Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги председательства Германии в ЕС: интервью с директором Центра германских исследований Института Европы РАН Владиславом Беловым


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Александр Гостев: Об итогах председательства Германии в Европейском Союзе мой коллега Андрей Шарый побеседовало с директором Центра германских исследований Института Европы Российской академии наук Владиславом Беловым.



Владислав Белов: Германия показала себя лидером политико-экономической европейской интеграции. Можно сослаться на конец марта месяца, когда праздновалось 50-летие создания Евросоюза, когда Германия выступила с соответствующим заявлением, которое она готовила, кстати, немножко втайне от своих партнеров. Германия является реально европейской державой, которая за почти 17 лет объединения избавилась от тех комплексов, которые у нее были еще перед объединением, когда Германия представляла собой страну, которая, возможно, будет угрозой для Евросоюза. И мне кажется, за эти шесть месяцев Германия подвела определенную черту, причем черту не под будущим, а под прошлым. Германия показала себя страной, которая хотела бы прогресса, продвигать Европейский Союз во всех направлениях. Если не придираться к определенного рода моментам, как, например, то, что Германии не удалось запустить переговорный процесс по новому стратегическому договору между Евросоюзом и Россией, то, что Германии, наверное, достался достаточно сложный период в рамках "охлаждения" отношений между Западом и Россией, и можно упрекать Германию, что она не смогла за эти шесть месяцев выправить определенные моменты, я думаю, что это будет придирками, потому что, по сути, по стратегии своего поведения, Германия достигла своих целей. При этом Германии повезло: помимо председательства в Евросоюзе и в рамках "восьмерки", определенно позитивное, так и Хайлигендамм Германия также может себе записать в актив.



Андрей Шарый: Давайте чуть подробнее поговорим о проекте европейской конституции. 18 из 27 членов Европейского Союза выразили свое желание на референдумах, либо голосованием в парламенте участвовать в проекте единой европейской конституции. За полгода председательства немецкого в ЕС эта цифра не изменилась, она и не должна была меняться. Тем не менее концептуально как-то удалось Германии чуть сблизить позиции тех стран, которые хотят иметь европейскую конституцию, и тех, которые представляют по-иному себе достижение европейского единства?



Владислав Белов: На 1 января было 25, а с 1 января - 27 членов, то есть сначала только 7 не ратифицировали, теперь уже 9 не ратифицировали. Что касается сближения, мне кажется, произошло сближение с Францией. Президент Франции Саркози выдвинул эту идею о том, что евроконституция в той форме, как она есть, это некая бюрократическая структура, такая махина, которая реально отпугивает оставшиеся страны, в том числе французских граждан, что должен быть, наверное, договор, а не конституция. Поэтому, с одной стороны, Германия получила поддержку крупнейшего соседа, Франции, частично, наверное, других стран. Большинство других членов боятся, что в рамках изменения основного содержания закона могут появиться новые положения, которые будут менять подробно прописанные другие статьи. По состоянию на сегодня ситуация более сложная, нежели до того, как Германия выдвинула эту идею. За этот период Германия получила... не только Германия, Евросоюз в целом получил еще такую проблему, как новые страны Центрально-Восточной Европы, которые почувствовали вкус, скажем так, конфронтации с основными государствами, которые являются бюджетообразующими и политикообразующими, - Германия, Франция, Италия, Великобритания, Испания. Это те страны, которые пытаются получить выгоду от возможности наложения вето, останавливать процесс, - Польша, на пороге мы видим уже прибалтийские страны. Плюс в том, что Германия выступает реформатором. Принято думать, что Германия - страна бюрократов, на самом деле здесь мы видим страну, которая выступает не как бюрократ, а как страна, желающая достигнуть прогресса на пути дебюрократизации. По крайней мере, новый договор - это дебюрократический механизм, документ, способный двинуть Европу вперед.


XS
SM
MD
LG