Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. Кризис российской кинодраматургии


Мумин Шакиров: Отсутствие талантливых сценариев в современном российском кино - проблема далеко не новая. Продюсеры кричат об этом на каждом углу, критики в пух и прах разносят картины, в которых концы не сходятся с концами. В итоге страдают все, включая зрителя, который довольствуется малым и пока предпочитает крепкое голливудское кино, где соблюдены основные правила игры: четко определен жанр, внятно рассказана история, поступки героев оправданы, конфликт разрешен, в итоге добро побеждает зло - одним словом, хэппи-энд. Эти компоненты редко срабатывают в российских картинах. Но производство фильмов не останавливается, а даже, наоборот, растет из года в год. Конечно же, в этом заслуга, прежде всего, Федерального агентства по культуре и кинематографии, которое щедро раздает гранты на новые проекты. Деньги из бюджета не надо возвращать. Так минимизируются риски продюсеров. О возрождении киноиндустрии говорить пока не приходится, хотя народ готов смотреть российское кино и отдельные фильмы собирают миллионы кинозрителей.


О кризисе в профессии и об отсутствии свежих идей говорили за «Круглым столом» сочинского фестиваля «Кинотавр» известные продюсеры, режиссеры и кинокритики. Модератором выступил известный культуролог и главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей.



Даниил Дондурей: Тысячи сценариев, которые сегодня поступают в Федеральное агентство по культуре и кинематографии, качество этого мы видим. После гигантских и многомерных селекций, тысяча сценариев для 80-90 процентов - достаточно хороший процент для селекции. И все равно потом речь заходит о 4-5 картинах.



Мумин Шакиров: К дискуссии одним из первых подключился кинорежиссер Павел Чухрай, автор таких картин, как «Вор» и «Водитель для Веры». Он попытался посмотреть на эту проблему с экономической точки зрения.



Павел Чухрай: При советской власти и в США по сей день ощущение, что есть очень узкая, очень строгая и жесткая корпорация людей, которые живут за счет сценарного кинематографического ремесла. У нас такой категории людей на сегодняшний день практически нет. У нас огромное количество людей, пишущих сценарии, по которым запускаются фильмы, чего в Штатах быть не может. При их деньгах, при их огромных возможностях рисковать - этого нет. Вопрос, в первую очередь, экономический, конечно. Люди, которые могут жить за счет этого профессионально, для которых это может стать судьбой и единственным заработком в жизни, таких людей у нас на сегодня практически нет. Запускается огромное количество людей, но мы все знаем, почему они запускаются. Это то же самое, что бороться с коррупцией в государстве, которое заточено на коррупцию, бессмысленны все эти кампании. То же самое - здесь. Для меня тезис «снимать для себя», когда говорят не о сценаристах, а о режиссерах, он не существует. Для меня это придуманный тезис. Для себя снимают люди, которые вчера выращивали бройлеров, которые получили деньги, для того чтобы эти деньги распилить. И завтра они этим не будут заниматься. Таких людей запускается огромное количество. Конечно, если бы строже был отбор этих людей, наверное, фильмов было бы меньше, и мы бы не могли хвастаться такими потрясающими цифрами, какими мы хвастаемся сегодня, но это были бы реальные картины, про которые можно было бы говорить, и это были бы реальные люди, не появляющиеся из черноты и уходящие в черноту.



Мумин Шакиров: Кризис идей и отсутствие качественных сценариев застал, буквально, врасплох такого опытного продюсера, как Сергей Члиянц.



Сергей Члиянц: Я думаю, что Паша прав в том смысле, что экономическая ситуация в кино плохая. Это все иллюзии, мы все это меряем эти дурацким сантиметром под названием «бокс-офис». Это неправда. Нужно, на самом деле, начать поднимать капитализацию кинокомпаний, институцию, какая она на самом деле. Вот один факт: мы не работаем с Александром Велединским (автор картины «Живой»), у нас нет сценария. Мы друг друга, тем не менее, чем-то обнадеживаем. У нас нет сценария, а то, что есть, и то, что мы хотели сделать много лет, мы сделать не можем, потому что себестоимость производства кино зашла в зону риска так далеко, и эта зона риска - 500 тысяч долларов, 800 тысяч долларов - сверх того, что можно себе позволить для такого продюсера, как я, например. Не хочу я терять 500 тысяч долларов.


А теперь я, заканчивая свое это вот никчемное выступление, все-таки вам сообщу один факт. У меня еще один есть режиссер и друг - Петр Буслов (автор картин «Бумер» и «Бумер-2»). Я думаю, что это очень эффективный режиссер, который не работает, как вы знаете, уже больше года, режиссер, который ходил по рынку, выслушивал предложения, сомневался, выбирал и в итоге пришел как-то недавно и говорит: «Знаешь, Эдгарыч, я вот все-таки книгу прочитал, называется она «Санькя»...» Думаю, что многие из вас с ней знакомы, ее написал Захар Прилепин, довольно известная вещица. И Петя говорит: «Давай сделаем картину по этой книге». Я прочитал ее и чуть с ума не сошел. Ее художественные моменты я сейчас не обсуждаю, я вернусь к вопросу, который вы затрагивали. У нас есть, господа, ограничения, есть, и не нужно делать иллюзий, что их нет, и некоторые известные товарищи, мои коллеги, очень уважаемые мною люди мне не советуют снимать фильм по книге «Санькя». Более того, накануне отъезда на фестиваль «Кинотавр» был день рождения Петра Буслова, мы прилично выпили и искренне поговорили, и он говорит: «Я передумал, не надо. Я не хочу, чтобы меня били в милиции. Я не хочу, чтобы меня закрывали, лишали возможности работать, и заодно со мной и тебя тоже».



Мумин Шакиров: Упоминаемый Сергеем Члиянцем Захар Прилепин - один из руководителей нижегородского отделения Национал-Большевистской партии. Роман «Санькя», написанный автором повествует об истории провинциального паренька, вступившего в революционную организацию. Другой участник круглого стола - драматург Елена Гремина - предложила искать авторов в российской глубинке.



Елена Гремина: По моему опыту какой-то экспертной работы именно с драматургией, как правило, самые талантливые люди не бегают с пьесами, с тем, что «прочтите немедленно». Они тихо сидят и пьют в своих городах или в своих каких-то местах и ждут, что их как-то позовут. Талантливых писателей у нас, точно могу сказать, очень много, они есть, тут вопрос какого-то формата, объяснения взаимного, что нужно продюсерам, что нужно авторам. И очень многое зависит здесь от людей, которые организуют сейчас производство, от продюсеров.



Мумин Шакиров: Елене Греминой попытался возразить Павел Чухрай.



Павел Чухрай: Должно быть Члиянцу рентабельно заказать десять сценариев разным людям и только два из них снять. Если будут ездить доброхоты по городам, тратя свои деньги на билеты, чтобы искать авторов-алкоголиков где-то там, в глубинке, это будет долго, но это никто не будет делать два раза. Один раз сделает, прогорит - и все.



Мумин Шакиров: Кинорежиссер Владимир Хотиненко нарисовал еще более удручающую картину сценарного цеха, чем его коллеги.



Владимир Хотиненко: Дело в том, что я возьму на себя смелость заявить, что у нас профессии сценариста не было никогда. У нас все были сценаристы с комплексом литераторов. Вообще-то, они хотели писать книжки, но поскольку сценарии время от времени приносили деньги, они писали сценарии. И когда исчезло пространство той вот литературы, которая подпитывала пространство написания сценариев, то, естественно, исчезли уже, собственно, и сценарии. Конечно, мы сегодня не найдем никаких решений, ничего, но хотя бы, может быть, обозначим эту проблему. Вот я убежден, если этому уделить внимание, то можно воспитать, можно воспитать достаточное количество профессионалов - по той ли методике, не знаю, по американской, не по американской. Потому что главная беда, и здесь режиссеры присутствующие знают, у нас нет профессии сценариста. Даже если приносят интересную историю, дальше категорически никто не может работать. Я со многими авторами, и очень талантливыми, работал. Вот он приносит интересную историю, и дальше, если ты вдруг просишь сцену какую-то написать новую - он приносит чудовищное что-то! Это совсем не похоже на то, что он пишет, потому что он писал по вдохновению, а это он на заказ написал. Это чудовищно! Это профессия, прежде всего. Задача должна стоять - воспитание профессионала.



Мумин Шакиров: Мы продолжим дискуссию о кризисе в кинодраматургии в следующих программах «Формула кино».


XS
SM
MD
LG