Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Процесс переосмысления Великой Отечественной войны будет долгим и болезненным


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Андрей Шароградский : 22 июня, ровно 66 лет назад, немецкие войска вторглись на территорию Советского Союза. Это вторжение застало врасплох не только мирное население приграничной зоны СССР, но и военных, вспоминают свидетели первых дней войны. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.



Мумин Шакиров : В споре о том, когда Советский Союз вступил во Вторую мировую войну - 22 июня 1941 года или осенью 1939 - единого мнения нет. Для одних историков, преимущественно российских, Гитлер без объявления войны напал на СССР, и с этого момента началась Великая Отечественная, для других 22 июня - это продолжение войны в Европе, развязанной Германией и Советским Союзом двумя годами раньше. Придут ли когда-нибудь историки к общему знаменателю по этому вопросу? Писатель Марк Солонин посвятил этой теме отдельную книгу. Она называется «22 июня, или когда началась Великая Отечественная война?».



Марк Солонин : Советский Союз был активным участником Второй мировой войны, начиная с 17 сентября 1939 года. Потом было вторжение в Польшу, потом была трехмесячная война с Финляндией. Мне сейчас трудно, конечно, на память называть цифры, но, насколько я помню, потери Советского Союза, вооруженных сил, в период с 17 сентября 1939 года по 22 июня 1941 года были больше, чем потери вермахта при оккупации того, что вермахт за первые полтора года войны оккупировал, не говоря про то, что и территории, которые Сталин войной или угрозой применения войны взял под свой контроль, были ничуть не меньше. Поэтому, безусловно, Советский Союз уже полтора года находился в состоянии войны. Был одним из активных участников общеевропейской войны, а 22 июня наступила новая фаза этого противостояния, когда бывший партнер, Германия, превратился во врага.



Мумин Шакиров : Скажите, а придут ли историки и специалисты когда-нибудь к консенсусу по поводу начала вступления Советского Союза во Вторую мировую войну?



Марк Солонин : Это не произойдет никогда, потому что у нас в России еще не закончилась гражданская война. А поскольку гражданская война не закончилась (слава богу, она сейчас протекает в мирной форме "холодной войны"), поскольку у разных слоев очень разные представления о будущем страны, соответственно, очень разное отношение к ее прошлому, очень разное отношение к таким знаковым словам как "Сталин", КПСС, "Великая Отечественная война" и так далее, то договориться здесь невозможно. Никакие аргументы и никаких новые открывшиеся, если они откроются, документы не могут примирить белых и правых. Потому что это не спор теоретиков, это спор о жизненных ценностях, интересов приоритета.



Мумин Шакиров : Ветеран войны, писатель, автор книги «Сталин, Гитлер и мы» Владимир Николаев убежден, чтобы дать правильный ответ, надо заглянуть в революционное прошлое России.



Владимир Николаев : Война началась в 1917 году. Вот в чем все дело! Начиная с 1917 года, мы надорвали все силы для того, чтобы весь мир завоевать. Понимаете, это же прописные истины. Как ответить на вопрос - что такое для меня 22 июня? Для меня 22 июня это, конечно, начало войны - Гитлер напал на нас официально. Но я-то, как старый человек, написавший 29 книг, я-то знаю, что это не так. Почему Гитлер на нас напал? Сталин собирался начать войну формально или физически, как угодно, через месяц после того, как напал Гитлер. У него это было запланировано. Уже во все войска были разосланы директивы младшему командному составу. Вы можете себе представить, не старшему, не генералам, а младшему! Потому что Сталин все рассчитал.


У нас же все танки на 90 процентов были на колесах, а не на гусеницах. А у нас на колесах, где проедешь-то? Только по Красной площади, да вокруг Москвы. У нас же был приготовлен миллион парашютистов. Вы же понимаете, что парашютистами не защищаются. Они потом Москву спасли в 1941 году, когда Гитлер подошел уже к Химкам. Тогда приехали сибирские парашютисты. Они устроили на перегонки, Гитлер и Сталин, в течение двух лет себе такую нервотрепку - кто быстрее.



Мумин Шакиров : Немецкое вторжение застало врасплох как мирное население приграничной зоны СССР, так и военных. Вот как вспоминает первые дни войны узник Освенцима и гродненского гетто Анатолий Ванукевич.



Анатолий Ванукевич : Мы жили тогда с родителями в приграничном городе Гродно в центре города. Ночью город бомбили, горели здания, магазины. А утром вошли в город без боя фашисты, солдаты на мотоциклах, велосипедах, пели песни. Не прошло и недели, начались первые облавы. За фронтовым вермахтом шли айзендгруппы. Они убивали, вешали. Буквально через недели две было создано два гетто в городе Гродно.



Мумин Шакиров : Скажите, на вашей территории, были какие-то войска или оборонительного плана, или наступательного?



Анатолий Ванукевич : Были пограничные войска. В кальсонах выскакивали солдаты. Их сразу стреляли, потому что в плен никого не брали тогда. Эвакуации никакой не было. Все было сразу взято. Железная дорога, все дороги окружены. Немцы шли клиньями. Они вышли и уже через неделю были в Минске.



Мумин Шакиров : Писатель Владимир Николаев уверен, что сейчас многие историки пытаются рассказать правду о Второй мировой войне, но процесс переосмысления будет долгим и болезненным.




XS
SM
MD
LG