Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема пыток в России стоит крайне остро


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Александр Гостев: Сегодня, в Международный день солидарности с жертвами пыток, вышла в свет книга «Пытки в России. Позиция власти, правозащитников и Комитета ООН против пыток». В ней, накануне вступления в силу Конвенции ООН против пыток, российские правозащитники попытались обобщить информацию о проблеме и обратить внимание властей на необходимость ее решения.



Марьяна Торочешникова: По словам правозащитников, Россия хоть и не входит в тройку лидеров по частоте применения пыток (таковыми называют Сирию, Бирму и Судан), но является одной из наиболее проблемных территорий, с точки зрения Комитета ООН против пыток.


Главными проблемами в сфере обеспечения запрета пыток в России правозащитники называют следующие...



Наталья Таубина: Вопиющая, страшная ситуация в Чечне и на Северном Кавказе. Если говорить в целом про Российскую Федерацию, то серьезной проблемой является отсутствие эффективного расследования в системе прокуратуры, которая за собой ведет и безнаказанность за пытки, и допустимость этих пыток, и как бы подогревает развитие системы, когда правоохранительные органы используют пытки в качестве одного из инструментов получения нужных им показаний, раскрытия преступления. А мы сейчас уже говорим о том, что пытки используются в правоохранительных органах, как один из методов раскрытия преступлений.



Марьяна Торочешникова: Сказала директор фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина.


По мнению руководителя межрегионального отдела Нижегородского комитета против пыток Олега Хабибрахманова, ситуация с применением пыток в России осложняется равнодушным отношением прокуратуры и чиновников к этой проблеме.



Олег Хабибрахманов: Пытки есть. То есть сотрудники милиции, сотрудники уголовно-исполнительной системы по-прежнему применяют незаконную физическую силу, жестокое обращение. Но нельзя сказать, что есть какая-то тенденция к ухудшению или, наоборот, к улучшению ситуации. Проблема в том, что пытают ведь не только в России, пытают во всех странах - и в Европе, и в США, и в странах Азии. И нельзя сказать, что Россия отличается в худшую или в лучшую сторону. Здесь ведь весь вопрос заключается в том, каким образом само государство реагирует на жалобы граждан о применении пыток. На наш взгляд, у России в этом есть очень большая проблема. Если, например, журналисты или представители общественных организаций выкапывают какую-нибудь информацию про Гуантанамо в США, то реакция видна моментально, то есть какое-то время уходит на расследование, обязательно находятся люди, которые применяли эти пытки, и там страшные сроки наказания. То есть государство признает свою вину в применении пыток. Для того, чтобы доказать то же самое в Российской Федерации, нужны годы. Не скажу, что десятилетия, но годы точно. Поэтому работать нам как ранее было сложно, так и сейчас достаточно сложно.



Марьяна Торочешникова: В подтверждение примера незаинтересованности российских властей в проведении серьезных расследований и наказании виновных в применении пыток, правозащитники называют и фамилии четырех генералов, поименованных в решениях Европейского суда по правам человека по делам о пытках. И так и незавершенное расследование по преступлениям, совершенным против российских граждан в следственном изоляторе села Чернокозово. Вообще, тема применения пыток в Чечне и в докладе Комитета ОНН, и в книге российских правозащитников стоит особняком. Говорит председатель правления центра «Демос» Татьяна Локшина.



Татьяна Локшина: Проблема пыток в России в принципе стоит крайне остро. Но то, что происходит в Чеченской республике, то, что, к несчастью, в последнее время уже происходит и в Ингушетии, и в Северной Осетии, и в Кабардино-Балкарии, это явление вопиющее, явление гипертрофированное, поэтому об этом следует говорить отдельно. И Комитет против пыток ООН последовал той же самой логике и так же ситуацию в Чечне, нескольких других республиках Северного Кавказа рассматривал отдельно от остальных проблем в сфере пыток в России. О чем говорит комитет применительно к Чечне?


В первую очередь комитет говорит о проблеме незаконных мест содержания под стражей. Потому что действительно чаще всего наиболее жестоко пытки в Чечне осуществляются именно в незаконных или квази-законных тюрьмах. Применение пыток является одной из традиционных практик, чудовищных практик, методов борьбы с терроризмом в Чеченской республике. Фактически сотрудники силовых структур забирают мужчин, и энное количество времени держат этих людей в незаконных тюрьмах. Это могут быть ямы, это могут быть подвалы, это могут быть базы силовых структур. Но задержанные или похищенные, потому что по факту они, конечно, являются похищенными, им никто не сообщает об их права, сотрудники правоохранительных органов не представляются, им не говорят, в чем они подозреваются, этих людей очень жестоко пытают. Требуют от них признания, с одной стороны, в ряде преступлений, которые они, может быть, совершали, а может быть, с той же вероятностью, не совершали, а так же требуют того, чтобы они назвали имена лиц, которые, с их точки зрения, сотрудничают или могут сотрудничать с боевиками. В тот момент, когда человек ломается под пытками и готов признаться, его, наконец, доставляют в официальное место содержание под стражей и уже, наконец, регистрируют, как задержанного. Он подписывает признание и дальше начинает работать судебная система. Таким образом, об этой проблеме очень много как раз говорит комитет: о проблеме похищения людей сотрудниками силовых структур, о проблеме исчезновения людей. Потому что да, конечно, если сравнить ситуацию в Чечне сейчас с тем, что было несколько лет назад, гораздо меньше людей исчезают бесследно, это чистая правда. Но в тот момент, когда человека забирают из дома, его родственники не знают, кто его забрал, куда его увезли, что с ним происходит. Это, безусловно, квалифицируется как исчезновение, по крайней мере, как временное исчезновение. Но, естественно, содержание человека в незаконных тюрьмах, которые создают всевозможные условия для применения пыток.



Марьяна Торочешникова: Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания - таково полное название документа - вступила в силу в 1987 году. В соответствии с ее положениями страны, ставшие участниками конвенции, обязуются не только соглашаться с запретом на умышленное причинение боли или страданий (как физических, так и нравственных), но и не признавать в качестве оправдания пыток исключительные обстоятельства, вроде - состояния войны, политической нестабильности и чрезвычайного положения.


На сегодняшний день Конвенцию подписали свыше 140 стран, но ратифицировали пока только в 51 стране. Впрочем, по словам правозащитников, Россия, давно ратифицировавшая этот документ, пока не стремится добросовестно исполнять его положения.


XS
SM
MD
LG