся участниками аварий, нежели светлые машины, - к такому заключению пришли специалисты центра изучения катастроф из Австрии. Они утверждают, что черные авто попадают в ДТП на 12 процентов чаще, чем белые. У автомобилей серого цвета этот показатель составляет 11 процентов, а у серебристых – 10 процентов. При выборе автомобиля можно учитывать эти данные и ставить безопасность выше цветовых предпочтений - рекомендуют специалисты.


В продаже скоро появится новый «Smart Fortwo». По мнению производителей, это самая экономичная в мире малолитражка. На 100 километров он потребляет всего 3,3 литра топлива. Трехцилиндровый двигатель в 45 лошадиных сил разгоняет машинку до 135 километров в час. Новый «Smart Fortwo» оснащен системой АБС, подушками безопасности, ремнями с ограничителями натяжения, а кузов на 50 процентов сделан из сверхпрочной стали. В Европе « Smart » появится в версии купе или кабриолет.


Компания « Nissan » отзывает для устранения дефектов трансмиссии почти 77 тысяч автомобилей. Ремонту подлежат шесть моделей легковых машин: «Note», «March», «Tiida», «Tiida Latio», «Cube» и «Wingroad». Все модели были выпущены с мая 2005 года по март 2006 года. Кроме того, почти 15 тысяч машин модели «March» оказались небезопасными из-за передних кресел. Их придется сделать более прочными, иначе при столкновении они оторвутся от пола и порвут ремни безопасности.


"АвтоВАЗ" представил новую модель под названием «Concept C». Ничего похожего на этот трехдверный хетчбэк волжский автозавод прежде не производил. Новичок построен на новой платформе, разработанной совместно с канадской компанией «Magna». Автомобиль комплектуется 2-литровым мотором, а индекс "С" в наименовании означает одновременно class, сoncept и сoupe. В 2009 году «АвтоВАЗ» предполагает выпустить также седан, универсал, компакт-вэн и кроссовер с двигателями объемом до двух литров.


Китайские ученые разработали технологию получения автомобильного топлива из соломы. Об этом сообщили в Институте физико-химической техники Академии наук Китая. Эксперименты с использованием биомассы из рисовой, пшеничной соломы, стеблей хлопка, бобов, кукурузы, батата, ореха и масличных культур, а также листьев и древесных опилок показали, что такое топливо не уступает стандартному дизельному горючему.


Одна из японских компаний предложила новый вариант предупреждения водителя об опасности столкновения. Прибор отсчитывает время до предполагаемой встречи с препятствием и отображает его на дисплее. Когда до столкновения остается 1,6 секунды, звучит нарастающий предупредительный сигнал, а на экране появляется знак опасности. Компания «Toyota» в автомобилях премиум-класса также использует автоматическую систему предотвращения столкновений. Радары, сканирующие препятствия на дороге, дают информацию компьютеру и, в случае необходимости, он сам остановит автомобиль.



Вероника Боде : Автоновости представил Анатолий Горлов.



Скажите, а п робки в крупных южнокорейских городах есть?



Игорь Являнский : Таких, как в Москве, нет - однозначно. Мы были в двух, наверное, самых крупных корейских городах – в Пусане…



Юрий Гейко : Очень красивый город, потрясающий, чем-то похож на Сан-Франциско!



Игорь Являнский : В Сеуле машин было много, но полоса все время шла, машины двигались. Наверное, это за счет правильной организации дорожного движения. При въезде в Пусан стала накапливаться пробка, но, к нашему счастью, о нашей славной делегации узнала член правительства и попросила выделить двух полицейских, которые нас сопровождали, - местных «гаишников». Это оказались бравые ребята на мотоциклах BMW . Всех, кого надо, они разогнали. Поэтому мы по этим пробкам промчались, будто по свободному автобану. Наверное, есть у них то, что называется профессиональные пробки, - когда люди едут на работу и с работы. В эти пробки мы не попадали. На автобанах и на дорогах федерального значения, по которым мы ездили, большой загруженности не было. Строго едут машины грузовые в своем ряду, легковые – в другом ряду. Никто друг друга не подрезает, не старается перегнать. Степень толерантности на дороге высокая.


Мы практически не видели аварий. (За все время только один раз видели.) И то - не саму аварию, а как эвакуатор вез разбитую машину. Однажды мы видели, как какого-то нерадивого водителя воспитывал их гаишник, причем очень вежливо, не выворачивая руки. А вообще, людей этих мы не видели на трассе. Как и в Европе, основную функцию там выполняют видеокамеры.



Вероника Боде : Видимо, все, о чем вы сказали, свидетельствует о том, что в Южной Корее довольно строгие Правила дорожного движения.



Юрий Гейко : Да, довольно строгие. Штрафы европейские. Скажем, за не пристегивание ремнем или за остановку, стоянку в неположенном месте – около 30 долларов. А что касается алкоголя, то там одни из самых жестких правил. Бутылка пива – это 0,5 промилле - где-то 500 долларов штраф. 1 промилле – более серьезная выпивка – это тюрьма.



Вероника Боде : Звонок из Петербурга. Павел, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, может ли российский автопром пойти по пути корейского автопрома? И вопрос к Юрию: не могли бы вы напомнить адрес вашего сайта в Интернете?



Юрий Гейко : Адрес очень простой: www .avtolikbez.ru . А что касается первого вопроса… Могли бы, конечно, пойти, так же, как корейский автопром идет по пути японского автопрома и, в общем-то, его догоняет стремительно. Так же, как китайский автопром идет по пути корейского автопрома, и тоже его догоняет, но не так стремительно. Я думаю, что через 10 лет догонит. Могли бы и мы. Кстати, неплохой путь.



Вероника Боде : С парковкой есть проблемы в крупных корейских городах?



Юрий Гейко : Игорь лучше скажет: он в Европе прожил довольно долгое время, хотя я тоже там ездил. У меня ощущение, что меньше проблем в корейских городах с парковкой.



Игорь Являнский : Там более, что улицы там несколько более узкие, чем в европейских городах. Но под всеми крупными отелями и крупными магазинами есть подземные парковки.



Юрий Гейко : Причем многоэтажные!



Игорь Являнский : Да, многоэтажные парковки. При отелях есть парковки. Есть «карманы», где, в принципе, можно остановиться и подумать, где припарковаться. Мне кажется, что система парковок продумана, - конечно, не так, как, скажем, в Вене, Берлине или Париже, но их вполне хватает. Чего нет в крупных городах, - так это огромного количества брошенных машин под знаками, запрещающими парковку. Это, наверное, и способствует тому, что пробок - таких мертвых, московских - например, в Сеуле мы не видели.



Юрий Гейко : Кстати, мы не видели трамваем и троллейбусов. А автобусы ходят по специальным полосам, по центру проезжей части.



Вероника Боде : Что позволяет им быстро передвигаться, конечно же!



Юрий Гейко : Да-да. Они идут друг за другом. Туда могут соваться только мотоциклисты.



Игорь Являнский : Есть там еще разумный знак, который в свое время был в ГДР, - это при горящем красном свете поворот направо, если нет помехи. Мы сначала не могли понять, каким образом люди поворачивают направо, когда горит красный свет, а потом нам пояснили, что в правилах эта оговорка существует. А в ГДР вообще знак был нарисован. Он не загорался, а просто зеленый знак, который разрешал такой поворот.



Вероника Боде : Валерий Аркадьевич из Королева нам дозвонился, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Извините, пожалуйста, но у меня вчера идейка одна возникла. И вот я ждал вашей передачи, чтобы ее озвучить, не претендуя на авторство. Вы представляете, завод выпускает машины, которые находятся на территории Российской Федерации, или через таможню новый автомобиль въезжает. Так вот, на этот завод и на въезжающий каждый штучный автомобиль ввести государственный налог на будущее машиноместо!



Юрий Гейко : То есть?!



Слушатель : То есть сразу: завод выпустил 100 машин - со 100 машин пусть там отстегнет по 1 тысяче рублей в государственную казну!



Юрий Гейко : Завод отстегнет?



Слушатель : Конечно.



Юрий Гейко : Заводы платят налоги – на прибыль, на добавочную стоимость. Вы знаете, мы, вообще-то, не экономисты. Поэтому вряд ли сможем дискутировать по этому поводу.



Вероника Боде : К пешеходам как в Корее относятся?



Юрий Гейко : Уважительно, как и во всем цивилизованном мире.



Игорь Являнский : Я как раз шел на эту передачу и вспомнил такой случай. Мы долго в одной из командировок прожили в Германии, и у меня были маленькие дети. Несколько лет не были в отпусках. И вот приехали в Россию – и моя жена с детьми, которых вела за руку, смело шагнула на «зебру» в надежде, что все движение остановится. Ее чуть не сбили.



Вероника Боде : Конечно.



Игорь Являнский : Еще высунулась наглая морда и сказала – ты чего, типа, мамаша, совсем из ума выжила! Вот такого в Корее тоже нет. Действует правило – если на зебру ступила нога, движение останавливается.



Вероника Боде : А если не на «зебру»? В Соединенных Штатах, например, где угодно оно останавливается, и в неположенном месте для перехода – тоже.



Юрий Гейко : В принципе, нигде людей не давят. Не летают так, как у нас.



Игорь Являнский : По немецким правилам человек может просто стоять у «зебры» и считать ворон. Он должен показать своим движением, что он собирается переходить улицу. Тогда водитель обязан остановиться. Он не должен останавливаться на одиноко стоящего человека, даже у перехода.



Юрий Гейко : Знаете, Вероника, одно из самых сильных впечатлений моих после возвращения из трехмесячной кругосветки - когда я стоял на «зебре»: стоял минуту, две, пять, семь, я чувствовал таким себя оплеванным! Отвыкаешь. Я Игоря прекрасно понимаю. Он много лет провел за границей. Это унизительное чувство, когда летят машины и не обращают на тебя, человека, внимание на «зебре».



Вероника Боде : С корейской полицией приходилось вам встречаться? Как она работает?



Юрий Гейко : То, что Игорь рассказывал: нас сопровождали в Пусане двое полицейских. Мы видели на перекрестках, как работает полиция. Может быть, поэтому и пробок-то, кстати, нет - потому что они работают, они двигаются, они бегают. То, что делали эти два полицейских, - это было великолепно! Мы устроили им овацию. Как они вдоль колонны носились! Вы представляете: 13 автомобилей! Это же с километр! Работают профессионально, молодцы!



Вероника Боде : А видны полицейские на дорогах, в городах, на автобанах?



Игорь Являнский : Во многих случаях функцию контроля за движением выполняет видеонаблюдение. Это и в Европе так же. Собственно, на дорогах патрулей практически нет. Но разветвленная сеть видеокамер, особенно перед тоннелями, которых много (понятно, горы, холмы), - она позволяет контролировать на протяжении многих километров движение одной и той же машины. Есть определенные штрафы за превышение скорости, но мы не видели лихачей, которые бы совершенно нагло, невзирая ни на что, нарушали.



Юрий Гейко : В Европе иногда (даже в достаточно строгих странах) встречаются. Здесь мы вообще не видели. Кстати, за 2 тысячи километров я видел одну полицейскую машину, стоящую справа. Игорь, ты видел хоть одну?



Игорь Являнский : Нет, я не видел.



Юрий Гейко : Ты вообще не видел…



Игорь Являнский : В том еще, наверное, смысл, что в той же Германии, Австрии, - там скорость общего движения выше, там 130.



Вероника Боде : Сколько, кстати, в Корее максимальная скорость на автобане?



Игорь Являнский : 110.



Юрий Гейко : 110 и в городах – 60.



Вероника Боде : Как в России.



Юрий Гейко : Или 50, Игорь?



Игорь Являнский : Всюду по-разному, но, по-моему, 50. Это, во-первых. Во-вторых, я еще раз говорю, в Германии есть, например, участки, где ты можешь двигаться с той скоростью, которую тебе позволяет машина. Можно и 180, и 200, но эти участки, как правило, небольшие. Ты разогнался, почувствовал – ах, какая хорошая подо мной лошадка! – и ты вынужден затормозить, и снова идти по установленным правилам. Здесь ограничений мы не видели. То есть на платных автобанах скорость движения 110 километров в час, и есть, как и всюду в Европе, минимальная скорость – не медленнее, чем 60 километров в час. Видимо, за счет этого гонится поток. Ограничение скорости есть перед тоннелями и в тоннелях, а также на развилках.



Юрий Гейко : И, пока мы не забыли: если у кого-то возникнет желание последовать нашему примеру и приехать в Корею попутешествовать за рулем, то имейте в виду, что наши права там не действительны. Нужны международные права, где будет надпись на английском языке. А их сделать совсем не трудно – 10 долларов, по-моему, это стоит.



Игорь Являнский : Я получал, могу рассказать.



Юрий Гейко : И не менее 23 лет должно быть человеку, и стаж водительский не менее 3 лет.



Игорь Являнский : А выдаются они на 3 года в трех местах в Москве. Получить их, действительно, несложно.



Юрий Гейко : В других городах ведь тоже можно.



Игорь Являнский : В других городах тоже есть. Я получил за один час на основе водительского удостоверения, которое громко называется «международным». Причем у меня ЕЭСовское есть водительское удостоверение. Я специально в корейском посольстве поинтересовался – является ли этот документ международным, с точки зрения Кореи? На что они сказали – вы лучше получите вот эти, к которым они привыкли. Это, в самом деле, большая книжка из 10 страниц, гораздо большая по формату, чем наше пластиковое водительское удостоверение. Еще раз подчеркну, она действует 3 года.



Вероника Боде : Вопрос, наверное, самый главный, который я сегодня хотела бы вам задать. Как вы полагаете, что из южнокорейского автомобильного опыта стоило бы и можно было бы перенять России?



Игорь Являнский : Я могу однозначно сказать: 100-процентное убеждение, что дороги строились по единой, очень хорошо продуманной программе. То, чего нет в России. Сейчас предпринимаются попытки правительством, и в бюджете появились деньги, но все равно это не кардинальная мера. Там все это строилось единообразно. Люди прекрасно понимали, зачем они это делают, для чего они это строят.



Юрий Гейко : Дороги качественные, нет колейности, нет выбоин. Когда строили, не воровали.



Игорь Являнский : Это раз. Во-вторых, строительство продолжается. Я насчитал минимум 10, а, наверное, и больше, - вот эти мосты, на которых будут возводиться, будут строиться…



Юрий Гейко : Кстати, во многом объясняется, я думаю, то, что нет пробок в Сеуле (мы их не видели), огромным количеством мостов. Огромное! Не сравнить ни с каким нашим городом. Их десятки.



Вероника Боде : Мосты, развязки, подземные какие-то сооружения?



Юрий Гейко : В одном городе! Подземные парковки, тоннели – это понятно. Но вы понимаете: когда река пересекает крупный город, так же, как Москва-река Москву, так же, как река Сеул, то количество мостов впрямую влияет на количество пробок.



Вероника Боде : Безусловно. А главные трудности езды по корейским дорогам каковы, на ваш взгляд?



Юрий Гейко : То, что нет дублирования знаков на английском – раз. Каждый раз приходилось спрашивать – а что означают эти два иероглифа? Например, знак стоит – поворот налево на голубом фоне или разворот, то есть разрешающий знак. А что написано-то? Когда можно? Оказывается, написано, если никому не мешаешь.



Вероника Боде : То есть у вас было, у кого спросить. С вами был кто-то в машине из местных?



Юрий Гейко : Да, у нас были переводчики, конечно. И еще - инфраструктура дороги. Хотелось бы знать, что это мотель, что это кафе, а это ресторан. Далеко не всегда… Корея не совсем готова к наплыву туристов, к большому наплыву западных туристов, кстати, и русских, в том числе, потому что очень мало английских надписей.



Игорь Являнский : Но они-то сами знают, естественно. Просто, видимо, страна еще не настолько раскрылась. Далековато она от Европы и от туристов для того, чтобы привести все это к какому-то европейскому стандарту. Например, в центральной, внутренней Турции (сейчас многие с удовольствием ездят, в том числе, наши сограждане, по дорогам Турции) турист может совершенно спокойно сориентироваться. Здесь тоже есть карты.



Юрий Гейко : Да там уже пол-Турции по-русски говорит!



Игорь Являнский : Это понятно.



Юрий Гейко : А тут и по-английски не всех поймешь.



Игорь Являнский : Да, они говорят только на своем, корейском. Нам много задавали вопросов. В составе нашей делегации были турагенты с Дальнего Востока, из Владивостока. Главная тема – насколько, с нашей точки зрения, перспективен этот регион для туризма, в первую очередь, для российских туристов.



Юрий Гейко : Они очень сильно заинтересованы в России, в нашем туризме. Кстати, у нас были корейцы, чистые корейцы без примеси русской крови, которые, естественно, не говорили по-корейски.



Игорь Являнский : Русские корейцы.



Юрий Гейко : Да, русские корейцы. Ой, как интересно было!



Игорь Являнский : Мама привезла двух дочек на историческую родину, а наш товарищ Слава, с которым я жил в одном номере, - он просто приехал посмотреть на свою историческую родину, и сказал, что она ему понравилась, что он готов на старости лет жить в городе Пусане, который понравился и Юрию Васильевичу тоже очень сильно.



Юрий Гейко : Да.



Вероника Боде : А к россиянам как относятся в Корее?



Юрий Гейко : Отлично! Очень дружелюбно, заинтересованно.



Игорь Являнский : Они не сильно понимали, что мы россияне. Я так думаю, что, по большому счету, и мы только через некоторое время стали разбираться в некоторых особенностях…



Юрий Гейко : Игорь, помнишь, шли школьники? Кстати, как же много детей в Корее! Они рожают со страшной силой! Куда ни придешь: в какой заповедник, в музей, на улицах! Представьте, вот идет их, например, сотня, и каждый тебе кричит: «хай!» «хеллоу!»



Игорь Являнский : Здесь Юрий совершенно неправ.



Смех в студии



Игорь Являнский : Их приучили американцы, которые… По-прежнему стоит воинский контингент в Южной Корее. Они не как русских людей нас воспринимали и не как европейцев, я тебя уверяю.



Юрий Гейко : Как американцев.



Игорь Являнский : Они однозначно воспринимали нас как американцев, а в школе их научили, что американских военных дяденек надо поприветствовать «хэллоу!» Они же нам не говорили «здравствуйте!»



Юрий Гейко : Я понимаю, их не учат пока русскому языку в школах.



Игорь Являнский : Конечно, удивительно было, как они по команде (по свистку) садились и вставали у буддийского храма. У них время от времени есть уроки на выезде, то есть не в школе, а на площади или рядом с буддийским храмом. Они по свистку садились, вставали, маршировали, что-то кричали с радостью!



Юрий Гейко : Очень дисциплинированные ребята.



Вероника Боде : Очень, очень!



Юрий Гейко : Переставали галдеть.



Вероника Боде : Просто небывалое что-то! А бензин сколько там стоит?



Игорь Являнский : Около 2 долларов.



Юрий Гейко : Чуть меньше.



Игорь Являнский : Ну, чуть меньше…



Юрий Гейко : Ну, как в Европе практически.



Игорь Являнский : Ну, в Европе примерно 1 евро, 1,6 доллара – чуть дороже.



Юрий Гейко : В Европе 1,3 и 1,4 евро!



Игорь Являнский : Нет, 1 евро стоит.



Юрий Гейко : Литр?



Игорь Являнский : Да.



Юрий Гейко : В Европе?



Игорь Являнский : Да.



Юрий Гейко : Когда это ты заправлялся?



Игорь Являнский : Год назад.



Юрий Гейко : Ну, вот я только что в сентябре проехал – 1,3-1,4 евро.



Игорь Являнский : В любом случае, не 2 доллара.



Юрий Гейко : Да, да.



Игорь Являнский : А там, в общем, фактически 2 доллара. Причем бензин - я так и не понял, а ты разобрался? По-моему, только 95?



Юрий Гейко : Это невозможно было узнать. Просто бензин и бензин. Главное – отличить его от солярки.



Игорь Являнский : Да, есть солярка, есть дизтопливо и есть бензин. Он, видимо, как бы универсальный.



Юрий Гейко : Кстати, бензин-то наш, из России.



Игорь Являнский : Понятно. Не из Японии же брать!



Вероника Боде : А вот сами эти дорожные знаки, на которых непонятные надписи, они, сами по себе, похожи на европейские?



Юрий Гейко : Понимаете, все это стандартизировано во всем мире: и в Америке, и в Австралии, и в Латинской Америке, и в Корее, в том числе, - знаки общемировые, что называется. А вот надписи к ним корейские.



Вероника Боде : А какие-нибудь экзотические знаки вам встретились?



Игорь Являнский : Единственный неудобный знак, с которым мы так и не разобрались с Юрием, это… Во-первых, светофор там у них не в вертикальном положении, а в горизонтальном, что, в общем, психологически непросто, но привыкаешь достаточно быстро. Во-вторых, мы поняли так (толком нам никто не объяснил), что первый светофор - предупреждающий. То есть тот знак, который загорается там, - он предупреждающий, что вот-вот на следующем светофоре загорится красный свет. Сначала мы, бывало, тормозили все на первом светофоре.



Юрий Гейко : А корейцы ехали.



Игорь Являнский : Потом мы сами для себя решили, что будем-ка и мы ехать вместе с корейцами.



Юрий Гейко : 2 тысячи километров проехали.



Смех в студии



Игорь Являнский : И не знали – имели мы право ехать на первый предупреждающий «выстрел» или нет.



Вероника Боде : Но это удобно, как вы думаете: вот эти два светофора?



Игорь Являнский : Необычно, во-первых, - вот это горизонтальное расположение. В общем, до конца я не мог привыкнуть, хотя у них, в принципе, это дублируется и вертикальным светофором еще, но тем, который уже второй по счету.



Вероника Боде : А что касается дорожной инфраструктуры, придорожной – отели, мотели, рестораны?



Юрий Гейко : Очень много.



Вероника Боде : То есть она развита. И сколько это все примерно стоит?



Юрий Гейко : Очень много красивых и мотелей, и отелей типа замков каких-то. Головой крутишь направо, налево. Я устал щелкать фотоаппаратом. Честно говоря, из-за того, что, действительно, красиво… Вот Игорь сказал, что довольно однообразно, но однообразно в том смысле, что очень зеленые горы, реки, водопады. Красиво, действительно. Я из-за этого не хотел за руль садиться, а ехал справа и фотографировал. Инфраструктура прекрасная. Сколько стоит? Я не знаю.



Игорь Являнский : Я могу сказать. Вот в этих кафешках с национальной кухней комплексный обед, то есть это все, кроме алкоголя и пива, - можно было поесть сытно примерно за 10-11 долларов на человека.



Юрий Гейко : Но там воны.



Игорь Являнский : Примерно 10 тысяч вон.



Юрий Гейко : 900 вон – это 1 доллар.



Игорь Являнский : Да. 10 тысяч вон примерно стоил комплексный обед. Дополнительно можно было заказать один сорт пива и один сорт невкусной корейской водки 20-градусной. Она там какая-то на рисовой основе, но ее, в общем, по вечерам местные жители пьют с удовольствием.



Юрий Гейко : Они, кстати, блюдут русское правило: водка без пива – деньги на ветер.



Игорь Являнский : Поэтому и пьянеют быстро.



Вероника Боде : Как я поняла, по корейским дорогам путешествовать не опасно?



Юрий Гейко : Нет. Я уже сказал, что преступность в Корее вообще равна практически нулю. А на дорогах очень спокойная обстановка.



Вероника Боде : А как вы думаете, как же все-таки этого удалось добиться корейцам?



Юрий Гейко : Вот это непонятно. В 1953 году война закончилась, а они такой уровень жизни создали! Просто великолепно!



Игорь Являнский : Вот что рассказал нам по секрету сопровождающий. При не очень хорошем переводе, смысл такой. Был какой-то там очередной диктатор, который жестко управлял страной. Он в один из дней призвал армию в город Сеул и сказал – так, гасим всех преступников.



Юрий Гейко : Мочим в сортире.



Игорь Являнский : Да, мочим в сортире, что и проделали нещадно – кого-то убили, кого-то посадили в тюрьму. И на этом преступность закончилась.



Юрий Гейко : Как в послевоенной Одессе.



Вероника Боде : Я бы сказала, как в сказке. Наша программа подходит к концу. И на прощание - наша традиционная рубрика «Автомобильные байки и анекдоты». Своими историями делится писатель Александр Иличевский.



Александр Илличевский : Я поздно вечером выехал на площадь перед ЦДСА (Центральным домом Советской армии). Это очень большая площадь. Там очень удобно ловить машины на предмет алкогольного дознания. И вот стоит очередь к женщине, которая сидит в «скорой помощи». И я наблюдаю картинку, как очередная машина останавливается, причем останавливается очень неспешно, чуть вдалеке. Оттуда выходит мужчина, достает сначала ключи от автомобиля, потом достает из правого кармана пиджака бутылку коньяка, допивает ее, выбрасывает, она разбивается, он закрывает машину и уходит в подворотню.


История, которая произошла в студенческую мою молодость в городе Долгопрудном. Там есть такой замечательный район Гранитный. И вот компания приятелей сидит и выпивает. Дело близится уже к 2 часам ночи, и нужно бежать за очередной порцией выпивки. В начале 90-х годов в городе Долгопрудном выпивка продавалась исключительно только на площади возле станции. Для того, чтобы добраться от Гранитного до этой станции, нужно было воспользоваться каким-то транспортом. Ближайший транспорт был в виде инвалидной машины отца одного из этих замечательных приятелей, которые участвовали в этой выпивке. Вот они все садятся в эту инвалидную машину. Зима. Неподалеку от станции их тормозит ДПС, а тогда ГАИ. Машина очень нехотя останавливается метров в 40. Оттуда пытается выйти молодой человек, падает на корточки и слышит от гаишника следующий возглас: «Товарищ инвалид, езжайте!»


А третья история была не со мной, но тоже довольно честная. Человек едет выпивши. Все стекла запотевшие. Холод ужасный. Его останавливает гаишник. Он думает – что делать? И приходит к следующему решению. Он опускает окно, гаишник нагибается к нему, чтобы понюхать, и встречает реплику: «Почему пьешь на посту?» «Так, холодно же!», - отвечает гаишник. Окно закрывается, движение продолжается.



Вероника Боде : Рассказывал писатель Александр Иличевский.


XS
SM
MD
LG