Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники заявляют о многочисленных фактах похищений людей в Дагестане


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Никита Татарский.



Арслан Саидов: Российские правозащитники заявляют о многочисленных фактах похищений людей в Дагестане. По фактам движения «За права человека», только за последние два месяца в республике пропали без вести около 20 человек. Родственники похищенных подозревают, что их близкие были незаконно задержаны.



Никита Татарский: Несколько дней назад в Москву приезжали родственники пропавших людей. Тогда вместе с правозащитниками они пытались привлечь внимании прессы и получить какие-либо комментарии от высшего руководства правоохранительных органов. По словам лидера общественного движения «За права человека» Льва Пономарева, ни того, ни другого осуществить им не удалось. В интервью Радио Свобода он заявил, что есть основания считать эти похищения своеобразной «борьбой с терроризмом», которую ведут силовые структуры в Дагестане.



Лев Пономарев: Последние два месяца характерны тем, что в Дагестане исчезают молодые люди. И эти молодые люди, у них есть одна особенность: они все являются молящимися мусульманами и молятся они не в мечетях, которые опекаются духовным управлением мусульман, но, с другой стороны, и не в подполье. Они молятся тоже в официально существующей мечети, как говорят, самой старейшей мечети в Махачкале, еще в советское время она была открыта, но она не подчиняется духовному управлению мусульман. И некоторым из них давно говорили о том, что «зря вы ходите в эту мечеть», их называли ваххабитами и фактически угрожали еще до того, как они исчезли. Некоторых из тех, кто сейчас похищен, раньше тоже милиция забирала. Поэтому у родственников нет никаких сомнений, что эти люди похищены именно, так сказать, милицией либо федералами.


Я, конечно, не проверял это все, но будучи в Дагестане, встречаясь с десятками людей, я мог убедиться, что это мнение не поверхностное, скажем так. Другие примеры, которые удавалось все-таки расследовать или когда люди возвращались после похищений, они как раз показывают, что там все и было. Потому что люди приходили и подтверждали, что они были похищены милицией. И третье, что можно сказать, что, вообще говоря, этот рисунок поведения правоохранительных органов характерен для других республик Северного Кавказа. Поэтому я мало сомневаюсь в том, что в Дагестане похищены вот эти молодые люди именно силовыми структурами. Кроме того, просто надо найти этих людей, надо помочь матерям, которые сейчас мечутся по Махачкале, приезжали сюда в Москву и ищут своих детей. Так не может быть, там не должно быть у нас в стране.


Эти родители, кстати, говорят вполне законные вещи. Они говорят: «Хорошо, допустим, есть подозрение, что наши дети связаны с террористами, с вооруженным подпольем. Но вы не похищайте их, вы арестуйте их. Мы должны знать, где они находятся, и мы должны найти адвоката, который будет посещать этих детей, и мы будем знать, что их не пытают, что закон будет на их стороне». Но ничего такого нет. Боле того, в частных контактах с правоохранительными органами, когда такие контакты происходят, именно тогда говорят: «Мы попробуем найти ваших детей, но это будет стоить определенных денег». Более того, двое из похищенных сейчас вернулись. Вернулся один молодой человек, избитый, его пытали, он находится в больнице. И девушка похищенная вернулась, она была в Чечне. Но что получается, когда те женщины, которые приехали в Москву, пытались связаться с родственниками молодого человека, которого похищали и который сейчас находится в больнице, родственники отказались от любого контакта. Там все люди страшно запуганы, и мы не знаем, как вернулся этого молодой человек. Может быть, он вернулся в результате выкупа просто. И даже несмотря на то, что похищено было 20 человек, заявления написали всего четверо, родственники всех остальных похищенных отказываются писать заявления – боятся.



Никита Татарский: Родственница одного из пропавших без вести, Гюльнара Рустамова не сомневается в том, что за исчезновением людей стоят силовые структуры.



Гюльнара Рустамова: У меня похитили зятя, мужа моей сестры. Он пропал 14-го числа, вышел из дома в гости. И 15-го числа только сообщение было от него, что у него зарядка села, и никаких известий после этого не было. А то, что мы думаем, что похитили его правоохранительные органы, где-то через неделю, может быть, у него дядя работает в шестом отделе УБИУТ, и он подошел к матери моего зятя и сказал, что «твой сын находился у нас, его у меня на глазах были, и я ничем не мог помочь, ничего не смог сделать». Его судьба неизвестна. Вчера буквально из Дагестана мы получили новые известия. Одна из похищенных, а среди похищенных девушка была, Асват, 1982 года рождении, она в таком тяжелом состоянии сейчас в больнице находится, и она говорит, что ее держали в Гудермесе. И говорит: «У меня на глазах застрелили парня из тех, которые были похищены, из тех 20 человек. Кто именно был, я не знаю, на голове у него был мешок».



Никита Татарский: 28 мая в Махачкале прошел митинг жителей поселка Ленинкент, требовавших возвращения своих похищенных односельчан. О реакции официальных лиц пока ничего не известно.


XS
SM
MD
LG