Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американские и российские законодатели сошлись на Капитолийском холме в острых дебатах. Американцы продолжают верить в будущее рынка недвижимости. Тюрьма в Гуантанамо стала источником поэтического вдохновения для заключенных



Юрий Жигалкин: В четверг на Капитолийский холм в Вашингтоне пришли русские. Делегация комитета по международным делам Госдумы провела совместное заседание с делегацией комитета по международным отношениям палаты представителей конгресса. Впервые небольшая часть дебатов была открыта для журналистов, которые стали свидетелями неожиданно резких трений.



Аллан Давыдов: Встречу за два дня до ее проведения предварило заявление главы международного комитета палаты представителей Тома Лантоса о росте напряженности в американо-российских отношениях. Резко критикуя внешнюю политику России, в интервью агентству «Рейтер» Лантос сказал, что Россия пребывает в эйфории от потока нефтедолларов. Он сравнил российского президента Путина с играющим мускулом моряком из популярного американского мультфильма «Папай». Глава думского комитета по международным делам Константин Косачев в стенах американского конгресса заявил, что считает подобные сравнения недопустимыми.



Константини Косачев: Мы с сожалением видели те заявления, которые делали господин Лантос и его коллеги в предддверии нашего визита. Никакие позиции, никакие критические замечания в адрес той или иной страны не должны выходить за рамки политической и человеческой этики, и мы будем настаивать на этом в наших контактах с американскими коллегами. Мы это открыто говорим и господину Лантосу.



Аллан Давыдов: Выступившая на открытии совместного заседания спикер палаты представителей конгресса США Нэнси Пелоси призвала американских и российских законодателей к взаимному доверию.



Нэнси Пелоси: Сегодня информация распространяется в режиме реального времени, равно как и дезинформация. Поэтому очень важно, чтобы между нами были отношения, позволяющие строить взаимопонимание, устанавливать доверие, получать прямой доступ к фактам, к правде.



Аллан Давыдов: Глава российской делегации Константин Косачев, несмотря на владение английским языком, решил говорить через переводчика, чтобы, как он выразился, великий русский язык звучал в американском конгрессе. Косачев сказал, что хочет увезти из Вашингтона новое понимание Америки и предложить его россиянам.



Константин Косачев: Мы уверены, что у российско-американских межпарламентских отношений очень большое будущее, и наша задача - не соревноваться в остроте оценок, а искать новые точки соприкосновения, где усилия парламентариев будут существенным дополнением, а возможно, и определяющим фактором в решении тех проблем, с которыми сталкивались наши страны и народы. Мы приехали сюда с новыми идеями углубления нашего межпарламентского сотрудничества, с позитивными идеями.



Аллан Давыдов: Константин Косачев поделился рядом новых идей межпарламентского сотрудничества. Он предложил вывести межпарламентское общение за рамки связей комитетов по международным делам, подключить комитеты и комиссии, занимающиеся макроэкономическими вопросами, производством, наукой и передовыми технологиями. Другое предложение состоит в том, чтобы американские и российские законодатели начали участвовать в парламентских обсуждениях в обеих странах проблем, относящихся друг к другу. Косачев также считает целесообразным устраивать поездки совместных делегаций в те регионы земного шара, на ситуацию в которых США и Россия смотрят по-разному: в Иран, в Косово или страны Балтии.


Американская сторона нашла предложения российской делегации заслуживающими внимания. Однако дальнейшая дискуссия была посвящена проблемам, вызывающим наибольшие американо-российские разногласия. Ведущий заседание конгрессмен Том Лантос, воздав должное российской истории, музыке, литературе и искусству, указал, что не намерен смягчать критику российского руководства там, где оно, по его мнению, ее заслуживает.



Том Лантос: Сейчас, периодически обмениваясь колкостями, мы можем просто не заметить, как многие сложные проблемы разведут нас по разным углам. И все же я считаю, что мы можем придти к консенсусу по таким животрепещущим вопросам как противоракетная оборона, независимость Косова, энергетическая политика. Важно, чтобы обе стороны воздерживались от запальчивости, способной намного усложнить сотрудничество. Мы собрались здесь для рациональной, убедительной, реалистичной и коллегиальной дискуссии.



Аллан Давыдов: Глава российской делегации Константин Косачев посетовал, что, на его взгляд, многие американские политики и государственные органы в оценке российской действительности становятся жертвой поверхностного подхода и страхов времен холодной войны. Косачев считает некорректным, когда американские наблюдатели, сравнивая ельцинскую Россию 90-х годов с нынешней Россией, утверждают, что при Владимире Путине страна совершила откат. Российский парламентарий считает, что большинство россиян даст на этот вопрос противоположный ответ.


В свою очередь конгрессмен Том Лантос признал, что российская экономика действительно сейчас в лучшем состоянии, чем год назад. Но он заметил, что при Путине россияне получают через телевидение только точку зрения Кремля, что практикуются запреты на демонстрации оппозиции, а в последние годы убито почти полтора десятка независимых журналистов, и эти убийства так и не раскрыты. Несколько раз Том Лантос прерывал гостей, призывая их опираться не столько на собственное мнение, сколько на реальные факты. Когда речь зашла о добивающейся независимости от Сербии провинции Косово, зампредседателя международного комитета Госдумы Наталья Нарочницкая ответила Лантосу взаимностью…



Наталья Нарочницкая: Надеюсь, что мое положение женщины (а я не феминистка и не оспариваю данное мне Богом) не позволит господину Лантосу меня перебивать, хотя, возможно, в палате представителей принято перебивать оратора, если его речь кому-то не нравится.



Аллан Давыдов: Перейдя на русский язык, профессор истории Наталья Нарочницкая, говоря о Косово, предостерегла, что, получив независимость, этот край может превратиться в радикальное исламское государство, создав опасный прецедент для новых этнических конфликтов по всему миру.


Судя по всему, сближения позиции российских и американских законодателей по обсуждаемым вопросам не произошло. Однако Том Лантос нашел встречу полезной.



Том Лантос: Сегодня мы не преодолели разногласий. Но важно то, что делегация из российской Госдумы готова была на открытом форуме дискутировать с коллегами из конгресса США по спорным проблемам.



Аллан Давыдов: Подобные встречи российских думцев и американских конгрессменов уже проводились прежде - в 2004 году в Москве и в 2005 году в Вашингтоне. На третье заседание в четверг впервые были допущены представители общественности и журналисты.



Юрий Жигалкин: Несмотря на потрясения на рынке недвижимости, падение цен на жилье во многих штатах и минимального, четырехпроцентного подъема цен в среднем по стране за год, большинство американцев продолжает верить, что стоимость принадлежащего им жилья будет подниматься. 55% опрошенных твердо верят в это, несмотря на прогноз Ассоциации риэлторов о том, что к концу следующего года цена домов упадет на 2,5%, впервые за два десятилетия. Домовладельцев не пугает и то, что на рынке оказалось рекордное число домов, а спрос заметно упал. Они продолжают рассматривать недвижимость в качестве своего золотого запаса, который просто, по их мнению, не может обесцениться.


Если верить статистике, принуждение может быть лучшим способом борьбы с курением. За четыре года после введения ограничений, названных критиками драконовскими, число курящих жителей Нью-Йорка сократилось на 4%, сегодня курят лишь 17,5% горожан. Прежде всего, город ввел дополнительные налоги на сигареты, подняв их цену на 30% - до шести-семи долларов за пачку. Затем курение было запрещено на рабочем месте, и курильные комнаты были изведены, как вид. Следом курение было объявлено вне закона в ресторанах и барах - желающие выбегают покурить на улицу. А закрепила перелом в борьбе с вредной привычкой рекламная компания, героем которой стал больной раком горла мужчина. Он призывает жителей Нью-Йорка не курить механическим голосом, исходящим из трубки, вставленной в трахею. 240 тысяч жителей Нью-Йорка бросили курить за четыре года. Следующий вопрос для экспертов: возможна ли полная победа над курением?


Вскоре выйдет из печати совершенно уникальное издание - сборник стихов заключенных тюрьмы Гуантанамо. Как выясняется, часть своего времени заключенные, подозреваемые к причастности к террористическим организациям, проводили и проводят за сочинением стихов. Поначалу тюремное начальство пыталось запретить неразрешенную строгим тюремным уставом деятельность, а затем, убедившись в невинности поэтических штудий заключенных, решило не препятствовать их творческому порыву. Впрочем, кое-кто считает, что публикация стихов потенциальных террористов - идея сомнительная.



Ян Рунов: Составитель сборника адвокат 17 заключённых-йеменцев Марк Фалькофф заинтересовался стихами своих подзащитных. Затем оказалось, что многие другие заключённые Гуантанамо пишут стихи. И тогда ему, не только адвокату, но и защитившему докторскую диссертацию по американской литературе, пришло в голову издать сборник под названием «Стихи из Гуантанамо: заключённые говорят». Книга выйдет в августе в издательстве университета штата Айова. По словам составителя сборника, заключённые царапали стихи камешком на одноразовых пластиковых стаканчиках и передавали их друг другу. Надзиратели, опасаясь, что в стихах содержатся закодированные сообщения, уничтожали стаканчики. Однако заключённые заучивали свои стихи наизусть, а когда получали право писать или когда выходили из тюрьмы, восстанавливали их по памяти.


В одном из стихотворений есть такие строки: «Когда я слышу, как воркуют голуби, горячие слёзы заливают моё лицо. Когда щебечут жаворонки, я мысленно пишу письмо сыну. Мохаммед, я страдаю. В моём отчаянии один лишь Аллах служит мне утешением».


В 84-страничный сборник вошли 22 стихотворения. Они были переведены с арабского и пушту на английский небольшой группой переводчиков, одобренных министерством обороны США.


Президент института «Минарет свободы» в Бетезде, штат Мериленд, Дин Ахмад говорит…



Дин Ахмад: Самое трудное для заключённого - скоротать время, занять себя. Сочинение стихов - один из способов борьбы с тюремной скукой. Мне будет любопытно прочитать сборник, хотя я не думаю, что он станет бестселлером. Вряд ли найдётся много американцев, которые купят книгу и проникнутся сочувствием к тем из авторов, которые стреляли в мирных жителей.



Ян Рунов: Сам составитель сборника Марк Фалькофф ответил на это...



Марк Фалькофф: Они не террористы, во всяком случае, мои подзащитные не террористы. Им не предъявлены обвинения, их вина не доказана. Я полагаю, что покупать книгу будут, в основном, леволиберальные читатели.



Ян Рунов: Деньги, собранные от продажи книг, будут поступать на счёт нью-йоркского Центра за конституционные права, который защищает заключённых Гуантанамо. Сами авторы стихов никаких денег не получат.


XS
SM
MD
LG