Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ярослав Качинский готов умереть "за систему квадратного кореня"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Варшаве Алексей Дзиковицкий.



Андрей Шарый: Варшава заявляет, что может пойти даже на то, чтобы, используя право вето, сорвать саммит Европейского Союза, если к требованиям Польши в том, что касается системы голосования в Совете Европейского Союза, не прислушаются. В чем суть требований Варшавы, почему Польша так настаивает на их выполнении? Из Варшавы корреспондент Радио Свобода Алексей Дзиковицкий.



Алексей Дзиковицкий: «Ницца или смерть» - этот девиз, выдвинутый одним из лидеров либеральной партии «Гражданская платформа» Яном Рокитой более трех лет назад, когда Польша еще вела переговоры с Брюсселем об условиях своего вступления в Европейский Союз, стал, как оказалось, уже при другом правительстве и после трех членства в ЕС своего рода фирменным знаком, что касается упорства, с которым Польша отстаивает свои позиции в Евросоюзе.


И тогда, и теперь речь шла и идет об одном - системе голосования в Совете Европейского союза, то есть де-факто о силе влияния каждой страны на принимаемые во всем Союзе решения. Сейчас в Европейском Союзе действует система, принятая в Ницце, которая дает, например 80-миллионной Германии 29 голосов, а 40-милионной Польше всего на два голоса меньше.


Между тем, председательствующая нынче в Европейском Союзе Германия предлагает использовать при голосовании так называемый «принцип двойного большинства», который предусматривает, что решения в Европейском Союзе могут приниматься только при условии, что за них проголосуют не менее 55% государств ЕС.


Такая система дала бы возможность четырем самым большим странам Европейского Союза заблокировать любое решение Союза.



Ярослав Качинский: Не может быть так, чтобы голос одного гражданина Европейского Союза имел в два раза больший вес, чем голос гражданина другой страны ЕС. Система голосования, которую нам предлагают теперь, предусматривает именно такой принцип. На это согласиться мы не можем и предлагаем компромиссный вариант, который делает голоса граждан всех стран ЕС практически равными.



Алексей Дзиковицкий: Заявил премьер-министр Польши Ярослав Качинский.


Польша предлагает применить так называемый «принцип квадратного корня», согласно которому каждая страна Европейского Союза имела бы в Совете ЕС количество голосов, пропорциональное квадратному корню из числа жителей этой страны. Возвращаясь к примеру Германии и Польши, это было бы соответственно 9 и 6.


По мнению польской стороны, такая система, которая уже является значительной уступкой Варшавы, несколько уменьшила бы влияние крупнейших государств Европейского Союза и одновременно добавила влияния малым странам.


«За систему квадратного корня стоит умирать», - заявил по аналогии с «Ницца или смерть» Ярослав Качинский.


Твердую позицию правительства подержала, что бывает крайне редко, практически вся оппозиция. Сейм и сенат Польши приняли специальные заявления, в которых высказывают поддержку правительству и призывают Европейский Союз «проявить большую солидарность». Причем инициатором голосования в парламенте по этому вопросу выступила оппозиционная «Гражданская платформа».



Бронислав Коморовский: Если государство идет на такой серьезный спор, как это происходит в данном случае, то правительство должно ощущать серьезную поддержку внутри страны.



Алексей Дзиковицкий: Заявил один из лидеров «Гражданской платформы» Бронислав Коморовский.


Нынешнюю позицию Польши не поддержали только посткоммунисты из Союза левых демократов, которые, вслед за бывшим президентом Александром Квасьневским, заявили, что «не намерены умирать за квадратный корень».



Войцех Олейничак: Нам не нужны никакие квадратные корни. Сила Польши должна быть в силе польского общества. Мы хотим, чтобы Европейский Союз был сильной структурой, и не хотим портить отношения с нашими партнерами по Союзу .



Алексей Дзиковицкий: Заявил лидер Союза левых демократов Войцех Олейничак.


В Варшаве понимают, что вето Польши на нынешнем саммите может остановить работы над принятием новой европейской конституции и, в результате, замедлить интеграционные процессы в ЕС.


Министр иностранных дел Польши Анна Фотыга, однако, не считает, что это большая проблема.



Анна Фотыга: Евросоюз продолжает функционировать, ничего страшного не происходит, нет никакой трагедии. Плохо, что создается атмосфера политической катастрофы вокруг саммита. Все работает, Европейский Союз в отличной форме. Да, реформа нужна, но подходить к этому нужно с холодным расчетом, не поддаваясь чрезмерным эмоциям .


XS
SM
MD
LG