Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американская армия начала решающее сражение с "Аль-Каидой" в Ираке. "Безнадежно больна" – такой диагноз американской системе медицинского страхования ставит в своем новом документальном фильме Майкл Мур


Юрий Жигалкин: Американская армия начала решающее сражение с «Аль-Каидой» в Ираке. «Безнадежно больна» – такой диагноз американской системе медицинского страхования ставит в своем новом документальном фильме Майкл Мур. Таковы темы уик-энда рубрики «Сегодня в Америке».


В конце прошлой недели в заявлениях американских командующих в Ираке зазвучали оптимистичные нотки, не только не свойственные им в последние месяцы, но и политически некорректные на фоне почти единодушной критики иракской стратегии Белого дома. Суть высказываний военных: решение увеличить почти на 30 тысяч солдат американский военный контингент с тем, чтобы провести методичную зачистку основных населенных пунктов от террористических групп, похоже, начинает приносить плоды. За неделю активных операций в нескольких городах к северу и югу от Багдада было уничтожено несколько десятков инсургентов, было найдено 128 складов оружия и боеприпасов. В прошлом выбитые из городов террористические группы возвращались после ухода американского контингента, на этот раз безопасность городов должны обеспечивать небольшие американо-иракские гарнизоны. Активные военные операции будут, по словам представителей Пентагона, продолжаться до конца лета в надежде раз и навсегда сломить хребет «Аль-Каиде» и другим террористическим группам.


В пятницу один из командующих войсками коалиции в Ираке генерал Рэй Одиерно заявил, что в последние недели у него появилось несколько поводов для оптимизма. Во-первых, число атак в Рамади, столице провинции с суннитским населением, в прошлом одном из самых опасных городов страны, упало до самого низкого за два года уровня. Во-вторых, масштабные террористические акты стали более редким событием благодаря действиям иракских служб безопасности. В третьих, местные клановые группировки и даже просаддамовские группы все чаще вступают в контакт с силами коалиции, выражая готовность выступить против «Аль-Каиды». Генерал даже предположил, что если дело пойдет столь успешно и дальше, то, не исключено, к весне можно будет начать вывод американских солдат из Ирака.


Как относятся к таким прогнозам и оценкам американские наблюдатели? Мой коллега Аллан Давыдов взял интервью у известного военного эксперта, сотрудника Брукингского института Майкла О’Хэнлона.



Майкл О’Хэнлон: Несомненно, прежние надежды на то, что можно добиться успеха ограниченным военным присутствием в Ираке доказали свою несостоятельность. Обнародовав 10 января новую иракскую стратегию, в основе которой лежит идея действия большими силами, взятия под контроль основных городов, президент Буш признал, что прежняя стратегия была провальной. И теперь, насколько мне известно, вопрос о скором сокращении наших войск в Ираке не стоит.



Аллан Давыдов: В прошлую пятницу заместитель главнокомандующего американскими войсками в Ираке генерал Рэй Одьерно заявил, что если все будет идти как сейчас, то существует возможность вывода части американских сил из Ирака к будущей весне. Насколько это правдоподобно?



Майкл О’Хэнлон: Думаю, такие комментарии надо воспринимать осторожно. Обычно американские генералы не берутся выступать с суждениями такого рода, хотя отвечают на вопросы журналистов откровенно. Видимо генерал Одьерно не имел в виду точный прогноз сроков и условий сокращения численности войск в Ираке, а только предположил, что такая возможность существует. Сама логика нынешней стратегии подразумевает, что мы будем держать в Ираке свои значительные силы еще довольно долго. Бои идут тяжелые, иракские силы безопасности еще не вполне боеспособны, и трудно рассчитывать на то, что они смогут обеспечить безопасность, особенно в районах совместного проживания шиитов и суннитов. Планы администрации Буша могут кому-то нравиться или нет, но логика эти планов исключает надежду на то, что сокращение войск будет существенным и быстрым.



Аллан Давыдов: Как бы вы охарактеризовали нынешние настроения в США по поводу иракской кампании?



Майкл О’Хэнлон: Очевидно что люди раздражены и разочарованы. Мне кажется, что для общественной поддержки этой кампании к 1 октября, когда понадобится в очередной раз утверждать закон о военных расходах, потребуются убедительные свидетельства позитивных перемен в Ираке. В докладе, представленном Пентагоном Конгрессу на позапрошлой неделе, говорится о недостатке политического прогресса в самом Ираке и о сохранении там высокого уровня насилия. Для продолжения активного американского военного присутствия в Ираке важно будет достичь там существенных успехов еще до окончания летнего сезона.



Аллан Давыдов: Сказал старший научный сотрудник Института Брукингса в Вашингтоне Майкл О’Хэнлон.



Юрий Жигалкин: Обязанность оценить результаты новой иракской стратегии лежит на генерале Дэвиде Петреусе, главнокомандующем американскими силами в Ираке. К 15 сентября он должен представить доклад, который наверняка будет важным аргументом в руках сторонников и противников продолжения иракской кампании, естественно, в зависимости от выводов, которые сделает генерал. Любые данные о том, что уровень насилия в Ираке не снизился, станут поводом для оппонентов президента Буша в Конгрессе требовать прекращения финансирования операции в Ираке. Однако коллега Петреуса, уходящий в отставку председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Питер Пэйс предложил другой критерий оценки результатов новой иракской стратегии: «Мы не должны следовать цифрам - сколько было нападений вчера, а сколько сегодня, потому у врага есть возможность манипулировать цифрами. Успех должны оценить сами иракцы: чувствуют ли они себя безопасней, чем вчера и верят ли в то, что завтра они будут чувствовать себя еще спокойней». Согласно апрельском опросу общественного мнения, 50 процентов иракцев верят в то, что правительство сможет обеспечить в будущем их безопасность. Это на 2 процента больше, чем тремя месяцами раньше.


На американские экраны вышел новый документальный фильм Майкла Мура «Сико». Уже само имя Мура, овеянное отчасти скандальной репутацией мастера эпатажа, обеспечивает внимание его работе. А тот факт, что он взялся за щекотливую и животрепещущую тему медицинского страхования, обещает крайне эмоциональную реакцию.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Майкл Мур рассказывает в фильме, как среднего достатка пожилые супруги из штата Колорадо потеряли свой дом и вынуждены были переехать жить к своим детям из-за того, что пришлось оплатить астрономические медицинские счета, хотя у них и была медицинская страховка. В другом эпизоде семья в штате Миссури потеряла кормильца из-за того, что ему было отказано в дорогостоящей медицинской процедуре, которая, возможно, могла бы спасти его от рака. Или режиссёр сравнивает две истории – американца и канадца. У американца, не имевшего медицинской страховки, электропилой отрезало два пальца, и ему пришлось выбирать, какой из пальцев пришивать, потому что на оба пальца у него не хватило денег. А канадцу, потерявшему в аналогичной ситуации пять пальцев, государство полностью оплатило операцию – и все пальцы были сохранены.


«Очень эффектная кинопропаганда», - сказал после просмотра фильма вашингтонский эксперт в области здравоохранения Роберт Рейсхауэр. Политический кинематограф – явление не новое, но в наше время оно получило колоссальный стимул, считает Дэвид Боаз, вице-президент Института Катона в Вашингтоне.



Дэвид Боаз: Сейчас, мне кажется, мы вступаем в золотую эпоху независимого документального кинематографа, наиболее крупным представителем которого является Майкл Мур. Фильмы Мура производят сильное художественное впечатление. Приёмами документального кино он направляет мысль зрителей в нужное ему русло. Наблюдается явный дисбаланс: большинство удачных политических документальных кинофильмов проникнуты леволиберальными идеями. Мысль о том, что система здравоохранения у нас далеко не совершенна, объединяет американцев. Подавляющее большинство недовольно медициной, системой медицинского страхования и согласно с тем, что реформа нужна. Но какая? Мур и некоторые кандидаты в президенты от Демократической партии, в частности, сенатор Хиллари Клинтон, предлагают, чтобы государство взяло на себя всеобщее медицинское страхование, а эта идея чужда большинству американцев, ибо противоречит нашей политической системе.



Ян Рунов: Это был Дэвид Боаз, вице-президент вашингтонского Института Катона.



Юрий Жигалкин: Таково мнение специалиста. А что думают об этой идее не специалисты, люди с улицы? С ними говорил Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Моя первая собеседница – пенсионерка Белла. Ей за 70. Говорят, в этом возрасте американец принимает не менее трех-четырех видов лекарств. А вы, Белла?



Белла: У нас слишком много лекарств. Мои подруги едят таблетки горстями. Фармацевтические компании гребут деньги лопатой, потому что врачи с ними в сговоре и прописывают больше чем нужно. Я лекарств не пью, ну, разве что в самом крайнем случае.



Владимир Морозов: Белла в деньгах не нуждается. Но она за социальную справедливость.



Белла: Нам нужна бесплатная медицина, как в Канаде. Сейчас, если у тебя страховка или просто есть деньги, ты можешь выбрать лучшего врача. Если нет - тебя посылают к первому попавшемуся. Какая это демократия?



Владимир Морозов: В Канаде в родни не раз бывал плотник Брайан. Что он думает о тамошней медицине?



Брайан: В Канаде люди на операцию в очереди стоят. Если очень нужно, они приезжают на операцию к нам. Да, там почти бесплатная медицина. За счет высоких налогов. Как долго люди согласятся их платить? Лет через десять Канаде придется туго…



Владимир Морозов: Нью-йоркскому бухгалтеру Доналду уже туго.



Доналд: У меня есть страховка. И врачи отличные. Но я выкладываю 400 долларов в месяц за эту страховку. И она не покрывает визиты к дантисту, плачу из собственного кармана.



Владимир Морозов: Хорошо устроилась Луна, моя знакомая из городка Коринф, штат Нью-Йорк.



Луна: Я поступила в колледж в Канаде. Там дешевле. И страховка на весь учебный год всего 400 долларов. В Америке мне страховку не купить.



Владимир Морозов: Но на летние каникулы вы приехали домой. А если заболеете? «Тогда, - улыбается Луна, - пойду к доктору Питкину».



Луна: Я знаю доктора с рождения, даже раньше. Он принимал роды у мамы. Когда у меня не было страховки, он брал с меня за прием всего 5 или 10 долларов. Каждый вторник он объезжает своих пожилых пациентов. Сам, никто его не просит, и денег ему за это не платят. Как-то я спросила, когда он пойдет на пенсию. Он ответил: «Когда умру».



Владимир Морозов: Говорят, если местный Айболит и захочет на пенсию, то здешние старики его не отпустят.



Юрий Жигалкин: Репортаж вел Владимир Морозов.


XS
SM
MD
LG