Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Законодатели требуют от Белого дома представить служебные документы, касающиеся прослушивания подозреваемых в терроризме. С уходом в отставку Блэра президент Буш теряет своего главного союзника. Что страшнее – пристрастие к наркотикам или видеоиграм


Юрий Жигалкин: Законодатели требуют от Белого дома представить служебные документы, касающиеся прослушивания подозреваемых в терроризме. С уходом в отставку Блэра президент Буш теряет своего главного союзника. Что страшнее – пристрастие к наркотикам или видеоиграм? Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


В среду американские законодатели громко заявили о своем намерении о готовности вступить в конфронтацию с Белым Домом ради того, чтобы разобраться в том, как было принято сомнительное, по их мнению, решение о прослушивании телефонов и мониторинге электронных сообщений лиц, подозреваемых в связи с террористами. Сенат потребовал от администрации, данной ему властью, предоставить все служебные документы, относящиеся к этому делу. Белый дом отказывается выполнить это требование и готов защищать права исполнительной власти в суде.


Слово – Яну Рунову.



Ян Рунов: Дело в том, что в 2003 году президент Буш направил всем агентствам и управлениям исполнительной власти директиву об обязательной передаче документов Национальному архиву, который будет классифицировать степень их секретности. Однако вице-президент Чейни считает, что он освобождён от выполнения этого распоряжения, поскольку не рассматривает себя таким же представителем исполнительной ветви власти, каким является президент страны. По американской традиции и по закону он является председателем Сената, то есть представителем законодательной власти. Хотя секретные документы он получает не как председатель Сената, а как вице-президент. Такое двойное его положение и даёт возможность двойственного толкования роли вице-президента и его ответственности. Эта позиция вице-президента стала причиной особых эмоций в сенатском Юридическом комитете.


Белый дом выразил сожаление, что законодатели-демократы избрали путь конфронтации. По этому поводу Брайен Андерсон, научный сотрудник Манхэттенского института политических исследований, сказал.



Брайен Андерсон: По большей части это конфликт политический. На мой взгляд, программа прослушивания телефонных разговоров, просматривания электронной почты и некоторые другие формы наблюдения за подозрительными лицами в целях безопасности страны во время войны с терроризмом вполне законна, и президент имеет на это право. Требование сенаторов к Белому дому, в частности к вице-президенту Чейни предоставить секретную документацию, связанную с наблюдением за подозреваемыми в связях с террористами, администрация намерена оспорить в суде, вплоть до Верховного. Думаю, большинство американцев встанут в этом споре на сторону правительства, потому что речь идёт не о слежке за законопослушными гражданами США, а о мониторинге контактов из-за границы террористов «Аль-Каиды» и их сторонников. Это разведывательная программа, проводимая Агентством по национальной безопасности. По этой программе прослушивание телефонов и просматривание электронных посланий не требует разрешения суда. Некоторые законодатели-демократы считают это нарушением гражданских прав, нарушением американской Конституции. Но я ожидаю, что суд поддержит администрацию Буша в этом вопросе, если дело дойдёт до суда.



Ян Рунов: Американские политические наблюдатели пишут, что подобные конституционные споры между исполнительной и законодательной властью, в частности, спор о функциях вице-президента, ведутся в Америке со времён создания США.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


С уходом в отставку Тони Блэра Джорж Буш потерял не только союзника и друга, он потерял уникального партнера, чьи выступления накануне свержения Саддама Хусейна помогли убедить американцев в необходимости этой акции, чьи твердые убеждения относительно происходящего в мире и готовность действовать полностью совпадали с убеждениями президента Буша.


Слово – Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Что принесет Соединенным Штатам и американо-британским отношениям вступление Гордона Брауна в должность британского премьера? С таким вопросом я обратился к Найлу Гардинеру, директору Тэтчеровского центра вашингтонского аналитического фонда «Наследие».



Найл Гардинер: Думаю, Гордон Браун не будет существенно менять суть британо-американских отношений. Хотя он, скорее всего, пойдет на изменение некоторых приоритетов, возможно изменится стиль этих отношений. Но здесь мы не увидим впечатляющей революции.



Аллан Давыдов: Британия была стойким союзником США в Ираке и Афганистане. Стоит ли Бушу ожидать от нового премьера неожиданностей?



Найл Гардинер: Скорее всего, Гордон Браун продолжит и усилит участие Британии в действиях коалиции союзников в Афганистане. В этой стране уже размещено дополнительно полторы тысячи британских военнослужащих, а к концу года их число достигнет шести тысяч. Но в отношении Ирака премьер-министр Браун, скорее всего, подвергнется давлению снизу с требованиями вернуть британских солдат домой. В вопросе иракской политики он встретит усиливающуюся оппозицию в Палате общин. Можно предположить рост антиамериканских настроений среди лейбористских заднескамеечников. Думаю, Браун будет вынужден сменить регистр в иракской политике, вследствие чего к концу года из Ирака может быть выведено значительное число британских военнослужащих. Вместе с тем Браун намерен продолжить сотрудничество в тайных американо-британских операциях по борьбе с терроризмом.



Аллан Давыдов: Каким, на ваш взгляд, будет стиль поведения Гордона Брауна в американо-британских отношениях?



Найл Гардинер: Думаю, Гордон Брайн не будет близок к Соединенным Штатам в такой степени, как Тони Блэр. Его мировоззрение слегка другое. Вместе с тем он - не антиамериканист. Он проводит в США много времени, в том числе и в отпусках, у него хорошие связи в Вашингтоне. Но он не так харизматичен как Тони Блэр. При нем пресловутая американо-британская сплоченность на публике будет выражаться намного скромнее, чем при Блэре. Кулуарные переговоры будут преобладать над ярко демонстрируемыми проявлениями солидарности.



Аллан Давыдов: Американский президент не популярен среди левого крыла британских лейбористов. Означает ли это, что отношения Буша с Брауном будут выстраиваться на ином персональном уровне, чем с Блэром?



Найл Гардинер: Не думаю, что отношения Буша с Брауном будут такими же близкими, как с Блэром. Буш и Браун - разные по темпераменту. Браун более осмотрителен. Если Буш и Блэр выглядели бесшабашными закадычными друзьями - то это не амплуа Брауна. У него другой стиль, другая динамика. Мне кажется, что и на международной арене Гордону Брауну будет отведена во многом другая роль, чем Тони Блэру.



Аллан Давыдов: Так аналитик вашингтонского фонда «Наследие» Найл Гардинер видит перспективу американо-британских отношений после прихода нового британского премьера Гордона Брауна.



Юрий Жигалкин: Американские мусульмане, подавляющее большинство которых составляют иммигранты, должны как можно быстрее найти свой голос в системе американских политических и культурных институций, пока подозрения и предубеждения не оттеснили их на обочину американского общества, превратив в питательную среду для радикальной идеологии. Такой вывод сделан группой американских политологов в результате обширного исследования. Они предупреждают, что американские общественные организации должны помочь интегрировать мусульман-иммигрантов в американский мэйнстрим, помочь им создать собственные организации, которые бы помогли утвердить их позитивный имидж и способствовали бы их участию в политическом процессе. Интересно, что результаты недавнего опроса самих американских мусульман свидетельствуют о том, что они, по большому счету, удовлетворены своим положением в США и гораздо более умерены в своих взглядах, чем европейские мусульмане.


Медицинская карта с историей болезней и другой информацией о хронических недугах в будущем сможет уместиться на электронном устройстве размером с рисовое зернышко и будет имплантирована всем тем, кто желает иметь под рукой такую информацию на экстренный случай, считает Американская медицинская ассоциация. Ведущая ассоциация американских медиков официально одобрила тезис о том, что введение таких чипов в организм человека поможет значительно повысить безопасность и эффективность лечения. Показания с этого микроустройства можно снять с помощью специального датчика, использующего радиоволны. Его цель – обеспечить врачам «скорой помощи» и другим специалистам моментальный доступ к истории болезни человека, если, скажем, он оказался в критическом состоянии или обратился за помощью не к своему врачу. Впрочем, идея, образно говоря, окольцовывания человека нравится не всем. Помимо вопросов о безопасности устройства, навечно вживленного в ткань человека, возникает вопрос: не станет ли интимная информация о состоянии здоровья доступна любому, у кого есть датчик, считывающий эту информацию, и не предоставят ли они уникальную возможность отслеживать передвижения человека с чипом внутри?


Что хуже – наркомания или пристрастие к видеоиграм? Как выясняется, этот вопрос всерьез занимает американских психиатров, часть из которых считает, что видеомания должна находится в том, же разряде психических заболеваний, что и наркомания.


Слово – Владимиру Морозову.



Владимир Морозов: На заседании Американской медицинской ассоциации был представлен отчет группы экспертов. Там, в частности, говорится, что иногда люди тратят на видео-игры больше времени, чем на учебу и работу. Отчет настоятельно рекомендовал включить такого рода поведение в перечень психических расстройств.



Эрик Холландер: Оказалось, что привязанность к интернету столь же сильна, как привычка наркомана к наркотикам. При попытке отказаться от интернета человек испытывает такую же ломку, как и при отказе от наркотиков.



Владимир Морозов: Доктор Эрик Холландер рекомендует таким людям консультации у специалистов и антидепрессанты. Несмотря на мнение этого и других экспертов, Медицинская ассоциация решила, что преждевременно навешивать ярлык душевно больных на 10 процентов американского населения. Ассоциация заявила, что видеоигровая зависимость не болезнь, а серьезная проблема и для ее изучения нужны дальнейшие исследования. Надо, в частности, выяснить, сколько часов в день без ущерба для здоровья ребенок может посвящать видеоиграми и сколько сидеть перед компьютером. 90 процентов американских детей развлекаются видеоиграми, и 15 процентов из них, то есть более 5 миллионов, испытывают зависимость сродни наркотической. И дети, и взрослые посещают созданные несколько лет назад специальные группы поддержки на манер Анонимных алкоголиков. Работать с ними так же трудно как с алкоголиками, признает нарколог Томас Аллен.



Американка: Я – выздоравливающая наркоманка. Мой наркотик - компьютерные игры. Часто бывало, дети что-то у меня спрашивают, а я им отвечаю: «Минуточку, я занята». Эта минута растягивалась на долгие часы. Я тратила на игры все свое время.



Владимир Морозов: Эта женщина «проигрывала» по 50 часов в неделю. Ее муж еще больше.



Американка: Я видела его затылок чаще, чем лицо. Потому что муж постоянно сидел за компьютером.



Владимир Морозов: Дошло до того, что они бросили работу и залезли в огромные долги. Потом – развод и попытка вылечиться от зависимости. Что касается меня лично, то я играю в компьютерные игры очень редко. Но тогда почему моя жена стала называть себя компьютерной вдовой?!



Юрий Жигалкин: Рассказывал Владимир Морозов.


Нестареющий ветеран поп металл Джон Бон Джови одержал первую почти за двадцать лет победу. Его новый диск « Lost Highway » стал самым популярным альбомом недели. Последний раз его альбом занял первую строчку в списке хитов в 1988 году. « Lost Highway » «Затерянная магистраль»…


XS
SM
MD
LG