Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европа либерализует рынки газа и электроэнергии


В некоторых странах ЕС возможностей для конкуренции мало из-за того, что газ импортный

В некоторых странах ЕС возможностей для конкуренции мало из-за того, что газ импортный

С 1 июля жители всех 27 стран Европейского Союза получают право свободного выбора поставщика электроэнергии и газа для своих жилищ. К этому сроку страны ЕС обязались создать все условия – законодательные, технические и финансовые – для становления конкурентного рынка, на котором любой потребитель может выбирать любого легального поставщика.


Первые решения о либерализации рынков газа и электроэнергии были приняты в Европе в 1996 и 1998 годах. Их главная цель – поэтапное изменение национальных законодательств европейских стран и создание условий, которые обеспечат становление конкурентных рынков. Первый этап - с 1 июля 2004 года все промышленные потребители в Европе, то есть компании и предприятия, обрели право свободного выбора поставщика и газа, и электроэнергии. С 1 июля 2007 года такое же право предоставляется и жителям стран Европейского союза.


В некоторых из них этот выбор уже существует. Например, в Германии, не только компании, но частные потребители, вплоть до отдельного дома, с 2005 года могут свободно менять поставщика электроэнергии – достаточно лишь уведомить о своем решении и прежнего, и нового. Максимальную выгоду получили от новшества немецкие компании - многие из них смогли за счет смены поставщика сократить свои энергетические расходы на 60-70%, говорит руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского института мировой экономики в Эссене Мануэль Фрондель, но среди частных клиентов новой возможностью воспользовались немногие.


«Остальные либо не захотели разбираться в разнообразии тарифов, либо опасались каких-то сбоев в поставке электроэнергии, потому и не стали перезаключать контракты. По нашим данным, до сих пор не более 5% всех частных потребителей в Германии воспользовались возможностью сменить поставщика электроэнергии».


Если в Германии возможности региональных властей влиять на формирование тарифов на газ и свет в своих регионах сократилось до минимума, то, например, в Испании они по-прежнему устанавливаются государством. Как в России. Но даже в этих условиях испанские компании – конкурируют, говорит профессор Мадридского университета имени Хуана Карлоса Хавьер Хуарес.


До 2004 года три крупнейших энергетических компании – Endesa, Iberdrola и Union Fenosa – фактически делили Испанию на зоны влияния. Теперь региональный монополизм ликвидирован – любой участник этого рынка может работать в любом регионе. Причем, если ранее испанские компании специализировались либо на электроэнергии, либо на газе, то теперь они продают и то, и другое.


«Тарифы на электроэнергию и газ в Испании по-прежнему устанавливает государство, - говорит Хавьер Хуарес. – А компании, чтобы привлечь клиентов, предлагают им, например, скидки на год-два. Речь идет о снижении на 1-2% базового тарифа».


В некоторых европейских странах возможностей для такой конкуренции по определению оказывается меньше. Особенно на рынке газа, который, в отличие от электроэнергии, нельзя выработать на гидростанции или привозном сырье. Например, в Финляндии весь используемый газ страна получает из России, а распоряжается им контролируемый государством концерн Gasum, который является монопольным продавцом газа всем финским потребителям. И эта ситуация вряд ли изменится в 2007 году, поясняет наш корреспондент в Хельсинки Геннадий Муравин. Когда директива Европейского Союза по газу только обсуждалась, в отношении Финляндии было принято особое решение: она вступит здесь в силу лишь в том случае, если Финляндия будет присоединена к общеевропейской газопроводной сети, либо если Россия перестанет быть единственным поставщиком газа в Финляндию. Но пока не случилось ни первого, ни второго.

1 июля - день Х


Наиболее либерализованными считаются в Европе рынки газа и электроэнергии лишь в нескольких странах – Великобритании и Швеции, а также Нидерландах и Ирландии. Но и там отдельные компании в большинстве случаев доминируют в соответствующих регионах. Например, бывшая национальная газовая компания Великобритании – British Gas – контролирует почти 70% розничного рынка страны. А во Франции доля государственной Gaz de France – еще выше.

На рынке Германии действуют около тысячи небольших компаний - поставщиков электроэнергии, в основном - муниципальных и региональных. Тем не менее, энергетический рынок страны на 80% контролируют всего 4 крупнейших концерна - EON, RWE, Vattenfall-Europe и EnBW.


С 1 июля 2007 года в Германии мало что изменится на этом рынке, разве что региональные власти лишатся теперь какой-либо возможности оказывать влияние на формирование в своих регионах цен на газ и электроэнергии, отмечает Мануэль Фрондель. «Неудивительно, что некоторые поставщики в Германии объявили о повышении с 1 июля тарифов на электроэнергию, оно составит от 5% до 35%. То есть в данном случае в выигрыше останутся продавцы, а не потребители».


Главное изменение с 1 июля в Испании – также повышение тарифов, на 1,5-2%, говорит Хавьер Хуарес. По недавно принятому в стране закону, тарифы на электроэнергию и газ будут отныне пересматриваться государством не раз в год, как раньше, а каждые три месяца. «Таким образом, в целом за год повышение составит 5-6%».


Частные потребители в Польше также не заметят особых перемен с 1 июля, но – по другим причинам. Здесь продавать им газ и электроэнергию по-прежнему имеют право лишь государственные компании, говорит руководитель консалтинговой компании BelOil в Варшаве Валерий Круговой: «Да, Польша обязалась перед Европейским Союзом внести соответствующие изменения в законодательство, но до сих пор не внесла». Выбирать себе поставщика электроэнергии и газа по-прежнему могут в Польше лишь предприятия.


Конкуренты и сети


Конкуренция на внутренних энергетических рынках стран ЕС – лишь часть программы их общей либерализации. Следующий этап - конкуренция с зарубежными компаниями. «Цель наших усилий – создать ситуацию, при которой конечный потребитель, скажем, в Португалии, мог бы свободно покупать электроэнергию в Финляндии, - говорит руководитель департамента энергетики Европейской комиссии Андрис Пиебалгс. - И это – достижимо!»


Достижимо – лишь в том случае, если газ и электроэнергия смогут в соответствующих объемах пересекать границы между странами. Но эксперты называют трансграничные мощности самым слабом звеном сетей в Европе. «Нехватка передающих мощностей на границах между странами – одна из главных проблем интеграции европейских энергетических рынков, считает Мануэль Фрондель. «Даже при желании, та же Electricite de France просто не в состоянии конкурировать в Германии с немецкой EON».


Внутри отдельных стран - в Германии, Великобритании, Нидерландах, Испании - конкуренция на энергорынках уже очевидна. Но от единого конкурентного энергорынка Европа еще далека, считает Фрондель. «В газовой отрасли ситуация чуть лучше – просто европейские газопроводы имеют большую пропускную способность».


Понадобятся огромные деньги, чтобы решить существующие проблемы, а сильной мотивации у потенциальных инвесторов пока нет, отмечают эксперты. Другими словами, прежде, чем европейский энергорынок будет полностью либерализован, необходимо создать на нем соответствующую инфраструктуру...


Вертикальная интеграция


Проблема не только в том, что самих сетевых мощностей не хватает, но и в структуре собственности на них. Европейская комиссия настаивает: сетевые подразделения – те же трубопроводы или линии электропередачи – должны быть выделены из структуры европейских энергокомпаний, в основном – вертикально интегрированных, в отдельные. Руководитель антимонопольного ведомства Европейской комиссии Ниили Кроес считает, что только в этом случае будет обеспечен недискриминационный доступ к транспортным сетям всех компаний, работающих на европейских рынках газа и электроэнергии.


В одних случаях это сделать несложно. Например, в Испании все магистральные линии электропередачи принадлежат одной государственной компании. А в Польше транспортную компанию выделили из структуры бывшей газовой монополии.


Но как быть в тех случаях, когда и газопроводы, и ЛЭП принадлежат частным энергокомпаниям, которые их и строили? Как, например, в Германии... Что, правительству потребуется сначала «выкупить» это подразделение – скажем, у EON, чтобы затем либо вновь продать его, либо сохранить за собой?


«Европейская комиссия просто не имеет права решать все за всех. И против такого подхода уже выступили не только Германия и Франция, но и другие страны ЕС, - говорит заведующий кафедрой экономики энергетики университета города Дуйсбург Кристоф Вебер. - К тому же, по Конституции ФРГ, никто не имеет права лишать кого-либо его собственности или побуждать уступить ее кому-либо другому». Тем не менее, профильный комитет Европейского парламента в только что представленном докладе поддержал планы антимонопольного ведомства Еврокомиссии...


А в самой Германии национальное антимонопольное ведомство – с целью содействия конкуренции на внутреннем энгергорынке - намерено добиться от крупнейших немецких энергетических компаний прекращения практики заключения долгосрочных договоров с поставщиками того же газа, на которых построен весь европейский бизнес российского «Газпрома». И крупнейшая из этих компаний – EON – уже пошла на уступки, отмечает Кристоф Вебер.


Антимонопольное ведомство Германии считает, что любые долгосрочные договоры – на срок более 4 лет – противозаконны, так как подрывают конкуренцию на этом рынке. Что срок действия контрактов не должен превышать 2 лет, да и то - при особых условиях. «В любом случае для немецких энергетических компаний, заключивших договоры с зарубежными поставщиками на 10 и более лет - будь то «Газпром» или компании в Норвегии - наступают трудные времена».


Сегодня, если некая новая компания, помимо традиционного импортера, на рынке той же Польши и захочет купить газ в России, чтобы затем продавать его у себя в стране, она не сможет этого сделать, говорит Валерий Круговой. Газотранспортная система Польши выделена в отдельную, государственную компанию. И она будет готова «прокачать» газ нового участника этого рынка. Но прежде участник должен представить подписанный контракт с поставщиком самого газа. В случае Польши это – российский «Газпром». Но «Газпром» с новыми компаниями таких контрактов не подписывает, более того, всячески отвергает любых новых покупателей, говорит Круговой: «И получается, что дальнейшая либерализация газового рынка Польши зависит именно от российского "Газпрома"».


Год назад, представляя проект новой энергетической стратегии Европейского Союза, председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу так формулировал ее суть: «Европа не может позволить себе иметь 25 разных стратегий в энергетике. У нас есть все инструменты для выработки единой стратегии - законодательные, финансовые, регулятивные, научные, есть соглашения с другими странами. А если так, то единственное, что нам необходимо для реализации общей энергетической стратегии, - это политическая воля».


О политической воле всякий раз вспоминают и в Москве, когда речь заходит о реформах в российской энергетике. Как и во многих странах Европы, сети здесь выделяются в отдельную компанию только в электроэнергетике. В газовой отрасли подобные планы так планами и остались. А монополия «Газпрома» на экспорт газа, существовавшая де-факто, теперь подтверждена и специальным законом.


XS
SM
MD
LG