Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Писатель Владимир Николаев о дате вступления СССР во Вторую мировую войну


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.



Никита Татарский: 22 июня, 66 лет назад, немецкие войска вторглись на территорию Советского Союза. Историки так и не могут договориться, было ли это началом Второй мировой войны для СССР или очередным этапом противостояния Гитлера и Сталина.



Мумин Шакиров: В споре о том, когда Советский Союз вступил во Вторую мировую войну - 22 июня 1941 года или осенью 1939-го, единого мнения нет. Для одних историков, преимущественно российских, Гитлер без объявления войны напал на СССР, и с этого момента началась Великая Отечественная. Для других 22 июня - это продолжение войны в Европе, развязанной Германией и Советским Союзом двумя годами раньше. Придут ли когда-нибудь историки к общему знаменателю по этому вопросу? Ветеран войны, писатель, автор книги "Сталин, Гитлер и мы" Владимир Николаев убежден: чтобы дать правильный ответ, надо заглянуть в революционное прошлое России.



Владимир Николаев: Война-то началась в 1917 году! Вот же в чем все дело-то! Начиная с 1917 года, мы надорвали все силы для того, чтобы весь мир завоевать, понимаете? Это же прописные истины. Ну как ответить на вопрос, что такое для меня 22 июня? Для меня 22 июня - это, конечно, начало войны, Гитлер напал на нас официально. Но я-то, как старый человек, написавший 29 книг, я-то знаю, что это не так. Почему Гитлер на нас напал? Сталин собирался начать войну формально и физически, как угодно, через месяц после того, как напал Гитлер, у него был запланировано. Уже во все войска были разосланы директивы, младшему командному составу. Вы можете себе представить?! Ни старшему, ни генералам, а младшему, потому что Сталин все рассчитал. У нас же все танки на 90% были на колесах, а не на гусеницах. А у нас на колесах где проедешь-то? Только по Красной площади, да вокруг Москвы. У нас же был приготовлен миллион парашютистов. Вы же понимаете, что парашютистами не защищаются, они потом Москву спасли в 1941 году. Когда Гитлер подошел уже к Химкам, тогда приехали сибирские парашютисты. Они устроили наперегонки - Гитлер и Сталин - в течение двух лет себе такую нервотрепку - кто быстрее, понимаете?



Мумин Шакиров: Скажите, а придут ли, на ваш взгляд, историки и специалисты когда-нибудь к консенсусу по поводу начала вступления Советского Союза во Вторую мировую войну?



Владимир Николаев: Несомненно придут, потому что, в конце концов, все же тайное становится явным. Мы сейчас не спорим о войне 1812 года. Причем даже о Первой мировой чего уж теперь спорить-то?! Во всяком случае, единственное, к чему еще мы не пришли, я думаю, что мы в Первой мировой тоже виноваты посильнее, чем на самом деле, потому что мы опять из-за этих несчастных сербов и черногорцев втянулись в гибель. И сейчас все то же самое происходит с Косово.



Мумин Шакиров: Посмотрите, Владимир Дмитриевич, какое сильное сопротивление внутри страны, и никто не хочет пересматривать ход и начало Второй мировой войны.



Владимир Николаев: Еще бы! Я вам скажу, почему. Например, недавно купил книжку в твердой обложке, которая называется "Иной Сталин", автор - доктор исторических наук, старший научный сотрудник Института истории Академии наук Юрий Жуков. Так на обложке на четвертой, рядом с его портретом написано крупными буквами, что в этой книге дается портрет Сталина, тот, который был на самом деле, - мудрый, добрый, гениальный, и в этой книге доказывается, что вся беда в том, что он окружил себя плохими советниками и помощниками, которые все испортили. То, что вы говорите, это второстепенно - кто начал, когда начал. Вот где начало! Книга вышла, лежит во всех киосках, "Иной Сталин" называется.



Мумин Шакиров: Писатель Владимир Николаев уверен, что и сейчас многие историки пытаются рассказать правду о Второй мировой войне. Но процесс переосмысления будет долгим и болезненным.


XS
SM
MD
LG