Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек дня – британский писатель индийского происхождения Салман Рушди


Андрей Шарый : Человек дня Радио Свобода 19 июня – британский писатель индийского происхождения Салман Рушди, который отмечает свой 60-летний юбилей.


Он родился в Бомбее, получил историческое образование в Британии. Первый роман опубликовал в 1957 году, известность получил после выхода своей следующей книги постколониального романа "Дети полуночи". Среди других романов Рушди – "Стыд", "Улыбка ягуара", он автор прозаического сборника "Шаг через черту", книги об альтернативной истории рок-музыки "Земля у нее под ногами". После публикации в 1988 году романа "Сатанинские стихи" Рушди был заочно приговорен к смерти духовным лидером Ирана аятоллой Хомейни за святотатство. Стиль творчества Рушди критики называют магическим реализмом. Этот писатель - кавалер Ордена Британской империи, лауреат Букеровской премии и других престижных международных литературных наград.


О человеке дня Радио Свобода говорит литературный критик, индолог Мариам Салганик.



Мариам Салганик : Он принадлежит к диаспоре. Назвать его гражданином мира очень уж как-то высокопарно. Это какое-то рассеяние людей его типа, которые не принадлежат, не желают принадлежать какому-то определенному государству.


Если говорить о «Сатанинских стихах», то это роман не о каком-то поношении ислама, которого там, по-моему, вообще, нет. Это роман о том явлении (может быть, один из первых романов), которое сейчас стало глобальным. Смешение культур, соприкосновение культур достаточно далеких друг от друга и искры, которые из них сыплются. У него есть книга такая «Усмешка ягуара», это о Никарагуа. Там он рассуждает о том, что такое эмблема, и что такое маска. Он говорит о том, что маска предназначена для того, чтобы скрыть нечто, а эмблема – это способ прокламировать что-то. То, что прокламируется извне в «Сатанинских стихах», это не то, что скрывается под маской. Писатель-маска, который скрывает себя, и который старается разоблачать эмблемы. Например, если взять, например, один из его лучших романов «Стыд» о Пакистане, у него там героиня краснеет, горит, сгорает от стыда за выдуманную историю Пакистана. Уже не говоря о том, что известный его сборник-эссе тоже носит красноречивое название «Вымышленная родина», скрывая за маской себя. Он ведь не очень хочет раскрываться сам.


Герой всех романов Рушди – это язык его. Это не английский. Я его когда-то называла для себя и держусь за это – он субконтинентальный. На нем говорит весь субконтинент Индостана. Он родился в Бомбее. И это для него картинка мира. И всякий раз, когда он сталкивается, например, в Лондоне с нарушением этой картинки мира, она кажется ему не той. Язык, на котором он пишет, как раз и отражает вот эту картинку мира


XS
SM
MD
LG