Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В том, что в России пытают людей, виноваты равнодушные чиновники


Правозащитники рассматривают около 100 дел о пытках в год

Правозащитники рассматривают около 100 дел о пытках в год

Сегодня Международный день солидарности с жертвами пыток. Его отмечают в день вступления в силу Конвенции против пыток, принятой Генеральной Ассамблеей ООН. На сегодняшний день Конвенцию подписали свыше 140 стран, но ратифицировали пока только в 51 стране.


Россия до сих пор входит в список стран, где пытки продолжают применяться. По данным международных правозащитных организаций, Россия еще относительно благополучная страна с точки зрения применения попыток. Наиболее активно их используют в Сирии, Бирме, Судане, а также в Турции (хотя и в меньшей степени, чем прежде). Однако, по словам правозащитников, Россия, давно ратифицировавшая конвенцию, просто не стремится добросовестно исполнять ее положения. Так считает директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина, которая поделилась своим мнением с РС:
- Буквально полгода назад в Комитете ООН против пыток слушался очередной доклад РФ об исполнении обязательств в рамках этой конвенции. Комитет был весьма опечален и уровнем доклада, и уровнем представительства российской делегации в процессе рассмотрения этого доклада и из этого делались выводы о том, что, в общем-то, Российскую Федерацию не очень волнует то, насколько она выполняет свои международные обязательства. Доклад содержал только описание законодательных мер, в нем практически отсутствовала правоприменительная практика, описание проблем. Более того, доклады представляются в комитет периодически, по конвенции раз в четыре года. После рассмотрения комитет принимает так называемые заключительные замечания, в которых содержатся, в том числе и рекомендации. И по итогам рассмотрения предыдущего доклада комитет вынес ряд замечаний и ряд рекомендаций, которые практически были проигнорированы.


По данным Натальи Таубиной, в России пытки стали одним из инструментов следствия с целью получения нужных показаний. Кроме того, задержанных могут просто запугивать и подвергать психологическому воздействию:
- Если говорить про опыт нашей организации, то из всего объема дел, с которыми мы работаем, 70% - это дела о пытках и бесчеловечном обращении, а в год у нас порядка 100 дел оказывается в нашем производстве. Мы говорим о делах из более чем 30 регионов Российской Федерации.


По словам руководителя межрегионального отдела Нижегородского комитета против пыток Олега Хабибрахманова, пытки применяют из-за равнодушным отношения к этой проблеме чиновников:
- Сотрудники милиции, сотрудники уголовно-исполнительной системы по-прежнему применяют незаконную физическую силу, жестокое обращение. Но нельзя сказать, что есть какая-то тенденция к ухудшению или, наоборот, к улучшению ситуации. Проблема в том, что пытают ведь не только в России, пытают во всех странах - и в Европе, и в США, и в странах Азии. И нельзя сказать, что Россия отличается в худшую или в лучшую сторону. Здесь ведь весь вопрос заключается в том, каким образом само государство реагирует на жалобы граждан о применении пыток. На наш взгляд, у России в этом есть очень большая проблема. Если, например, журналисты или представители общественных организаций выкапывают какую-нибудь информацию про Гуантанамо в США, то реакция видна моментально, то есть какое-то время уходит на расследование, обязательно находятся люди, которые применяли эти пытки, и там страшные сроки наказания. То есть государство признает свою вину в применении пыток. Для того, чтобы доказать то же самое в Российской Федерации, нужны годы. Не скажу, что десятилетия, но годы точно. Поэтому работать нам как ранее было сложно, так и сейчас достаточно сложно.
- Редко наши граждане могут самостоятельно добиться какой-либо справедливости в судебных инстанциях, это очень тяжело. То есть конкретный пострадавший может получить компенсацию после решения в Европейском суде по правам человека, но до того, чтобы правительство Российской Федерации и другие органы власти изменили каким-то образом практику, не доходит. Пока мы не видим никакого изменения. Прокуратура как закрывала глаза, так и закрывает глаза на эти действия. То есть, как мы раньше имели практику по обжалованию незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, их прокуратура так и продолжает выносить, и реакции нет никакой.


XS
SM
MD
LG