Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Газпром» хочет «как можно ближе подойти к конечным потребителям» в Европе


Гендиректор ENI Паоло Скарони (слева) уверен что сотрудничество с главой «Газпрома» (справа) означает энергобезопасность для ЕС

Гендиректор ENI Паоло Скарони (слева) уверен что сотрудничество с главой «Газпрома» (справа) означает энергобезопасность для ЕС

Российский концерн «Газпром» и итальянская энергетическая компания ENI подписали в выходные предварительное соглашение о строительстве нового газопровода «Южный поток». По планам он пройдет с территории России по дну Черного моря в Болгарию, и далее в западноевропейские страны, в частности, в Италию. О перспективах этого проекта Радио Свобода рассказал аналитик инвестиционной компании АТОН Артем Кончин.


- Подписывая соглашение о строительстве трубопровода «Южный поток», стороны отмечали важность создания новых маршрутов транспортировки газа в Европу. Каковы выгоды России и Италии в этом проекте, как с экономической, так и, может быть, с политической точки зрения?
- На текущий момент тяжело представить себе какие-то весомые экономические доказательства рентабельности это проекта. Это, скорее всего, политический, геополитический вопрос. Это даст возможность «Газпрому» обойти страны-транспортеры, страны-транзитные такие как Украина, Белоруссия, Польша и Прибалтика, и расширить свой доступ к европейским рынкам.


- Тем не менее, подписывая документ о «Южном потоке» «Газпром» и ENI наверняка имели хотя бы предварительное экономическое обоснование этого проекта. Насколько дорогим он может оказаться? Не столкнутся ли партнеры при его реализации с какими-либо техническими проблемами, или сейчас на основании существующей информации вам трудно прогнозировать возможные варианты?
- Не то, чтобы мы не просматриваем эти варианты. Просто на текущий момент нам тяжело сказать, сколько этот газопровод будет стоить. По разным прикидкам это может превысить от 5 до 5,5 миллиардов долларов. А если мы начнем проводить параллели между тем, как инфляция отразилась вообще на индустрии, в том числе на стоимости строительства трубопроводов и газопроводов… Тем более, если речь идет о том, что эта труба будет идти по дну моря, что заведомо говорит о том, что стоимость строительства будет выше, чем, например, сопоставимое строительство на суше. Как бы беря все эти факторы в рассмотрение, учитывая то, что мы не знаем стоимости, тяжело сказать – есть ли какое-то экономическое обоснование. Но экономия, во-первых, на транзитных затратах. Во-вторых, независимость, гибкость «Газпрома», которую он приобретет, имея в распоряжении как «Северный поток», так и этот черноморский проект, возможно, что здесь кроется некая бизнес-идея для них. Очевидно, что она есть. Просто выразить монетарно ее на сегодня тяжело.


- Известно, что в конце 2006 года «Газпром» и ENI подписали соглашение о стратегическом партнерстве, в соответствии с которым российский концерн уже в нынешнем году получит возможность осуществлять прямые поставки газа потребителям Италии. При этом эксперты отмечали особые отношения «Газпрома» с одной из стран Европейского Союза, которые в большинстве своем всячески противодействуют открытию своих потребительских рынков для российских энергоресурсов. Вы готовы согласиться с такими утверждениями?
- Очевидно, что как бы успех «Газпрома» и итальянской компании более материален, более реален, чем, скажем так, прогресс «Газпрома» в Северной Европе или в других местах. Только, наверное, Германия может сравниться по той близости, которую «Газпром» нашел со своими партнерами. Понятно, что «Газпром» продолжает стремиться как можно ближе подойти к конечным потребителям. Очевидно, что маржа, которая заключена в розничной продаже, вдвое превышает оптовую. Понятно, что стремление и экономические обоснования для этого очевидны, и они присутствуют.
Последние полгода, наверное, все, что «Газпром» не делал в Европе, было связано, по сути дела, с Италией. Этот выбор не удивителен. Он продолжает ту тенденцию, которая наметилась в течение, наверное, последнего года.


XS
SM
MD
LG