Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему журналы цветут, а газеты чахнут


Елена Рыковцева: В Москве завершилась ежегодная выставка-конференция «Издательский бизнес-2007», которая по традиции служит площадкой для обсуждения проблем медиа-отрасли. В этом году в форуме, который организовала Российская Гильдия издателей периодической печати, приняли участие более 2 тысяч специалистов, работающих на рынке печатных СМИ и представляющих издательские компании, типографии, информационные агентства и другие отраслевые объединения. И вот когда я спрашивала участников, какая тема из тех многих тем, что обсуждались на этом форуме, была доминирующей, мне говорили: это был вопрос, почему журналы процветают, а газеты стагнируют? На самом деле, эта тема была сразу задана, заявлена руководителями Всемирной газетной ассоциации на первой же пресс-конференции. Послушаем газету «Газета».


Диктор: « Развитие газетного рынка в России сдерживается плохим качеством российских газет. Так считает гендиректор Всемирной газетной ассоциации Тимоти Болдинг. «Газетный рынок в России пока не развит. Или не развит в достаточной степени, если сравнивать Россию с теми странами, где также наблюдается экономический рост», - заявил Болдинг на ежегодном профессиональном форуме российских издателей. «Газеты не являются источником достоверной информации, и это объясняет то, что российские газеты плохо читают», - разъяснил он свой тезис. Критика Болдинга практически дословно воспроизводит тезисы выступления его предшественника Гевина О'Рейли на Всемирном газетном конгрессе в Москве в июне 2006 года. Тогда в своей речи О'Рейли высказал мнение, что российской прессе угрожает контроль со стороны «финансовых групп, лояльных правительству». Олигархический контроль, по мнению О'Рейли, попросту сменился контролем государственных структур. Присутствовавший на открытии конгресса президент Путин, которому напрямую адресовался доклад тогдашнего президента Всемирной газетной ассоциации, в ответ заявил, что у него на этот счет имеются другие данные».


Елена Рыковцева: Ну, кто следил за этими событиями, помнят, что Владимир Путин сообщил про тысячи и тысячи новых и не новых газет и телекомпаний, которые открываются в России, в ответ на то, что вроде бы плохо со свободой, а со свободой хорошо, потому что очень много всего разного.


Итак, РИА «Новости» сообщают, что в ответ на заявление Тимоти Болдинга, что не очень хорошее качество российских газет, президент Международной Федерации журнальной прессы Дональд Каммерфельд, наоборот, отметил чрезвычайно высокий рост журнальной отрасли в России: «Журнальная отрасль растет, растут доходы от рекламы, и можно с уверенностью говорить, что печатный журнальный бизнес здоров», - сказал Каммерфельд. Он сообщил, что из 72 стран, которые объединяет Международная Федерация журнальной прессы, самые высокие показатели роста журнальной отрасли - именно в России. По мнению Каммерфельда, это связано с тем, что «глянцевые» журналы содержат минимум информации о политике и соответствуют тому стилю жизни, который сейчас популярен в России.


Ну, существует очень много причин, по которым положение журналов в современной России выглядит предпочтительнее. Мы будем обсуждать их сегодня с гостями нашей программы. В нашем разговоре участвуют гости и хозяева выставки «Издательский бизнес-2007», во-первых, исполнительный директор Гильдии издателей периодической печати Юлия Казакова, с нами руководитель направления «Технологии для медиа» компании ТЕРЕМ Михаил Шубин, а также обозреватель «Новой газеты» Наталия Ростова.


И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: как вы оцениваете качество современных газет? И если им нужно меняться, то как, в какую сторону, с вашей точки зрения?


А начинаем мы с нашей рубрики «О событиях в мире прессы», и к сожалению, печальная у нас тема – журналистская Москва прощается сегодня с Наумом Дымарским. С нами на связи Александр Мельман, обозреватель «Московского комсомольца». Александр, я знаю, что вы восприняли это как личную утрату.



Александр Мельман: Да, действительно, для меня уход Наума Александровича – это личный момент и личная трагедия. Потому что мои воспоминания о нем связаны с памятью о моем отце. Я помню, что наши зрители, наши слушатели могли видеть Наума Александровича только тогда, когда в программе «Время» он читал новости спорта, он рассказывал об этих новостях. И я помню, как мой папа ждал эти новости спорта, и когда появлялся Наум Александрович, он радовался, просто как ребенок, кидал вверх подушку и кричал: «Нюма! Нюма!». Он очень радовался. И понимаете, он был для нас как член семьи.



Елена Рыковцева: А они не были знакомы при этом, Александр?



Александр Мельман: Нет, они не были знакомы. И дело ведь здесь не только в национальности Наума Александровича и нашей национальности, а здесь просто... Вот вспомните то время. Обычная, среднестатистическая советская семья смотрит вот эту советскую программу «Время». И сначала – «дорогой Леонид Ильич», поцелуи, награды, «в Политбюро ЦК КПСС», а потом – вести с полей, «пятилетку за три года!», потом – американские агрессоры, израильская военщина и так далее. А потом – пафосные новости культуры.



Елена Рыковцева: Надо же! Вы сейчас перечислили, а я подумала: и сейчас то же самое – израильская военщина и американский агрессор. Надо же, как немного изменилось. Александр, продолжайте, пожалуйста. Извините.



Александр Мельман: Да. И вдруг появляется нормальный, обычный, совершенно не пафосный человек...



Елена Рыковцева: Да. Только сейчас нормальные не появляются.



Александр Мельман: ...который говорил таким... у него манера такая была очень интеллигентная, очень доверительная. И просто человек ощущал по ту сторону экрана, что Наум Александрович разговаривает именно с тобой и сообщает новости именно тебе. И он был высочайшим профессионалом в спортивной журналистике. Основная работа его была на радио. И он был профессионалом практически во всех видах спорта, великолепно в них разбирался, а особенно – в шахматах. И я помню, как я его слушал на «Маяке» и просто был абсолютный эффект присутствия. И конечно, я всегда буду его помнить. И светлая ему память.



Елена Рыковцева: Спасибо, Александр. И уточните для наших слушателей, которые, может быть, успеют на панихиду, где она проходит. В час дня, насколько я понимаю.



Александр Мельман: Да, в час дня. Боткинская больница.



Елена Рыковцева: Боткинская больница - уважаемые слушатели, все, кто хочет проститься.


Александр, спасибо за участие в нашей рубрике.


Итак, я хочу, чтобы вы послушали еще немного из газеты «Газета» - материал, который анализирует то, что сказали руководители Всемирной газетной ассоциации. И этот материал вроде бы подтверждает то, что они говорят - неважное качество газет в России. Послушаем.



Диктор: «Аудитория нерекламных общефедеральных ежедневных газет в России в последние годы действительно демонстрирует устойчивую тенденцию к снижению. По данным TNS Gallup Media, только за последний год у восьми наиболее читаемых изданий она в среднем сократилась на 14,1 процента. Исследования ВЦИОМа и Фонда развития информационной политики показывают, что в нашей стране население предпочитает местную прессу. Ежедневные федеральные газеты общественно-политической направленности читают 18 процентов населения, в то время как у местных СМИ читателей почти в два раза больше – 30 процентов. Развлекательные газеты в России читают 24-25 процентов населения. А каждый пятый россиянин не читает газет вовсе. Удивительно, но некоторые руководители российских газет с оценкой Болдинга в принципе согласны. В частности, главный редактор «Российской газеты» Александр Горбенко. «Если раньше мы говорили, что газеты не читают потому, что у населения низкие доходы, то сегодня этого сказать нельзя. Дело явно не в доходах, а в том, что люди на самом деле гораздо умнее, чем мы думаем. И люди устали читать прессу низкого уровня, непрофессионально сделанную», - сказал Александр Горбенко корреспонденту «Газеты». Есть, впрочем, среди российских газетчиков и те, кто придерживается обратной точки зрения. Вероника Боровик-Хильчевская, президент холдинга «Совершенно секретно», категорически не согласна с Тимоти Болдингом. «В России газет стало больше, конкуренция возрастает. Я не согласна, что в России качество газет плохое, - заявила она «Газете». - Есть газета «Совершенно секретно», тираж газеты - 2 миллиона экземпляров, и интерес к газете не пропадает». Вероника Боровик-Хильчевская считает, что проблема газет прежде всего в том, что их не читает молодежь, которая увлечена сейчас Интернетом».


Елена Рыковцева: И я просила бы гостей сейчас всех по кругу высказать свое мнение. Во-первых, согласны ли вы с тем, что газетный рынок развивается слабее и хуже, по сравнению с журнальным. И с чем это связано, с их точки зрения.


Наталия Ростова, пожалуйста. Вот каковы ваши наблюдения?



Наталия Ростова: Мне кажется, это очень комплексный вопрос, и однозначно ответить на него сложно. Потому что если говорить о количестве газет, то их значительно больше. У меня, например, с собой есть цифры на январь 2005 года: зарегистрировано газет в России 25 тысяч 843 на тот момент. Ну, сейчас, конечно, больше. А журналов – 16 тысяч 544. То есть их меньше.


Другое дело – какую прессу мы имеем в виду. Если мы говорим о качественной прессе общественно-политического вектора, то, конечно, проблемы испытывают газеты. Но мне кажется, что и журналы тоже. Другое дело, что, например, среди журналов наибольшее распространение получают кроссвордные – они на первом месте стоят. Потом идут кино- или телегиды. А потом – развлекательные и «женские», ну, они как-то объединены в одну группу. И вот у них наибольшее количество тиражей, внимания читателей. Но мне кажется, что проблемы испытывает общественно-политический сектор.



Елена Рыковцева: Газетный?



Наталия Ростова: Ну и газетный, и журнальный.



Елена Рыковцева: То есть тут вы не видите разницы между проблемами газет и журналов.



Наталия Ростова: Но другое дело, что многие говорят о том, что издавать журналы намного легче, потому что выстраивается очередь рекламодателей. И есть даже такое мнение, что многие журналы издаются не для читателя, а для рекламодателя, чтобы получить гарантированный доход от рекламы. А интересы читателей при этом не учитываются.




Юлия Казакова

Юлия Казакова: Я хотела бы сразу вступить в дискуссию. Во-первых, по поводу того, о чем сказала Наташа, что к журналам выстраивается очередь из рекламодателей. Ну, это, конечно, не всегда...



Елена Рыковцева: Как повезет.



Юлия Казакова: Да, естественно. Какие-то ведущие бренды западные, конечно, они приводят за собой рекламодателей крупных.


Что касается качества. Вопрос состоит на самом деле из двух частей. И я бы хотела как раз в две плоскости его и перевести. Есть качество содержания, контента, как мы, профессионалы, говорим. И второе – это качество подачи, то есть качество исполнения – это и полиграфическое качество, и какие-то новые технологии, которые сегодня Издательские дома используют для того, чтобы привлечь, расширить свою аудиторию.


И возвращаясь к тому, о чем вы, Елена, сказали в самом начале, и довольно жестко, что газеты стагнируют. Я бы не стала вешать такой ярлык. На самом деле, по последним данным экспертного совета Ассоциации коммуникационных агентств России (АКАР), который оценивает объемы рекламы в прессе, в медиа, как раз газеты неожиданно для всех экспертов АКАР, и по этому поводу была большая дискуссия, показали очень хорошие темпы роста. Были обсуждения, с чем это связано – связано ли это только с изменением в законодательстве, что произошло некое ограничение в сфере телевидения, в сфере наружной рекламы. Решили, что – нет. На самом деле местные газеты, они, в общем-то, стали активнее, пошла местная реклама.


И насчет качества, если говорить про качество содержания (как я понимаю, мы в основном об этом сегодня говорим), то газеты тоже разные, как национальные, так и местные – они разные. Есть хорошие газеты, есть газеты некачественные, скажем так. При этом я бы не называла их «желтыми», потому что в сфере «желтых» газет тоже могут быть профессиональные издания и могут быть непрофессиональные издания. И то, что сказал Тимоти Болдинг... я понимаю, что журналисты всегда гонятся за какими-то «утками»...



Елена Рыковцева: Нет-нет, не «утками», а за понятными вещами, яркими и понятными.



Юлия Казакова: Вот за какими-то сенсациями. И я бы сказала так, что журналисты взяли только часть его фразы, которая наиболее яркая и привлекла внимание к их материалу.


На самом деле Тимоти сказал, что качество газет вообще очень важно для расширения аудитории, для увеличения количества читателей. И эта тема важна не только для российских газет, но и для всех мировых газет, для привлечения, в том числе, и молодой аудитории. И качество в России газет, конечно, ниже, чем качество газет во всем мире. И с этим можно согласиться, если говорить по всем газетам. Конечно, есть газеты, которые выбиваются, которые качественные, да, они есть в России. Я не буду, наверное, намеренно их перечислять, чтобы не обидеть другие. Но, тем не менее, они есть. Было бы, конечно, интересно послушать мнения слушателей. И мы сегодня специально такой вопрос задали, чтобы понять обратную связь. Но ту тему, которую поднял Тимоти, то, о чем он сказал, он сказал абсолютно важную для профессионалов вещь. Для того чтобы развивался бизнес, для того чтобы газеты росли и сегмент газетный рос, конечно, важно самим производителям этого содержания, в общем-то, редакторам и журналистам думать о качестве содержания.



Елена Рыковцева: И я хочу обратиться к Михаилу с просьбой прокомментировать все это с сугубо технической точки зрения. Потому что Юлия говорила о том, что нужно все-таки разделить качество контента, который мы обсуждаем с нашими слушателями очень часто в нашем эфире, и качество подачи, которое мы редко обсуждаем. К нам редко приходят вот такие специалисты, как вы, такого уровня. Вы же помогаете в этом газетам и журналам. И расскажите нам, пожалуйста, в чем вы видите разницу в качестве, в чисто техническом качестве газет и журналов, и почему газеты отстают, если они вообще отстают?



Михаил Шубин: Я на самом деле тоже согласен с Юлей. Наверное, не стоит говорить об однозначной стагнации газет в настоящий момент.



Елена Рыковцева: Ну, мы будем говорить об отставании газет, газетного рынка, по сравнению с журнальным.



Михаил Шубин: Не то, что отставание. Газетный рынок имеет свою специфику, свою сложность, и, прежде всего, связанную с быстрым темпом подготовки материалов. И за короткий промежуток времени, когда нужно создать ежедневную газету, нужно не только подготовить качественный контент, но и преподнести его в том формате, в том виде, который будет привлекателен для читателей, для молодых читателей, которые меняются. Для этого существуют специальные инструменты и технологии. И именно на выставке как раз мы рассказали о тех технологиях. И судя по обратной связи, действительно, многие люди, которые занимаются газетным бизнесом, просто не знакомы с ними. И возможно, это и является причиной того, что...



Елена Рыковцева: Это вы почувствовали там, на выставке, что они это все как в первый раз слышат?



Михаил Шубин: Конечно. Потому что задавались такие вопросы, что было понятно, что эти технологии, они, действительно, очень интересны. И когда о них узнают, то их легко применить...



Елена Рыковцева: И дело тут не в деньгах, а просто в незнании?



Михаил Шубин: Скорее всего – да. Мы ведь говорим именно о технологиях, а не о каких-то дорогих вещах. То есть иногда просто стоит изменить стиль работы. Например, достаточно интересно для читателей иметь не большое количество текста на странице газеты, а большое количество разных материалов, которые друг с другом связаны и сопровождаются какой-нибудь интересной инфографикой – то есть это иллюстрация с комментариями. И такую газету гораздо интереснее читать. На странице есть больше точек входа для читателей, то есть читатель, пролистывая издание, просто цепляется за какой-то материал и начинает изучать газету. Соответственно, вот именно о приемах и методах, которые могут быть использованы, речь шла на этой выставке.



Елена Рыковцева: А вы можете, действительно, по результатам своего общения с теми и с другими, сделать вывод, что издатели журналов более восприимчивы к новому, а газетные – как-то подремучее в этом смысле?



Юлия Казакова: Вот я не соглашусь совсем.



Наталия Ростова: Дремучие и те, и другие?



Юлия Казакова: Нет. Я бы так сказала. Вот то, про что говорил Михаил, действительно, мы переживаем некое изменение ментальности, наверное, и отношения издателей, главных редакторов и журналистов, и менеджеров, которые работают в Издательских домах, собственно, к тому делу, которым они занимаются. И как в журнальном бизнесе, так и в газетном есть лидеры, есть новаторы, есть те, которые подтягиваются.


Вот почему Михаил сказал о том, что много было людей, которые впервые узнали про эти технологии. Потому что наряду с какими-то ведущими компаниями среди посетителей выставки были издатели и главные редакторы совсем небольших региональных газет. Они учатся, они тянутся к этому, и им это важно, им это интересно. Конечно, вопрос денег, о чем вы сказали, он очень важен. Потому что есть решения очень дорогие, если делать какой-то «ньюсрум», как в « The Daily Telegraph », например, - это колоссальные деньги. И не каждая ведущая газета способна быстро принять такое решение. Но, тем не менее, есть какие-то понятные ходы, которые, может быть, сегодня и не стоят больших денег. То есть понятно, что можно в этом направлении двигаться постепенно и уже по-другому смотреть на своих читателей, воспринимая их уже как потребителей с новыми запросами.



Елена Рыковцева: Спасибо вам, Юлия. Прочитаю, что нам уже пишут. «Газеты современные очень напоминают времена газет Советского Союза, где кроме пропаганды и нужных им материалов, ничего не было. Поэтому оценка газет лишь одна – неудовлетворительная», - считает слушатель Смарчевский.


«В нашей семье «глянцевые» журналы вообще не появляются, а появляются «толстые» журналы прежних времен. Газеты для меня важны не столько внешним оформлением, сколько содержанием», - такой точки зрения придерживается Ирина Волкова.


«Я перестал выписывать «Новую газету» - там есть острая информация, но нет точной информации. В сегодняшнем «МК» размещена статья Ольги Божьевой, где точно говорится про систему ПРО, о соотношении ракетных сил Америки и России в цифрах. Вот это мне надо. А про мясника, у которого Кремль-Васька слушает да есть, мне не интересно», - жалуется на вас, Наталия Ростова, Олег Борисович.


«Советские газеты и журналы с многомиллионными тиражами были истинно народными и предназначались для поголовно грамотного населения. Но в последние годы картина резко изменилась – безграмотное население растет как на дрожжах, а особенно среди периферийной молодежи. Что касается малых «глянцевых» журналов, то они предназначены для развращенной новоявленной буржуазии», - так считает слушатель Лапин.


И Александр из Курска направляет нам SMS : «Газеты не читаю, так как для этого нужно время, которого нет».


Расскажу еще об одной дискуссии, которая была в рамках этого замечательного мероприятия «Издательский бизнес-2007», который, напомню, является площадкой для обсуждения многих важных медийных тем. Это – как привлечь молодежь к чтению прессы. И Михаил, скорее, вы скажете, насколько правы в своих мнениях участники выставки. Они говорят, что пока не засунешь в этот журнал диск с музыкальным или видеоконтентом, молодежь, конечно, не привлечешь. Нужно обязательно что-то впихнуть, да? Вот это главный способ?



Михаил Шубин: Конечно. Мы же отметили, что на телевидении тоже пользуются популярностью развлекательные передачи. И для того чтобы привлечь молодую аудиторию, нужно использовать какие-то новые инструменты распространения контента, в том числе музыкальные диски или мультимедийные диски. И чаще всего это не просто музыкальный диск, а диск, содержащий некое электронное издание. То есть там можно и почитать, и посмотреть...



Елена Рыковцева: А-а!.. Диск с газетой бы серьезной впихнуть в развлекательный журнал. Как вам моя идея?



Михаил Шубин: Отличная идея!



Юлия Казакова: Это, конечно, понятная совершенно тема с дисками. Но это путь довольно тревожный. Потому что во всем мире сейчас вот эта практика вложения дисков уже дает обратный эффект. Потому что люди то, что не имеет дисков, уже не покупают. Так что это далеко не единственный путь и, наверное, не самый правильный.



Елена Рыковцева: А что вы считаете более правильным?



Юлия Казакова: Вот я возвращаюсь к сообщению от слушателя, который сказал, что «я не читаю газет, потому что мне некогда». Вот это, мне кажется, очень интересный момент. Я не хочу, чтобы мы его пропустили. Действительно, время сокращения на медиа вообще, и не только газет, остается даже не постоянным, а сокращается. Потому что жизнь усокряется. И получается, что доля на каждое медиа становится все меньше и меньше.


Если говорить о падении аудитории газет, о котором вы сказали, на самом деле здесь говорится об аудитории печатной. А ведь газеты сегодня уже вышли в Интернет. Вот пока нет еще инструментов суммирования этой аудитории. Хотя наверняка сами издатели это делают. Когда мы говорим об аудитории, мы говорим об аудитории печатных изданий. Вот, действительно, печатные издания читают, наверное, уже меньше, а особенно – молодое поколение. Потому что они просто в другом ритме живут. Но они читают это в Интернете. Как раз этому и посвящен был вот тот «круглый стол», о котором вы сказали, то есть каким образом вот эту молодую аудиторию привлечь в первую очередь в газеты, ну и в журналы тоже, потому что журналы сейчас переходят на цифру, тоже переходят в электронный формат. Нужно делать не просто PDF -версию, картинку этой газеты, а нужно делать абсолютно новый, параллельный продукт. То есть газеты на сегодняшний день – это не просто бумага, а это производитель содержания. А носители могут быть разными – это и бумага, и Интернет, и мобильная связь. Вот именно этими способами привлекается уже и новая аудитория. И вот об этом мы говорили.



Елена Рыковцева: То есть правильно ли я понимаю, что к бумажной версии серьезной газеты молодежь уже точно не привлечешь, и нужно поставить крест на этом? Пожалуйста, Михаил.



Михаил Шубин: Очень интересную тему затронула Юля. Действительно, вот тот вопрос слушателя, его нельзя оставить без внимания.



Елена Рыковцева: Задел вас за живое.



Михаил Шубин: Конечно. Дело в том, что все чувствуют нарастающую динамику жизни и нехватку времени на то, чтобы посмотреть интересную статью, найти время для того, чтобы почитать газету или журнал...



Наталия Ростова: А можно я здесь вклинюсь и скажу об одной цифре, которая меня поразила? 17 минут в день в среднем западный читатель, насколько я понимаю, тратит на прессу.



Наталия Ростова: И сейчас оно сокращается.



Михаил Шубин: И Юля сказала, что необходимо использовать и Интернет, и всевозможные каналы доставки информации. И наиболее важным здесь является – найти некую связь, чтобы эти каналы друг друга поддерживали и не заменяли, а продвигали. Например, если в Интернете дать небольшую новость или анонс какого-то материала и сделать ссылочку на этот материал в газете, то молодой человек, который прочитает это в Интернете, он заинтересуется и купит уже журнал или газету для того, чтобы узнать подробности. Соответственно, в газете мы можем разместить материал с одной фотографией, потому что у нас больше не влезло на наш лист бумаги, но у нас же есть очень много фотографий, а может быть, даже и некий видеоматериал об этой статье, и мы это размещаем на интернет-сайте. Таким образом, мы продвигаем...



Елена Рыковцева: Так, может быть, ему хватит и картинок, этому молодому читателю.



Михаил Шубин: Если ему интересна эта тема, то...



Елена Рыковцева: То есть зацепить нужно. Михаил, вот сидит перед вами представитель «Новой газеты». Наталия, вы тоже, пожалуйста, оценивайте, на свой опыт применяйте то, что говорит Михаил. Это реально – зацепить так читателя на интернет-сайте, чтобы он все-таки купил газету? Мы сейчас говорим о молодом читателе. Читателя нашего возраста зацепить можно.



Наталия Ростова: Ой, я не знаю. Я боюсь, что специальные исследования для этого нужны, и я не знакома с ними. Да их просто нет, исследований.



Юлия Казакова: Вот здесь я не соглашусь. Их, может быть, нет в России...



Наталия Ростова: Да-да, в России.



Юлия Казакова: Потому что в других странах такие исследования проводятся. Более того, именно такая практика там применяется. И Интернет «цепляет», и обратная связь, о чем Михаил говорил, работает. И главное, мне кажется, что нужно сделать, чтобы привлечь молодую аудиторию, - это омолодить, в том числе, редакционный состав газеты.



Елена Рыковцева: А что это вы замолчали, Наталия?



Наталия Ростова: Да я просто о проблемах журналистов думаю. Вот со своей колокольни я понимаю, что новые технологии, они ведут к уменьшению объема газетных текстов. Потому что читателю не хочется читать большие «кирпичи».И у нас все меньше и меньше возможностей самовыражаться.



Михаил Шубин: Мне кажется, что самовыражение журналиста – это же не только длинный, большой текст, но и несколько мнений, разных мнений, которые на эту тему есть у различных людей. То есть это много небольших материалов, которые рассказывают об этой теме с разных сторон, с разных сторон ее иллюстрируют. В том числе, помимо текста, желательно использовать некие фотоматериалы.



Елена Рыковцева: Которые тоже «сожрут» место для вашего текста.



Юлия Казакова: Количество форм выражения возрастает.



Елена Рыковцева: И такая борьба в редакциях идет, конечно...



Юлия Казакова: И журналисты становятся, а особенно в газетах, мультимедийными, которые пишут не только в бумагу, а они пишут и в Интернет.



Елена Рыковцева: Вот видите, как идеальное сходится с реальным.



Юлия Казакова: И все равно пишут, переводят, фотографируют...



Елена Рыковцева: Да. Давайте послушаем, как аудитория на все это смотрит. Владимир из Великого Новгорода, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Спасибо вам, Елена, и за тему передачи, и за собеседников. Мне представляется, что самой острой, в общем, культурной нуждой нынче является нужда в «толстых» литературных журналах, что утрачено, к сожалению. И у меня такое ощущение, что, в общем, утрачено надолго. Так вот, я хотел бы спросить, на что и как, как вы выразились, поживают нынешние «толстые» литературные журналы?



Елена Рыковцева: Спасибо, Владимир. Очень хороший вопрос.


Я добавлю к вашему вопросу пейджерное сообщение от Матюшина. «С ностальгией вспоминаю советские «толстые» журналы – «Новый мир», «Октябрь», «Иностранка» и другие. А нынешние «глянцевые» журналы с ликами полуголых «собчаковин» - просто шоколадная пошлость».


И пожалуйста, Юлия. Вообще-то не забыли на этой выставке, в ваших разговорах, и дискуссиях вот эти серьезные журналы для серьезного чтения?



Юлия Казакова: Тема, конечно, очень интересная и важная. Вот вопрос: на что они живут? Ну, плохо они, конечно, живут. Потому что реклама туда идет не особо. И если говорить о качестве, об уровне качества сегодняшней прессы, то я бы сказала, что это вопрос не только прессы, а это вопросы книжного рынка, если уж чуть-чуть шире посмотреть. То есть, действительно, наверное, сегодня меньше возможностей читать какую-то современную, качественную литературу, качественные журналы. К сожалению (или к счастью), мы лет 15 назад шагнули в рынок, в большой рынок, и оказалось, что вот именно такие большие, качественные «толстые» журналы не нашли пока своего места там. Но, тем не менее, вы знаете, я вам могу сказать, что существуют издания, которые ищут свое место на этом рынке. Это издания, связанные с географией, с путешествиями, еще с чем-то. Культурные издания, но не из старой гвардии, а новые, возникающие. И они дают читателям экскурс и в историю, и дают очень интересные материалы. К сожалению, эта пресса пока не в авангарде, с точки зрения доходности, и интерес рекламодателей к ней пока не сильно высок. Надеюсь, что эта ситуация исправится.



Елена Рыковцева: Но это опять же взаимосвязанные вещи: интерес читателей и интерес рекламодателей.



Юлия Казакова: Конечно. Кстати, еще про детскую прессу то же самое можно сказать. Потому что издания, которые не раскраски, а издания, которые рассказывают детям доступным языком и интересно о чем-то, вот они тоже, к сожалению, наверное, переживают не самые лучшие времена.



Михаил Шубин: А у меня тоже есть вопрос. Интересно, а не заменяют ли вот эти «толстые» литературные журналы книжные издательства? Дело в том, что эти журналы появились тогда, когда был большой дефицит...



Елена Рыковцева: Точно.



Михаил Шубин: ...большой дефицит просто художественной, качественной литературы. А сейчас как бы...



Елена Рыковцева: А сейчас они вроде бы и зачем?



Наталия Ростова: Я еще хочу напомнить, что наибольший интерес к этим изданиям возник тогда, когда открылись рамки для свободы выражения. Вся запретная литература пошла в печать. И именно «толстые» журналы литературу-то эту и печатали, ранее недоступную. А сейчас вроде бы уже все можно печатать.



Юлия Казакова: Ну, можно, но...



Наталия Ростова: ...но это очень дорого, да.



Елена Рыковцева: И обратите внимание, что слушатель Матюшин, сообщение которого я читала, он не пишет, что «я сейчас читаю их», а он пишет «с ностальгией вспоминаю...». То есть мы еще должны поискать среди наших слушателей тех, кто их реально покупает и читает.


Пожалуйста, Виктор из Московской области. Здравствуйте. Что вы думаете о современной прессе?



Слушатель: Здравствуйте. Я сейчас вам скажу, что я думаю о современной прессе. Но, судя по наблюдениям за родственниками, друзьями и знакомыми, я вижу, что снижается интерес не к газетам вообще, вот многие как-то перестали читать ежедневные газеты. Может быть, потому, что они не успевают за... ну, им трудно конкурировать с радио и телевидением. А что касается еженедельных газет, то очень многие, я знаю, читают. И есть прекрасные газеты еженедельные. А ежедневные - это часто погоня за сенсацией, какая-то игра слов постоянная, типа в заголовках «Мобила» неизвестного солдата». И потом желание видеть в каждом ДТП какой-то заговор каких-то темных сил или Кремля, в общем, чем грешат многие ежедневные газеты. И потом, такое впечатление, что журналисты не всегда успевают осмыслить то, что они пишут в ежедневных газетах. «Грязный» язык такой... Может быть, из-за этого. А вот из еженедельных газет я с удовольствием уже много лет читаю, по средам иду и покупаю «Литературную газету» - там есть все – и политика, и литература, и искусство, и жизнь. Нормальному человеку этого достаточно, я считаю.



Елена Рыковцева: Спасибо, Виктор. Вот, казалось бы, сколько всего происходило за эти годы с «Литературкой» - из рук в руки переходила, хозяев меняла, а есть у нее преданные поклонники и по сей день.


Владимир Александрович из Кемеровской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Сейчас на газеты напала какая-то эпидемия - там стали большие поля, большой шрифт. И на странице, где помещалось раньше много разных статей, помещается одна-две статьи. Вот последний пример – «Новая газета». Ну, трудно читать. Зачем так все поменялось? Если вы думаете, что к вам перейдет аудитория гламурных журналов, не надейтесь, они не перейдут. А «толстые» литературные журналы как существовали, так и существуют по подписке. Я сам выписываю «Уральский следопыт».



Елена Рыковцева: Я думаю, Наталия Ростова, нам надо было вашего художника-дизайнера звать, конечно, сегодня в эфир. Но как вам самой-то, если это корпоративно сказать, нравится то, что происходит в газете? Больше стали и ярче заголовки, поменьше опять же места для текста... Как вам кажется?



Наталия Ростова: С одной стороны, есть мнение вот этого нашего слушателя, а с другой стороны, было мнение, что оформление немножко устарело «Новой газеты», что нужны инновации какие-то.



Елена Рыковцева: Архаичное было. Владимир Александрович, вот видите, Наталия говорит, что надо что-то менять, ну, нельзя же все время одно и то же. Как вы считаете? Вам же самому надоела бы эта газета вот в том виде, в котором вы ее читали 10 лет.



Слушатель: Мне бы не надоела. Я вот «Известия» перестал покупать в киоске еще при Шакирове, когда он изменил макет. Я очень консервативен.



Елена Рыковцева: Да, может быть. Владимир Александрович, не всем нравится дизайн Шелютто , очень знаменитого дизайнера, который сделал газету «Газета», а потом перешел в «Известия» и там менял дизайн. И еще, по-моему, в «Московских новостях». Это и сотрудникам газет, в том числе, не всегда нравится. Так что тут вы не одиноки.



Наталия Ростова: Да, это особая тема...



Юлия Казакова: Но если говорить об «Известиях», то в тот период у «Известий» возросла аудитория. Значит, пришли какие-то другие люди.



Елена Рыковцева: Да, кому-то не понравилось, а кто-то пришел.



Наталия Ростова: Это, наверное, из «глянца» перешли.



Юлия Казакова: Господи! Что ж так «глянец»-то сегодня у нас...



Михаил Шубин: Нет, я думаю, что это все-таки молодое поколение выбирает.



Елена Рыковцева: Да, наверное. Хотя «Известия» тогда не догадались вложить диск между страницами.



Наталия Ростова: Я думаю, что газетам это и не нужно.



Елена Рыковцева: Валерий из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Дело в том, что у читателей должно быть свободное время, а у газет должна быть правда. А поскольку все средства массовой информации и связанные, содержащие их экономические структуры захвачены властью узурпаторов, а эти узурпаторы, кроме всего прочего, эксплуатируют и население, то свободное время непрерывно сужается, а правда непрерывно исчезает. И сколько бы вы ни говорили о формах и методах, эта петрушка закончится только тогда, когда власть узурпаторов будет ликвидирована. Все ваши разговоры по этому поводу лишены всякого смысла до тех пор, пока не будут совершены революционные преобразования.



Елена Рыковцева: Спасибо, Валерий. Вот вы придали смысл нашим разговорам все-таки своим звонком. Сергей из Ленинградской области, здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Ну, про время уже сказали, и это очень важно – недостаток времени. И в этом плане, мне кажется, наиболее перспективным получается радио. Потому что оно менее всего отрывает от текущих дел.



Елена Рыковцева: А вот почему на журналы время есть у людей, а на газеты нет?



Слушатель: Ну, сейчас журналы эти гламурные – это как бы точка роста социума. Понимаете? Идет гламуризация всеобщая. Было как бы время «толстых» журналов, а до этого-то они не очень были популярны. То есть сейчас идет по гламурной части развитие социума. А пойдет по другой – и та же какая-нибудь газета «Искра»... что угодно может быть. Вот я покупаю «Новую» и «Новый Петербург». И честно говоря, вот так просматриваю, а читаю только выборочно. Вот очень важно в плане развития гражданского общества - местные и муниципальные СМИ, в том числе и газеты. Хотя, конечно, у радио здесь больший потенциал. Чтобы люди могли высказывать, вот как у вас, только по своим насущным проблемам. А там, где люди тебя видят, а особенно в маленьких городках, просто так не поболтаешь. То есть ответственность и формирование гражданина будет происходить.



Елена Рыковцева: Сергей, спасибо большое за звонок. Мы поняли.


Я прекрасно помню, какая огромная популярность и какие тиражи были у выпусков «Аргументов и фактов», когда они целиком посвящались письмам читателей, когда была обратная связь. Я не знаю, почему не эксплуатируют этот формат. Пожалуйста, Михаил.



Михаил Шубин: Я хочу сказать по поводу последнего звонка. Дело в том, что очень важная тема тоже была затронута. Действительно, пресса должна стать ближе к читателям. То есть для регионального города нужно публиковать новости этого города, то, что происходит вокруг. Вряд ли интересно в Свердловске или в каком-то другом городе России... Я почему-то выбрал Свердловск, не знаю, наверное, обидел...



Юлия Казакова: Екатеринбург.



Елена Рыковцева: Ну, считайте, что это условно, «Свердловск».



Михаил Шубин: Я не хотел обидеть другие большие города.



Елена Рыковцева: Да, хорошо.



Михаил Шубин: Соответственно, интересно же читать то, что происходит именно и непосредственно на улицах этого города, то, что происходит непосредственно рядом с этими людьми. И об этом тоже говорилось как раз на конференции, и это тоже тенденция, которая прослеживается. То есть для увеличения популярности газет необходимо делать газеты более региональными.



Юлия Казакова: Локальными, я бы сказала.



Михаил Шубин: Да, локальными.



Елена Рыковцева: Ну, значит, большие перспективы у газеты «Мой район». Вот у нас был когда-то главный редактор этой газеты в гостях.



Юлия Казакова: И я хотела бы здесь добавить, действительно, эта тенденция локализации, так называемая, она присуща на сегодняшний день газетам всего мира. Все газеты уже идут в этом направлении. И при этом локальность, она понимается не с точки зрения географии, а это просто какие-то локальные могут быть сообщества, объединенные по интересам. То есть газеты сейчас идут именно в эту нишу, в этом направлении. И я думаю, что, наверное, наши газеты тоже со временем туда же пойдут. И кстати, у нас, наверное, есть газеты такие же уже сегодня.



Елена Рыковцева: Ну а как пойти?



Юлия Казакова: В первую очередь муниципальные газеты...



Елена Рыковцева: Как сделать более локальной «Новую газету»? Не считая, конечно, региональных вкладок. Не это ведь вы имеете в виду, не региональные вкладки?



Юлия Казакова: Абсолютно нет. «Новая газета», у нее абсолютно своя концепция. И в общем, конечно, здесь сложно говорить о какой-то локальности. Мы же говорим больше о муниципальных газетах, о газетах по интересам в том числе. То есть те газеты, которые становятся ближе читателям с точки зрения понятной и полезной для них информации.



Елена Рыковцева: У них больше перспектив. Уже изначально заложена в их формат эта локальность, но они становятся более востребованными.



Юлия Казакова: Да-да.



Елена Рыковцева: Сергей Митрофанов пишет: «Современное поколение выросло на цветном телевидении, и черно-белых газет они не читают. Я читаю цветные – «СПИД-Инфо» и «Округу» в Москве». Вот главное, чтобы цвет был, человеку.



Юлия Казакова: Кстати, газеты сейчас в России очень активно переходят на цвет, в том числе и регионах.



Елена Рыковцева: Хотя очень активно этому сопротивляются сами журналисты. Самим журналистам не нравится переход на цвет. Они считают, что это лишнее, а вот приходится тенденциям рынка следовать.



Юлия Казакова: Ну, я думаю, что это не столько вопрос журналистов, сколько вопрос маркетологов, которые работают в этих изданиях.



Елена Рыковцева: Да. И они говорят – «надо».



Юлия Казакова: И как раз опросы аудитории показывают, что...



Михаил Шубин: И вопросы технологии тоже.



Юлия Казакова: Конечно. Опросы показывают именно, наверное, молодого, современного, активного читателя.



Наталия Ростова: А с другой стороны, у человека, который привык к черно-белому формату, есть такое устойчивое мнение, может быть, миф, что цветными могут быть только таблоидные газеты.



Юлия Казакова: Но жизнь меняется.



Елена Рыковцева: Александр пишет, что «и в советское время молодежь газеты особо не читала. Их читали люди среднего и старшего возраста. Надо активнее переходить в Интернет. Все меняется. Когда-то слушали граммофон, а теперь – MP 3. И русский лес сберечь будет легче». Вот насчет того, что не читала тогда газеты... Ведь «Комсомольскую правду» читала молодежь. Просто обязывали ее тогда выписывать. Кого-то обязывали, кто-то сам выписывал. Но, по-моему, «Комсомолку» все читали. Я уж не говорю о «Пионерской правде».



Юлия Казакова: Журнал «Пионер».



Елена Рыковцева: Да. Так что мне кажется, что тогда даже больше читали. Потому что был охват в масштабах страны, государственная кампания.



Юлия Казакова: Было, во-первых, меньше возможностей получения информации вообще. Потому что откуда было черпать информацию, если только не из книг. И кстати, была очень важная тема – это вопрос доверия. Несколько раз слушатели сказали «доверие к прессе».



Елена Рыковцева: «В современных газетах язык почти идентичен языку устному, пишут так, как говорят, пишут языком стеба. И это оскорбительно читать. «Новая газета» старается этого избегать, поэтому ее и читаю», - пишет Света.



Наталия Ростова: Ну, слава Богу, хоть кто-то похвалил.



Елена Рыковцева: Конечно.


«Одно дело – прочитать роман в «толстом» дешевом журнале, а другое дело – купить книгу за непосильную для обыкновенного труженика цену», - так слушатель Фомин объяснил нам, почему по-прежнему продолжают пользоваться успехом эти журналы.


И Савельева пишет: «Газеты не очень интересные, так как однообразные и пестрят рекламой, мало содержательной и честной информации. Поэтому у поколения, привыкшего читать в советское время, интереса они не вызывают. А молодое поколение не приучено».


Вот на этом грустном отклике мы и закончим программу.



Юлия Казакова: Не хотелось бы так грустно заканчивать.



Елена Рыковцева: Ну что же делать?.. У нас больше секунд нет на то, чтобы весело закончить.



Юлия Казакова: Все будет хорошо

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG