Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация с применением пыток в России осложняется равнодушием чиновников


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Никита Татарский: Сегодня Международный день солидарности с жертвами пыток. Его отмечают в день вступления в силу Конвенции против пыток, принятой Генеральной Ассамблеей ООН. Между тем, эксперты отмечают, что в России, как и в других странах, пытки продолжают применяться.


По словам руководителя межрегионального отдела Нижегородского комитета против пыток Олега Хабибрахманова, ситуация с применением пыток в России осложняется равнодушным отношением чиновников к этой проблеме.


С Олегом Хабибрахмановым побеседовала Марьяна Торочешникова.



Олег Хабибрахманов: Пытки есть. То есть сотрудники милиции, сотрудники уголовно-исполнительной системы по-прежнему применяют незаконную физическую силу, жестокое обращение. Но нельзя сказать, что есть какая-то тенденция к ухудшению или, наоборот, к улучшению ситуации. Проблема в том, что пытают ведь не только в России, пытают во всех странах - и в Европе, и в США, и в странах Азии. И нельзя сказать, что Россия отличается в худшую или в лучшую сторону. Здесь ведь весь вопрос заключается в том, каким образом само государство реагирует на жалобы граждан о применении пыток. На наш взгляд, у России в этом есть очень большая проблема. Если, например, журналисты или представители общественных организаций выкапывают какую-нибудь информацию про Гуантанамо в США, то реакция видна моментально, то есть какое-то время уходит на расследование, обязательно находятся люди, которые применяли эти пытки, и там страшные сроки наказания. То есть государство признает свою вину в применении пыток. Для того, чтобы доказать то же самое в Российской Федерации, нужны годы. Не скажу, что десятилетия, но годы точно. Поэтому работать нам как ранее было сложно, так и сейчас достаточно сложно. Редко наши граждане могут самостоятельно добиться какой-либо справедливости в судебных инстанциях, это очень тяжело. То есть конкретный пострадавший может получить компенсацию после решения в Европейском суде по правам человека, но для того, чтобы правительство Российской Федерации и другие органы власти Российской Федерации изменили каким-то образом практику, вот до этого не доходит. Пока мы не видим никакого изменения. То есть у нас в практике опять же Комитета против пыток есть случаи, когда гражданин Михеев (то есть дело уже годовалой давности) выиграл Европейский суд, ему была присуждена компенсация беспрецедентная, в районе 250 тысяч евро, он ее получил, с этой стороны все вроде бы правильно. Но мы, как люди, работающие в Нижегородской области, никакого изменения не видим, то есть люди, как жаловались, так и жалуются. Сотрудники милиции совершают те же самые действия. Прокуратура как закрывала глаза, так и закрывает глаза на эти действия. То есть, как мы раньше имели практику по обжалованию незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, их прокуратура так и продолжает выносить, и реакции нет никакой.


XS
SM
MD
LG