Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Летние праздники славян


Тамара Ляленкова: Летние праздники славян в народном календаре занимали не менее важное место, чем зимние, более известные и популярные в современном быту. Что понятно: наступление весны и солнечное равноденствие в традиционном обществе играло определяющую роль для всего года. Поэтому и Новый год наступал весной, когда от зимней спячки пробуждалась природа, а вместе с ней и люди. Правда, любой народный праздник имел свое точное назначение, а некоторые предполагали участие только женщин или только мужчин.


О традиционном разделении праздников весенне-летнего периода я попросила рассказать доктора искусствоведения Ольгу Пашину.



Ольга Пашина: Всегда на очень серьезных годовых гранях открываются границы между мирами, на земле появляется нечистая сила, души предков. И поскольку это время хаоса, смешения миров, то как раз в это время очень важно, чтобы произошла верификация или утверждение социальной структуры общества живых. На Петров день, также на Николу Вешнего устраивались мужские праздники, когда собирались одни мужчины. На Николу Вешнего выгоняли коней в поле в ночь и устраивали чисто мужской праздник, когда мужчины собирались, действительно, с лошадьми, обязательно жарили яичницу - такое ритуальное блюдо, которое практически во всех праздниках существует, что связано с особой символикой яйца, которое одновременное мертвое, но содержит в себе зародыш живого. Ее совместно ели. Там могли петь песни, играть в какие-то игры.


Аналогичный праздник справлялся и на Петров день - это 12 июля - праздник пастухов. В этот день обычно пастуха чествовали, то есть все жители деревни приносили ему специальный вынос, или выгон, который состоял из тех же яиц, молока, хлеба, соли. И потом мужчины собирались вечером для совместной трапезы, потому что пастух использовал все продукты, которые ему были принесены, для того чтобы угостить мужчин.


Но кроме того, в это время были праздники, в которых участвовали молодые. В них очень ярко выступало противопоставление половых групп неженатой молодежи. Девушки говорили, что "на вас короста, и вы грязные, вы немытые", какие-то еще, а парни, наоборот, то же самое говорили про девушек, что "у вас и щеки-то белые, и румянца никого нет, и вообще вы худые, и смотреть тут не на что". Это как раз те отношения, которые характерны для этой половозрастной группы между собой. С другой стороны, молодые девушки были исполнителями специального обряда, который отмечал как раз границу между весной и летом, - это проводы, или похороны, кукушки. Девушки собирались вместе тайно либо в каком-то овине, либо в бане, делали специальную куколку кукушки женского обличья - головку, ручки, ножки, одевали ее в традиционный костюм - в рубашечку, поневу, повязывали платочком голову. И дальше они эту кукушку несли, как правило, либо на опушку леса, которая была расположена рядом с полем, засеянным хлебом, либо в само поле, где они ее хоронили, то есть закапывали в землю. Но парни их, как правило, выслеживали все равно, и в самый ответственный ритуальный момент нападали и пытались отнять у девушек эту кукушку. И иногда парни не дрались с ними, чтобы отобрать, а просто выслеживали место, куда кукушка закопана, потом приходили тайно, выкапывали эту кукушку, и когда через неделю девушки приходили к этому месту, чтобы по обряду эту кукушку обратно извлечь, как бы с того света, из земли, они обнаруживали, что кукушки-то там и нет. Но девушки еще и кумились. Закопав кукушку, они делали ту же самую яишню и кумились, кумились при помощи обмена вещами. При этом делали из берез огромный венок, через который они парочками проходили, и после этих действий считались кумами.


Женский праздник, ярко выраженный, - это, конечно, День жен-мироносиц, вторая неделя после Пасхи, когда собирались женщины и устраивали такие бабьи «брыки». На их собрании запрещалось присутствовать мужчинам, за исключением музыканта, который имел статус ритуального специалисты. Женщины наряжались, привешивали себе морковки, яйца и так далее, пели непристойные песни, срамные. Я думаю, это, на самом деле, очень древняя мифологическая вещь, которая связана с андрогинами. Первоначальный прародитель, существо, которое породило все, - это было андрогинное существо. Точно так же как парочки свадебные именно в этот период летнего солнцестояния - медведь и медведица, татарка и татарин - эти пары, как правило, близнечные, близнецы, они именно воплощают в себе соединение несоединимого, диалектическое.



Тамара Ляленкова: Традиционно женские праздники обладали более сложной структурой, большей эмоциональностью и, вероятно, большей силой ритуального воздействия. Почему так происходило, я попросила объяснить старшего научного сотрудника Института этнологии и этнографии Российской академии наук Игоря Морозова.



Игорь Морозов: Я бы начал с того, что у нас, наверное, немножко превратное представление о роли женщины в традиционной культуре. Даже трудно себе представить, чтобы современные феминистки, скажем, или эмансипированные женщины устроили, например, праздник вроде того, который устраивался на жен-мироносиц в русских деревнях. В этот день собирались исключительно женщины, такое "8 Марта", народное истолкование что ли. Это были замужние взрослые женщины. И часто к ним подключались в этот год вышедшие замуж молодухи. Собственно говоря, это был обряд посвящения их в женщины, они часто выставляли угощение специально для более пожилых женщин, устраивали застолье, исключительно женщины, без участия мужчин. И затем устраивалась гулянка. Помимо выпивки, это была прогулка, гуляние по деревне, по улице с песнями специальными, и иногда со специальными развлечениями.


Ну, вот, например, в Устюжинском районе Вологодской области был такой эффектный трюк, когда все женщины должны были прыгать через вертикальный кол. Символика достаточно прозрачная, она немножко эротическая, конечно, видимо, связанная именно с посвящением молодух. Вообще, всякие перепрыгивания, как правило, в народной традиции связаны не только с преодолением трудностей, но и с заключением какого-то союза. Символический союз с мужским символом. Развлечение немножко экстремальное, но очень веселое, потому что кол не укреплялся жестко, значит, можно было его толкнуть и упасть. Это развлечение сопровождалось пляской с неприличными всякими песнями и задиранием мужчин. То есть все мужчины в этот день стремились спрятаться, потому что любой попавшийся на пути мужчина попадал в руки веселой толпы, его перепихивали от одной женщины к другой, заставляли целоваться, часто начинали раздевать, заставляли плясать и так далее. То есть он оказывался шутом, клоуном на час для всей женской общины деревенской.


Это, я думаю, свидетельствует о том, что женщина в традиционном быту обладала, на самом деле, довольно большим запасом свободы. Конечно, это групповая свобода, то есть она в рамках группы женщины одного возраста или девушек. Скажем, для девушек существовали отдельные праздники. Девичьи обряды связаны с символикой вознесения в первую очередь, конечно, и поэтому неслучайно там возникает образ птицы, очень сложный символический образ кукушки. А с Николой Вешним часто связаны разного рода юношеские церемонии и обряды. В этом смысле характерна такая дистрибуция: девушки обычно праздновали особо, для южных и западных русских традиций это характерно, вознесение - Духов день и Троицу, и последующую за Троицей неделю, которая часто называется Русальной; а юноши обычно приурочивали праздники к весеннему Николе.


Многие праздники, связанные с женской или с мужской символикой в русской традиции, конечно же, напрямую связаны с церковным календарем. Очень важное значение имели праздники, которые были связаны с Богородицей. Очень показательное и важное значение придавалось таким праздникам, как Благовещение и, конечно, успение Богородицы. И я думаю, что вот это распределение символики мужского и женского, оно подчеркивает общее представление о том, что приписывается мужскому и женскому традиционному сознанию. Женское связано прежде всего со сферой защиты. Мужское, кстати, часто связывается не с Иисусом Христом, мужские праздники: День Георгия Победоносца, Егорий Вешний, и два Николы, зимний и весенний, - эти два святых знаменуют такое мужское начало.


Но это вот варианты, которые характерны для южнорусской традиции, для северно-русской традиции. Западная традиция, которая связана больше с белорусской и украинской, смещена практически на месяц по срокам и больше связана с Днем Ивана Купалы. Таким образом, весь этот весенний цикл праздников построен на противопоставлении мужского и женского. То есть мужские и женские группы сначала играют по отдельности, они проходят какие-то обряды посвятительные внутри своих групп, и кульминацией этого действа является Троица или Иван Купала, когда эти две группы вступают во взаимодействие, и это и есть приготовление к традиционной свадьбе. Хотя эти действия направлены не только на человеческое, но и на природное, то есть человеческие взаимоотношения, так или иначе, проецируются на природу.



Тамара Ляленкова: Получается, что человеческие отношения проецировались на природные явления, на весь аграрный цикл, и наоборот. И поскольку в традиционном обществе был очень важен культ Матери-земли, женские праздники занимали более важное место, чем мужские. Об этом в сегодняшней передаче рассказывали доктор искусствоведения Ольга Пашина и сотрудник Института этнологии и этнографии Российской академии наук Игорь Морозов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG