Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инструментальные методы диагностики


Ольга Беклемищева: С егодня мы расскажем – насколько нам позволит время нашей программы – об инструментальных методах диагностики и о том, что полезного для себя может извлечь из этого знания рядовой пациент. На самом деле мне неоднократно звонили слушатели на работу и спрашивали о том, какое именно инструментальное обследование им пройти, если у них есть какие-то смутные подозрения по поводу своего здоровья, а участковый врач никаких направлений не дает. Вот на такие вопросы мы и попытаемся сегодня ответить.


У нас в гостях врачи «Гута Клиник», медицинского центра в Москве, обладающего, на мой взгляд, хорошо подобранным парком инструментальных диагностикумов, чем они меня и привлекают. Это Ольга Дмитриевна Карданова, врач-терапевт, и Борис Батразович Бохов, врач функциональной диагностики.


Итак, мы начинаем. И первый вопрос у меня к Ольге Дмитриевне. Как всегда, начинаем с терапевта. Ольга Дмитриевна, вот я обрисовала ситуацию: человек, действительно, обладает недостаточными знаниями для того, чтобы самому разбираться в самом себе, и может быть, не хочет ходить в поликлинику или не очень доверяет своему участковому врачу, но хотел бы получить информацию правильную, глубокую о состоянии собственного здоровья. Чтобы - если все в порядке – уже на эту тему не переживать, или если что-то не в порядке – выявить это на ранних стадиях. Вот скажите, пожалуйста, на что человеку, ну, в возрасте 40 лет и больше следует обращать внимание даже самостоятельно, без всяких рекомендаций лечащего врача?



Ольга Карданова: Очень хороший вопрос. Если человеку за 40, даже если он себя отлично чувствует и его ничто не беспокоит, то обязательно нужно сдать элементарные, обычные анализы, которые включают: общий анализ крови, который скажет об очень многом, нужно сдать анализ на сахар и обязательно нужно сдать анализ на холестерин. Вот это три основные позиции, которые любой человек за 40...



Ольга Беклемищева: ...грамотно относящийся к своему здоровью.



Ольга Карданова: ...совершенно верно, и беспокоящийся о своем здоровье, обязательно должен сдать.


Конечно же, общий анализ мочи обязательно нужен для того, чтобы не просмотреть латентные, то есть скрытотекущие урологические проблемы, заболевания.


Обязательно человеку после 40, если это женщина, раз в год нужно делать маммографию и обязательно посещать гинеколога. Если это мужчина, то это врач-уролог, вне всяких сомнений, даже если мужчина чувствует себя вполне благополучно.



Ольга Беклемищева: И анализ на простатспецифический антиген, да?



Ольга Карданова: Это решит уже уролог после осмотра, что нужно сделать. Возможно, нужно будет сделать еще дополнительные какие-то анализы урологического плана. Но приход к урологу – это то, что обязательно должен сделать мужчина.


И конечно же, флюорография – это обследование легких для того, чтобы не пропустить зреющую патологию, а особенно – злокачественную.



Ольга Беклемищева: Вот, к сожалению, в возрасте 40 лет, когда человек, в принципе, находится на вершине своей жизни, карьеры, у него есть семья, все в порядке, и человек, как правило, об этом мало задумывается. Но на самом деле это все нехорошо. Нужно об этом задумываться, уважаемые слушатели, потому что (и я думаю, наверное, Ольга Дмитриевна подтвердит) многие наши заболевания, которые очень осложняют жизнь в более зрелом возрасте, начинаются именно в этом периоде.



Ольга Карданова: Совершенно верно. Вы знаете, не так давно было проведено обследование населения в возрасте от 15 лет на предмет наличия у них артериальной гипертензии. И оказалось, что около 42 процентов женщин и около 39 процентов мужчин страдают вот этим распространенным заболеванием. Причем многие из них даже не догадываются о том, что у них есть болезнь, потому что, к сожалению, не каждый человек чувствует свое повышенное артериальное давление. И если вовремя пройти обследование, если вовремя обратить внимание на эту проблему, то с ней можно справиться и ее можно контролировать, и можно предотвратить очень серьезные осложнения, к которым приводит это заболевание.



Ольга Беклемищева: А вот какое именно обследование даст хорошую, надежную информацию о состоянии артериального давления у человека?



Ольга Карданова: Ну, современная медицина, современные клиники, они располагают большим набором, большим спектром обследований. И конечно, самым объективным обследованием является мониторирование артериального давления в течение суток.



Ольга Беклемищева: По Холтеру.



Ольга Карданова: Да, по Холтеру. И его проводят, действительно, в течение суток. В течение этих суток пациент ведет специальный дневник, где записывает свои дела, свое самочувствие. И при расшифровке Холтера врач обращает внимание на записи пациента, чтобы сориентироваться в том...



Ольга Беклемищева: ...почему было повышение давления.



Ольга Карданова: Возможно, и так, да. Причем в течение дня артериальное давление измеряется, как правило, каждый час или каждые полчаса, даже так, а ночью – в течение каждого часа.


Кроме того, сейчас существуют методики, которые позволяют не только отследить уровень артериального давления в течение всего дня и ночи, но, соответственно, и просмотреть частоту сердечных сокращений, работу сердца в течение всех суток. Существуют отдельные приборы – «Кардиотензы», которые делают это одновременно. Это очень полезная для врача и для пациента методика, поскольку, оценив ее, врач может наиболее правильно подобрать медикаментозное лечение, которое пациенту, несомненно, поможет.



Ольга Беклемищева: И мы уже рассказывали нашим слушателям о Холтеровском мониторе, но это было сказано как-то вскользь. А вот сейчас я прошу Ольгу Дмитриевну рассказать об этом подробно, и прежде всего потому, что нужно знать, для чего это все и что это такое. Вот на самом деле это довольно небольшой приборчик. Вам вешают на предплечье манжетку, она периодически надувается, а в приборчике, который висит у вас на поясе, тоже небольшом и не мешающем совершенно, идет запись показаний. И хотя, к сожалению, во многих поликлиниках данного прибора нет или его не выдают пациентам на дом, но есть такая возможность, скажем, в той же «Гута Клиник». Вы приходите, вам устанавливают на предплечье приборчик, на следующий день вы приходите – вам все это расшифруют и дадут полную информацию. И конечно, это очень важно для профилактики осложнений гипертонической болезни и для того, чтобы отличить транзиторную гипертонию от эссенциальной, как говорит Ольга Дмитриевна. Это так?



Ольга Карданова: Да, действительно, очень важно понять - те эпизоды повышенного артериального давления, они, действительно, являются эпизодами...



Ольга Беклемищева: Ну, понервничал человек.



Ольга Карданова: ...да, или все-таки это уже имеет стационарное течение. Очень важно проследить ночное артериальное давление...



Ольга Беклемищева: ...которое вы не проследите, к сожалению, обычным, ручным тонометром.



Ольга Карданова: Конечно, да. И это очень важно.



Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, дело в том, что гипертония, с которой практически все мы сталкиваемся, выйдя на пенсию, она начинается гораздо раньше, к сожалению. Вот о чем идет речь, и о чем мы хотели бы вас поставить в известность.


Но есть и еще более интересный момент, который я с изумлением обнаружила именно в «Гута Клиник», - тут научились мерить внутричерепное давление. Вы много раз, наверняка, слышали: «У меня повышенное внутричерепное давление». Но, как правило, это просто означает, что болит голова, и не понятно – почему. Потому что мало кто соглашается делать пункцию спинномозговую для того, чтобы это давление измерить. А вот Борис Батразович Бохов, врач функциональной диагностики, придумал, как измерить это внутричерепное давление без пункций.


Итак, Борис Батразович, вам слово.



Борис Бохов: Во внутричерепном пространстве есть два «окна» – это ухо и глаз. И до сих пор обычно, когда существует подозрение на предмет повышенного внутричерепного давления, то смотрят глазное дно.



Ольга Беклемищева: Насколько расширены там сосуды.



Борис Бохов: Да, вены по отношению к артериям, калибр вен увеличивается. И может быть отек зрительного нерва. Ну а кроме того, были попытки, но пока они в пределах лабораторий, делались попытки использовать и ушной канал. Дело в том, что внутреннее ухо соединено с внутричерепным пространством тонким каналом – водопроводом улитки. И вот давление, все изменения давления во внутричерепном пространстве, они передаются во внутреннее ухо. Попытки использовать вот это обстоятельство для того, чтобы оценить – повышено давление или нет, делались, начиная с 80-х годов.



Ольга Беклемищева: Уже прошлого века.



Борис Бохов: Да. Для этого использовался прибор, который называется импедансометр (или тимпанометр). Это прибор, измеряющий жесткость или (обратная величина) податливость барабанной перепонки.



Ольга Беклемищева: И он есть практически у каждого ЛОР-врача.



Борис Бохов: Да, по всему миру пользуются этим прибором. И этот прибор описывается, как прибор, предназначенный для оценки функции среднего уха. И вот мы в своей практике для оценки функции среднего уха, то есть по изменению жесткости барабанной перепонки судим о том, что что-то изменено...



Ольга Беклемищева: ...нет ли там какого-нибудь воспаления и так далее.



Борис Бохов: Да. Но только о среднем ухе. И вот мы научились использовать эту информацию для того, чтобы судить о жесткости мембран, которые отделяют среднее ухо от внутреннего.



Ольга Беклемищева: А их жесткость как раз уже и зависит от внутричерепного давления, да?



Борис Бохов: Совершенно верно.



Ольга Беклемищева: И как это все выглядит?



Борис Бохов: Пациент, тимпанометр... Ему закрывают ухо... такой резиновый вкладыш с отверстиями, через которые подаются звуки. Речь идет об акустическом сопротивлении, то есть о том, как барабанная перепонка проводит звуковую энергию, которая подается на определенной частоте, и сколько отражается. Вот измерение этих параметров, оно и дает возможность судить об изменении податливости или жесткости. Закрывается ухо, подается звук на определенной частоте, вот этот постоянный звук, и одновременно в образовавшийся герметический участок ушного канала подается вначале высокое давление, а потом давление постепенно снижается. И в конце концов, оно переходит в отрицательное давление. А для чего это делается? Для того чтобы изменить напряжение барабанной перепонки и посмотреть, в какой момент прохождение вот этой звуковой энергии является оптимальным.



Ольга Беклемищева: А пациент при этом потихонечку опускает...



Борис Бохов: Сейчас мы говорили о стандартной ситуации. Вот что делает врач, когда ему нужно оценить функции среднего уха. Это то, что делается повсюду, независимо от того, какую страну мы берем.


Когда мы используем это для оценки внутричерепного давления, то мы делаем все то же самое, но мы вводим такой элемент, как изменение позы. У нас есть поворотный стол. Это все стандартное оборудование - и тимпанометр стандартный, и поворотный стол. И я хотел бы сказать, что когда мы находимся в вертикальном положении, то внутричерепное давление у здорового человека, оно обычно близко к атмосферному или даже ниже атмосферного. Но когда мы переходим в горизонтальное положение, то давление увеличивается примерно в 10 раз, а то и больше.



Ольга Беклемищева: На этом как раз основаны многие йоговские методики, когда голову специально опускают ниже уровня таза.



Борис Бохов: Да. Вообще отклонение от вертикали меняет функции многих систем.


И вот мы, постепенно отклоняя пациента, измеряем...



Ольга Беклемищева: То есть из вертикального положения вы его потихонечку кладете, да? И мерите на каждом углу...



Борис Бохов: Совершенно верно, мы снимаем тимпанограмму.



Ольга Беклемищева: И в результате как бы вычитается информация о среднем ухе, остается информация о внутреннем ухе, которая и свидетельствует о внутричерепном давлении.



Борис Бохов: Совершенно верно.



Ольга Беклемищева: Хотя я думаю, что мы довольно сложно все это объясняем, тем не менее, сам результат для человека безболезнен. Это так?



Борис Бохов: Да, конечно.



Ольга Беклемищева: Это не пункция, это фактически неинвазивный метод. Ну что такое – ушной вкладыш?.. Это фактически беруши. И никаких проблем не возникнет.


Но почему важно измерить это давление? Это вопрос к Ольге Дмитриевне, как к терапевту.



Ольга Карданова: Очень важно знать уровень внутричерепного давления, скажем, у детей, которые беспокойные, которые нервозные, которые плохо спят, которые жалуются на головные боли, которые плохо успевают в школе. У детишек, которые родились у матерей с осложненными родами, которые...



Ольга Беклемищева: А таких, к сожалению, сейчас уже больше 50 процентов.



Ольга Карданова: Да, к сожалению, наши женщины стали не слишком здоровыми, и очень часто роды бывают осложненными, все чаще прибегают к кесареву сечению.


Поэтому определение внутричерепного давления очень важно для того, чтобы помочь такому ребенку. И чем раньше это будет сделано, тем лучше. Потому что правильно назначенное лечение поможет сохранить этому ребенку, скажем так, интеллект.



Ольга Беклемищева: Функциональные возможности мозга.



Ольга Карданова: Да, конечно. И чем меньше мозг будет испытывать проблем, тем лучше он будет развиваться.



Ольга Беклемищева: Вы знаете, у меня было некоторое сомнение до начала передачи. Борис Батразович мне рассказывал о своем взгляде на лечение повышенного внутричерепного давления, а оно несколько отличается от принятого в России, стандартного, и я думала, говорить об этом или нет. Но решила, что все-таки давайте расскажем. Борис Батразович, может быть, это услышат врачи, которые нас слушают, и задумаются. Вот чем лечат это повышенное внутричерепное давление? И как это делают в России, а как это делают за рубежом?



Борис Бохов: Что это значит – повышенное внутричерепное давление? Это увеличение количества спинномозговой жидкости, которая фильтруется из артерий в желудочках мозга и всасывается в вены мозга.



Ольга Беклемищева: Циркуляция такая постоянно происходит.



Борис Бохов: Да, именно циркуляция. И если нарушается всасывание, то скапливается избыточное количество. Значит, вот проблема избыточного количества спинномозговой жидкости. И каков путь? Уменьшить секрецию этой жидкости, фильтрацию. А для этого есть слабый диуретик – Диакарб. Он действует на фермент...



Ольга Беклемищева: Ну, подробности, наверное, не нужны. Главное, что он уменьшает всасывание.



Борис Бохов: Да. Я просто хочу сказать, что он уменьшает продукцию спинномозговой жидкости на 50-70 процентов. И речь идет о дозах. Вот если вы откроете справочник Видаль, то, во-первых, там вообще нет ни звука по теме Диакарба, там нет ни звука о внутричерепном давлении. И это, по-моему, большой недостаток «Польфарма». Я писал им письмо, но они не ответили. Как дают на Западе, в Америке. Я собрал литературу и дозировку, которую рекомендуют лучшие неврологические, педиатрические институты, исследовательские институты. Норма – это 1 грамм в день, или 0,30 миллиграммов за прием, на килограмм веса. Детям с высоким давлением дают до 2 граммов.



Ольга Беклемищева: То есть в два раза больше стандартной дозы.



Борис Бохов: Ну, я не знаю насчет стандартной, но вот доза для повышенного внутричерепного давления иногда даже доходит до 2 граммов.



Ольга Беклемищева: И как длительно это дают?



Борис Бохов: Например, 1 грамм дают и три месяца, если есть указания. Но это, конечно, должно контролироваться.


А что мы видим в Справочнике Видаль. Там написано, что по одной таблетке три дня, в день по одной таблетке. И после этого – перерыв. Почему перерыв? Потому что может угнетаться дыхательный фермент. И ничем невозможно преодолеть это. Как я уже говорил, я писал письмо в «Польфарма», я писал письмо директору редакции Справочника Видаль, ну, ничего... Конечно, он ничего не может изменить. Это – фирма. Поэтому мне хотелось бы, чтобы прошло какое-то совещание – в конце концов, кто проводил эти эксперименты и кто доказал, что достаточно один день и что одна таблетка? Потому что одна таблетка в день – это только видимость лечения. Это не действует, не работает. Давайте обсудим этот вопрос.



Ольга Беклемищева: А нужно на самом деле 2 грамма и, может быть, даже три месяца.



Борис Бохов: 1 грамм или хотя бы предельная доза, но не 250 миллиграммов, как обычно.



Ольга Беклемищева: Я надеюсь на то, что этот призыв будет услышан. По крайней мере, вопросы дозировок, они чрезвычайно актуальны, и именно по поводу них идет основное ломание копий в современной терапии.


Вот мы немножко рассказали о выявлении проблем с внутричерепным давлением. Но у человека может быть и масса других проблем. Вот человек, скажем, может страдать гипертонией, но он же может страдать и какими-то скрытыми сердечно-сосудистыми заболеваниями. Ольга Дмитриевна, а что, кроме того аппарата, о котором вы упомянули...



Ольга Карданова: «Кардиотенз» - это тот аппарат, которым можно одновременно измерять артериальное давление в течение суток и контролировать работу сердца. Это сочетанный препарат, который измеряет и давление, и пульс. А если нужно более четко, более точно посмотреть работу сердца, то все-таки это Холтеровский монитор изолированный. Он очень маленький. У нас в «Гута Клиник» существуют самые маленькие, меньше, чем тоненький мобильный телефон, приборы, которые фиксируют деятельность сердца очень четко, очень тщательно. Потом это все подвергается компьютерной обработке – и мы имеем абсолютно точную информацию о ритме, проводимости, наличии или отсутствии недостаточности кровоснабжения сердца, даже если человек этого недостатка не ощущает.



Ольга Беклемищева: А уж тем более, если он периодически жалуется на какие-то проблемы с сердцем, но упорно не хочет идти и заниматься серьезным обследованием в своей поликлинике. Ну, хотя бы сходите на «Кардиотенз».


А сейчас я предлагаю послушать медицинские новости.



Сегодня в Москве прошел благотворительный марш «Вместе против рака груди». Марш организован одноименной благотворительной организацией при поддержке Министерства здравоохранения и социального развития. Цель марша - собрать деньги на покупку современного оборудования для диагностики рака груди, которое будет подарено онкологическим центрам регионов России. Также марш проводится для того, чтобы поддержать женщин, столкнувшихся с болезнью, и их близких. Основа марша – около тысячи волонтеров и выздоровевших женщин в розовых футболках с розовыми шариками прошли пешком 15 километров от Васильевского спуска до Лужников, раздавая листовки и собирая пожертвования в прозрачные ящики. Как заявил генеральный директор фирмы «Avon» Ференц Дер, на каждый собранный в ходе марша рубль фирма добавляет 3 своих, с тем, чтобы общий результат был лучше. Это достаточно распространенная практика, когда та или иная фармкомпания поддерживает (а иногда и создает) благотворительные организации, занимающиеся санитарным просвещением публики в интересующем фирму направлении. В данном случае есть совпадение интересов общества и бизнеса, направленное на решение чрезвычайно актуальной проблемы: по данным государственных Центров контроля и предупреждения заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention) в США рак груди является второй по частоте случаев причиной смерти женщин. Американское Онкологическое Общество (American Cancer Society) недавно сообщило, что в 2006 году рак груди был выявлен у почти 213 тысячи американок, и примерно 41 тысяча из них умрут от этой болезни. Шансы на выживание значительно повышаются, если рак обнаружен на ранней стадии. И именно неготовность многих сравнительно молодых женщин регулярно проходить обследования в женских консультациях является самой большой проблемой, мешающей успешному преодолению данной разновидности рака. Россия пока не имеет достоверной статистики по частоте рака груди, но актуальность проблемы признают все – достаточно сказать, что в 2006 году министерство закупило для лечебных учреждений более 400 маммографов, а в 2007 году их поступит более 500. Осталось уговорить женщин приходить на обследования – именно этим и занимается Всемирная благотворительная организация «Вместе против рака груди».


Американская Академия общей стоматологии (Academy of General Dentistry) сообщила о создании нового метода ранней диагностики рака груди. Для постановки диагноза достаточно взять анализ слюны. Метод основан на анализе белков, содержащихся в слюне. Академия указывает, что этот метод имеет ряд преимуществ перед имеющимися. Он безболезнен и более точен, чем анализ крови. Для взятия анализа не требуется специальной аппаратуры и особых навыков медицинского персонала. Он более дешев. Кроме того, в США дантистов посещают чаще, чем обычных врачей. Новый метод пока не прошел обязательных государственных экспертиз. Но уже через 3-5 лет, возможно, анализ на рак груди станет таким же простым и доступным, как анализ на ПСА.



Россияне в прошлом году потратили более 100 миллионов долларов на средства от гриппа и простуды. По данным исследовательской компании RMBC, за прошлый год россияне купили 48 миллионов упаковок различных средств от гриппа и простуды на 105 миллионов долларов, что на 33 процента превысило соответствующие показатели 2005 года. Согласно данным исследования, наиболее популярное у россиян средство от простуды ТераФлю (каждая пятая купленная упаковка) вплотную приблизилось по объемам продаж к одному из лидеров фармацевтического рынка - Виагре. Если и дальше погода будет радовать сюрпризами, то россияне могут потеснить с лидирующих позиций американцев, на которых приходится львиная доля мирового потребления средств от гриппа и простуды, подчеркивают аналитики.



Ольга Беклемищева: И мы возвращаемся к нашей теме. И как раз медицинские новости подчеркивают необходимость своевременного проведения обследований, по крайней мере, в том, что касается вопросов выявления рака молочной железы.


Кстати, Ольга Дмитриевна, я хотела бы вас спросить вот что. Как я понимаю, маммограф сейчас будет доступен всем. А насколько хорошо его умеют интерпретировать, скажем, в вашей клинике и вообще, по вашей оценке, врачи-гинекологи?



Ольга Карданова: Давайте мы немножко скажем о том, что, к сожалению, рак молочной железы сейчас чрезвычайно помолодел. И мы сталкиваемся со случаями, когда совсем молодые, можно сказать, даже юные женщины имеют уже эту злую болезнь. Я должна сказать, что обязательно раз в год каждая женщина должна проводить обследование молочных желез.



Ольга Беклемищева: И вот раньше говорили, что после 45 лет. А сейчас это нужно делать раньше, да?



Ольга Карданова: Да, это нужно делать раньше, вне всякого сомнения. Ну, прежде всего, каждая женщина должна уметь обследовать свою молочную железу сама. А молодые женщины...



Ольга Беклемищева: ...как правило, этого не умеют.



Ольга Карданова: Ну, этому можно научиться, попросить обучить этой методике своего гинеколога. И в этом нет ничего сложного, но это поможет женщинам, может быть, раньше обнаружить какие-то изменения в своей груди.



Ольга Беклемищева: А маммограф дает абсолютно точную картину?



Ольга Карданова: Да, маммограф – это аппарат, который позволяет абсолютно точно увидеть состояние молочной железы и абсолютно точно покажет, есть или нет в молочной железе образование.


Я могу сказать, что молодым женщинам возможно проведение ультразвуковой диагностики – УЗИ молочных желез. Это исследование проводится на пятый-девятый день месячного цикла – в этот период информация наиболее полная о состоянии молочной железы. Однако что касается женщин после 40 лет, то здесь одним ультразвуковым обследованием обойтись уже нельзя. Здесь несомненно и только – маммография.



Ольга Беклемищева: А это дорого?



Ольга Карданова: Нет, это вполне доступно.



Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, вот вторая медицинская новость говорила о том, сколько миллионов мы тратим на таблетки, но, наверное, все-таки лучше сначала потратиться на диагностику.


И до нас уже дозвонились слушатели. Первым позвонил Виктор Николаевич из Москвы. Здравствуйте, Виктор Николаевич.



Слушатель: Здравствуйте. Первый вопрос. Если можно, сообщите телефон клиники. И второй вопрос. Не производится ли в «Гута Клиник» диагностика причины крапивницы? И если не производится, то куда можно было бы обратиться с такой проблемой?



Ольга Беклемищева: Спасибо, Виктор Николаевич.


Ольга Дмитриевна, вы можете дать номер телефона?



Ольга Карданова: Пожалуйста, телефон нашей клиники: 250-26-40 – это рецепция, куда можно позвонить и записаться на обследование или к любому, интересующему вас, специалисту.


И отвечу на второй вопрос. Да, в нашей клинике производится диагностика причин крапивницы. У нас принимают аллергологи-иммунологи, кандидаты медицинских наук. И клиника располагает всем спектром иммунологических и аллергических исследований. Поэтому, пожалуйста, вы можете обратиться к нам, и мы постараемся вам помочь.



Ольга Беклемищева: И я дополню Ольгу Дмитриевну. Дело в том, что мне совершенно недавно попалось сообщение (по-моему, в Фармакопее последней) о том, что хроническая крапивница может быть частично связана с дисфункцией щитовидной железы. Там как раз смотрели уровень тиреотропного гормона, и выяснялось, что для хронической крапивницы характерен его повышенный уровень. Ну, это как бы к вопросу о том, что, может быть, нужно будет проводить не только аллергические и иммунологические обследования, но и гормональный профиль. Кстати, я бы хотела, чтобы мы потом рассказали людям, зачем нужны вот эти гормональные профили и какую информацию они могут из этого извлечь.


А сейчас давайте еще ответим Петру из Москвы. Здравствуйте, Петр.



Слушатель: Добрый день. У меня вопрос возник именно потому, что я внимательно слушаю передачи Радио Свобода, именно Ольги Беклемищевой.



Ольга Беклемищева: Спасибо.



Слушатель: Но я не уверен, с вами ли разговаривал вице-президент Организации доказательной медицины.



Ольга Беклемищева: Нет, не со мной.



Слушатель: Ну, только Радио Свобода вас объединяет. Он в ряду проблем, возникающих в связи с ложным... то есть в интересах фарминдустрии, назвал раздутые, так сказать, медицинские проблемы в связи с целлюлитом. И он первой назвал артериальную гипертензию. А вот ваша гостья сообщила, что ее нужно все время диагностировать. Так существует или нет эта артериальная гипертензия или это миф, созданный для фарминдустрии и заинтересованных...



Ольга Беклемищева: Петр, вы давление тонометром хотя бы у себя мерили? Вы же знаете, что есть нормальные цифры – 130 на 80. И есть не нормальные – это все те, которые выше этих цифр. Как же можно говорить о том, что ее не существует? Вопрос в том, конечно, какая терапия предпочтительнее. Фирмы придумывают новые лекарства, борются за рынки сбыта. Но это естественный процесс, когда есть потребность. А потребность, она реальная, потому что, действительно, давление нужно контролировать.


Ольга Дмитриевна, пожалуйста.



Ольга Карданова: Я хочу сказать, что артериальная гипертония и проблемы сердечно-сосудистых болезней – это одна из самых частых причин смерти и инвалидизации во всем мире. Вот, к сожалению, что касается нашей страны... в Европе сейчас сердечно-сосудистая смерть уменьшается, а в нашей стране, к сожалению, она продолжает возрастать. И отчасти, возможно, из-за того, что наши люди, а особенно наши мужчины, они относятся к себе не очень внимательно, пренебрегают элементарными правилами, не следят за собой. Поэтому я призываю всех обращать внимание на состояние своего артериального давления обязательно.



Ольга Беклемищева: Ну а целлюлит – это чисто косметологическая проблема, здесь вы совершенно правы. Но если кто-то страдает по поводу того, что у него некрасивые ножки, то медицина, она же призвана избавлять от страданий, даже вот таких, может быть, на ваш взгляд, и несерьезных. Ну и пусть лечатся те, кому от этого плохо.


А с артериальной гипертонией шутить нельзя. Даже небольшое повышение – это уже повод задуматься о своем здоровье. Потому что все это может в любой момент перейти в гораздо более тяжелую патологию.


И слушаем Леонида Николаевича из Москвы. Здравствуйте, Леонид Николаевич.



Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос к медикам. Может ли российская медицина на сегодняшний день помочь населению, если руководство страны все делает для того, чтобы закопать население? Я приведу только один пример, о котором знает вся страна, если не весь мир. Семья Прокофьевых из Бутово, сколько раз ее увозили с гипертонией с этих судебных заседаний?..



Ольга Беклемищева: Леонид Николаевич, ваш вопрос, конечно, не по адресу. У нас не та программа, которую слушают в Кремле. У нас та программа, которую слушают простые люди, которым мы стремимся помочь. Вот для того чтобы не было приступов артериальной гипертонии... конечно, социальные условия могут быть самыми разными, но вот то, что рекомендует врач, нужно делать и вовремя принимать таблетки. Потому что все это «не бесплатно» для нашего организма, когда происходит такой большой подъем давления.


И слушаем Сергея из Петербурга. Здравствуйте, Сергей.



Слушатель: Добрый день. Хотел бы вам возразить, а не то что польстить. Вашу программу слушают в Кремле, это я уже чувствую иногда по вашим выступлениям и реакциям.


И у меня есть вопрос. Я слышал и читал, по-моему, о дозировке лекарств. Если лекарство выпущено в Штатах, то для России, грубо говоря, нужна половинная доза. А уж японцам – не больше трети.



Ольга Беклемищева: Да, есть, конечно, национальные и расовые различия в биохимии.



Слушатель: И меня так задела маммография и фарматерапия... Я большой поклонник паразитарной теории многих болезней и разделяю ее целиком. Женщина и мужчина одинаково наказываются за свое бездействие. Если женщина не хочет больше рожать – маммология обеспечена. Ну а мужчины пойдут... у них там предстательная железа, они пойдут по этой части.



Ольга Беклемищева: Знаете, Сергей, я очень довольна тем, что в качестве врача и ведущей программы я не должна разбираться в моральных причинах поведения людей, а имею своей целью просто им помогать. В конце концов, со своей совестью пусть они сами решают, зачем им это все нужно. А просто нужно, чтобы они не страдали, мне так кажется. Но это – философия.


А вот по поводу паразитарной теории и по поводу того, что есть на самом деле. Ольга Дмитриевна, мы с вами как раз обсуждали до начала программы, что на самом деле сейчас очень большая обсемененность населения различными вирусами, как такими простыми и всем известными, как герпес, так и цитомегаловирус, и вирус Эпштейна-Барра, и много других, как связанных с урогенитальными инфекциями, так и не связанных. Тем не менее, они сейчас встречаются практически у всех. Нужно ли их выявлять? Что для этого следует делать? Каким образом поступать в таких случаях?



Ольга Карданова: Выявить наличие вируса в своем организме сейчас достаточно просто. Для этого нужно сдать анализ крови...



Ольга Беклемищева: На ПЦР, да?



Ольга Карданова: Нет. Ну, методом ПЦР – пожалуйста, это один из методов выявления вируса. Пожалуйста, можно сделать и так. Но существует много различных методик для определения наличия вируса, для определения его титра. Эти анализы врачами интерпретируются, и принимается решение – нужно ли лечить человека, нужно ли его избавлять от этого вируса или оставить человека в покое. Потому что дело в том, что с вирусами мы, действительно, встречаемся все. Например, хорошо всем известный вирус Эпштейна-Барра, он...



Ольга Беклемищева: 95 процентов населения его имеют.



Ольга Карданова: Конечно. Он передается очень легко – при поцелуях, гнездится в слюнных железах, но он ведет себя совершенно безобидно у людей с хорошим иммунитетом. Он может себя абсолютно никак не проявлять. При обследовании мы можем выявить антитела к этому вирусу, но это не значит, что человек болен и что его нужно лечить. А если есть клинические проявления вирусной болезни, если высокий титр вируса, то, конечно, нужно проводить противовирусную терапию. Этим обычно занимаются аллергологи-иммунологи. Почему именно эти врачи? Потому что, как правило, противовирусное лечение, оно должно обязательно сочетаться с коррекцией иммунитета. Когда вирусы расцветают в организме? Когда снижена иммунная защита. Поэтому плановое, правильное, комплексное лечение с коррекцией иммунитета и противовирусная терапия, они помогут человеку значительно улучшить свое состояние и повысят качество его жизни.



Ольга Беклемищева: А если с иммунитетом все в порядке, то наличие в нас некоторого количества вируса, может быть, даже и полезно. Во всяком случае, я встречала сообщения о том, что у крыс некоторые виды вируса герпеса защищали их от тяжелых бактериальных инфекций. Их специально заражали «бубонной чумой», и крысы с вирусом герпеса не болели. Мы же, действительно, существуем с этими вирусами уже многие миллионы лет, и наверное, какие-то у нас симбиотические отношения. Не всякий вирус нуждается в том, чтобы его давили.


И слушаем Елену из Петербурга. Здравствуйте, Елена.



Слушатель: Добрый день. Я Крыса по гороскопу, но у меня вопрос по внутричерепному давлению. У меня вот какое состояние: головная боль, но не сильная, и такое впечатление, что у меня там не мозги, а белье, и его постоянно выкручивают. Делали МРТ. МРТ показало заместительный отек мозга. Кроме того, у меня в глазах паутина и кляксы. И вот то одним глазом видится теплее цвет предметов, то другим глазом. Они как-то меняются. То холоднее один глаз, то холоднее другой. Ну, катаракты есть обоих глаз, но еще очень маленькие. А не связано ли это с внутричерепным давлением? У нас на участке я добиться практически ничего не могу. Тем более, мне 70 лет, и мне просто говорят: «Ну, что вы хотите?!..».



Ольга Беклемищева: Борис Батразович, что можно ответить слушательнице?



Борис Бохов: Да, конечно, появление тумана перед глазами на одну-две-три секунды является одним из признаков повышенного внутричерепного давления. И наверное, вас направил на МРТ невролог. Но сейчас признают, что МРТ не является тем исследованием, которое позволит обнаружить повышенное внутричерепное давление.



Ольга Беклемищева: То есть, значит, вот этот заместительный отек, он что, может не давать повышение давления?



Борис Бохов: Отек – это особая статья. Внутричерепное давление не всегда, совсем не всегда и далеко не всегда сопровождается отеком мозга.



Ольга Беклемищева: Но если всасывание хорошее, то ничего и не будет, да?



Борис Бохов: Нет, без отека повышенное внутричерепное давление дает головную боль...



Ольга Беклемищева: Ну, клинические проявления, да. Но просто женщина сказала, что у нее есть...



Борис Бохов: Здесь надо идти к неврологу. Это очень серьезное нарушение - отек мозга.



Ольга Беклемищева: К сожалению, Борис Батразович, конечно, вас, Елена, не видит, тем более, вы живете в Петербурге, и он не может вас проконсультировать по радио. Но я думаю, что вам нужно просто поискать, действительно, того невролога, который вами займется, и сделать это как можно скорее.


И слушаем Виктора Ивановича из Москвы. Здравствуйте, Виктор Иванович.



Слушатель: Здравствуйте. Меня интересует, почему при определении общего анализа крови или биохимического анализа крови не определяется газовый состав крови? Ведь, как известно, основным движущим компонентом является углекислый газ, который и движет кровь, и расширяет артерии и артериолы. Почему в обязательном порядке не определяется вот этот элемент?



Ольга Беклемищева: Спасибо, Виктор Иванович. Я не уверена в том, что углекислый газ столь...



Ольга Карданова: Да, я хочу возразить нашему слушателю. Мы определяем газовый состав крови у тяжелых пациентов, которые находятся на искусственной вентиляции легких, которые находятся в реанимации. Но пациенту здоровому...



Ольга Беклемищева: Или хотя бы сравнительно здоровому.



Ольга Карданова: ...или сравнительно здоровому, который проходит поликлиническое обследование, ну, нет клинического смысла делать вот такое обследование.



Ольга Беклемищева: Ничего нового оно не даст в понимании картины страданий человека.


И слушаем Валерия из Подмосковья. Здравствуйте, Валерий.



Слушатель: Здравствуйте. Несколько месяцев назад радиостанция «Свобода» сообщила о том, что в Штатах создали прибор, который по дыханию, по выдоху определяет рак легких. А можно ли диагностировать этим же прибором рак желудка? Это первый вопрос. И второй вопрос. Не является ли, в таком случае, выдох больного раком заразным для других людей?



Ольга Беклемищева: Не является, Валерий.


Ольга Дмитриевна, ответьте, пожалуйста, слушателю.



Ольга Карданова: Что касается рака желудка, то все-таки главной диагностической методикой выявления этого заболевания является все-таки гастроскопия. Диагноз рака никогда не считается окончательно установленным, пока не получена клеточка опухоли, которая выявлена в желудке. То есть это только гастроскопия.


Что касается дыхательных тестов, то мы их используем в своей практике, но, например, для того, чтобы определить наличие, скажем, в желудке знаменитого Helicobacter Pylori – этого микроба, который, зловредно существуя в желудке, вызывает язвенную болезнь или способствует хроническому течению, или частому рецидивированию гастритов. Вот такая методика, да, существует.



Ольга Беклемищева: Видите, Ольга Дмитриевна, я вас предупреждала до начала передачи, что без обсуждения вопросов гастроскопии нам не обойтись. Ведь, действительно, такое мучительное это обследование – глотаешь зонд, давишься, а потом сидишь, из тебя что-то вытягивают. Неужели не придумали что-нибудь более щадящее?



Ольга Карданова: Во-первых, я скажу все-таки в защиту гастроскопии и еще такого исследования, как колоноскопия – это обследование толстого кишечника. Все-таки это те методики, которые дают наиболее полную информацию о состоянии желудка и кишечника. Сейчас медицина располагает возможностями провести это совершенно безболезненно. В нашей клинике используется сон медикаментозный. Внутривенно, капельно вводится препарат, и пока он капает – человек спит, а как только капельница перекрывается – человек просыпается. Он совершенно не ощущает исследования, встает – и ему дают полное заключение о состоянии его желудка.


А что касается более щадящих методик, то, да, конечно, они существуют. Так называемые видеокапсулы, которые человек проглатывает, и врач может увидеть глазом все, что у него делается, начиная от полости рта, пищевода и заканчивая прямой кишкой. Особая ценность этого метода состоит в том, что видеокапсула позволяет просмотреть тонкий кишечник. Никаким другим методом внутрь тонкого кишечника забраться невозможно. Эта же видеокапсула может измерять PH . Но эта методика очень... ну, она достаточно дорогостоящая и не так распространена, как, скажем, гастроскопия.



Ольга Беклемищева: Представляете, врач должен за телевизором смотреть путешествие этой капсулы практически сутки.



Ольга Карданова: Да. Ну, существует так называемая виртуальная колоноскопия – это использование компьютерного топографа, специальная методика, которая позволяет, скажем, выявить наличие опухоли, например, в кишечнике. Но даже если этим методом опухоль будет диагностирована, я повторю, окончательный диагноз может быть поставлен только после колоноскопии и после биопсии этой опухоли для того, чтобы метод лечения был выбран правильно.



Ольга Беклемищева: То есть на самом деле все та же великая мудрость: патологоанатом – лучший диагност. Пока не разрежем и не вытащим – ничего сказать не рискнем. То есть на самом деле мы уже очень многое можем сказать нашим пациентам, но, конечно, хотелось бы большей уверенности.


И вот слушатели просят, Ольга Дмитриевна, сказать о часах приема в вашей клинике.



Ольга Карданова: Клиника работает с 9 утра до 9 вечера, а в субботний день с 10 утра до 6 вечера. Выходной день – воскресенье.



Ольга Беклемищева: И я обращаю внимание наших слушателей на то, что это частная, платная клиника. А вот почему у меня в гостях не представители государственного сектора в медицине? Прежде всего потому, что, как я уже говорила в начале передачи, подбор диагностической аппаратуры здесь шире и лучше, чем в обычной поликлинике. И для тех, кто не хотел бы заниматься бесконечным стоянием за талончиками и направлениями, а получить в свои руки результаты анализов достаточно быстро и качественно, я считаю, что того оно стоит. И я была бы рада пригласить представителей какой-нибудь государственной клиники, которая продемонстрировала бы такие же возможности в плане функциональной диагностики, но мне такую клинику найти не удалось. Так что я предупредила, а дальше делайте выводы сами.


И я благодарю наших гостей за участие в программе. Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG