Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какова цена известности


Одна из первых фотографий Бритни Спирс, постригшейся наголо. В течение 2006 года певица ни разу не вышла на сцену, но осталась самой известной поп-звездой в мире, благодаря своему экстравагантному поведению.

Одна из первых фотографий Бритни Спирс, постригшейся наголо. В течение 2006 года певица ни разу не вышла на сцену, но осталась самой известной поп-звездой в мире, благодаря своему экстравагантному поведению.

В современном мире поток информации быстро растет, а возможности человека потреблять эту информацию увеличились незначительно. Поэтому все дороже и труднее попасть в центр внимания общества, неважно с каким знаком - плюс или минус. Известность, узнаваемость сегодня легко превращаются в капитал, и люди, ставшие известными, часто играют даже большую роль, чем крупные политики и бизнесмены.


О феномене известности в студии Радио Свобода рассказывают доктор философских наук Леонид Гринин и доктор исторических наук Андрей Коротаев.


– Какие характерные изменения в обществе повлияли на феномен «известности»?


Андрей Коротаев: Это связано с фундаментальными изменениями, которые испытали современные общества за последние десятилетия. Сформировался принципиально новый тип общества. Мы уже имеем дело не с индустриальными, а с постиндустриальными обществами и с изменением самого принципа производства, с переходом от индустриального к научно-информационному принципу производства. При переходе от индустриального общества к постиндустриальному большая часть населения переходит из промышленности в сферу производства услуг, при этом особо важную роль начинают играть информационные услуги, то есть создание, обработка и распространение информации самого разного вида.


Леонид Гринин: Очень важный момент, что информационное общество – это общество людей со значительным достатком, которые получают гораздо больше, чем требуется для их физиологических нужд. Поэтому у них достаточно времени и достаточно денег, чтобы они могли развлекаться, и сфера развлечений растет очень быстро. И тот слой известных людей, о которых мы хотим поговорить, как раз обслуживает досуг. А затраты людей на развлечения постоянно растут. Особенно это связано с развитием интернета и компьютерных технологий.


Андрей Коротаев: Кроме того, очень быстрыми темпами растет количество пенсионеров, с одной стороны, обеспеченных людей, с другой стороны, эти люди имеют очень большое количества досуга и могут реально за него платить. Но с другой стороны, мы имеем типичную ситуацию, когда на двух бабушек и двух дедушек приходится один внук, и этот внук тоже в результате имеет очень большие финансовые ресурсы, которые он может тратить и тратит в высокой степени на всякого рода развлечения.


- На человека обрушивает буквально водопад информации, как ему во всем этом разобраться?


Леонид Гринин: Безусловно, человеку нелегко в этом потоке. Поэтому большинство людей выбирает более легкую информацию, развлекательную, которая не требует глубокого анализа, но приносит удовлетворение, занимает время и позволяет отдохнуть. Соответственно, отсюда растет и влияние людей, которые приобретают известность именно в развлекательном амплуа: певцов, телеведущих, писателей. И поскольку идет борьба за влияние на зрителя, чем больше аудитория, тем больше доходы. Известные люди имеют большие или даже огромные доходы именно благодаря своей известности.


– Можно ли обрисовать, как происходит так сказать капитализация известности?


Андрей Коротаев: Ну с одной стороны мы помним легенду о Герострате. Но с другой стороны, в традиционном – аграрно-ремесленном обществе, либо даже в раннем индустриальном обществе известность сама по себе мощным экономическим ресурсом не была. Образ человека не мог быть доставлен к достаточному количеству потребителей, и не было такой конкуренции за сбыт информации, за внимание. Поэтому с переходом к научно-информационному обществу важность такого ресурса, как известность, резко выросла. Легко догадаться, что это сопровождалось резким роста значения людей известности. Леонид Гринин: Я бы добавил здесь, что информационное общество – это общество, в котором производство, переработка, распространение, анализ информации стал важнейшим и растущим с огромным ускорением сектором производства. Люди известности стали частью вот этого производства. Известность становится частью промышленной технологии и все больше становится неотъемлемой частью экономической технологии, технологии продвижения особых видов товара и обычных товаров с помощью рекламы. Люди известности – это своего рода символы общества, все их узнают, все их знают и с ними связана, соответственно, возможность выбора.


- Если в условиях очень широкого выбора определенный товар или продукт соотносится с известным человеком, это сразу дает товару огромное преимущество.


Андрей Коротаев: Мы сегодня больше говорим о информации развлекательного назначения. Но я бы несколько слов сказал и о научной информации. Производство и распространение научной информации более-менее подчиняется тем же самым законам. Здесь тоже важна известность, при этом известность любой ценой. Это отчасти связано в настоящее время с системой оценки научной производительности ученых, так называемыми индексами цитирования, при том, что в индексе цитирования совершенно не учитывается положительно ли в статье отзываются об ученом или отрицательно. Если ученого в какой-то статье подвергли резкой критике, у него индекс цитирования на пункт возрастает. Если он подвергся критике в 30-40 статьях, его индекс цитирования от этого вырастает в очень высокой степени. По-своему это хорошо, это некий объективный признак, но с другой стороны, он имеет неприятные побочные последствия. При этом, на мой взгляд, применительно к науке эти побочные последствия не перевешивают положительных сторон. Но тем не менее, это приводит к тому, что в науке тоже появляется элемент раскрутки, приводит к попыткам протащить любой ценой информацию о некоем не особо важном открытии, пускай даже потом это подвергнется резкой критике. Но если человек известен, шансы получения работы в том же самом американском университете у него резко возрастают. Хотя и есть некоторый набор параметров, по которым лучше не прославляться, то, что тебя подвергли критике в научных журналах – это скорее рейтинг повышает, а не понижает. Главное, что человек известен – это сразу привлекает внимание и к университету, что будущий студент смотрит список профессоров и видит знакомые имена.


- Можно ли сказать, что сегодня известность представляет собой абсолютную ценность вне зависимости от того «плохая» она или «хорошая»?


Леонид Гринин: Безусловно. Известность стала приносить одинаковые доходы как со знаком плюс, так и со знаком минус. Есть даже утверждение в шоу-бизнесе: скандальная слава на поверку бывает самой устойчивой. Нужен постоянный повод, чтобы о тебе говорили, чтобы о тебе не забыли. Главное - не выпасть из обоймы. Поэтому многие известные люди, им гораздо легче за счет скандалов, за счет похвальбы своими отрицательными качествами таким образом держаться на плаву. Людей известности можно рассматривать как особый социальный слой, причем один из элитарных, высших слоев. Высший слой – это тот, который имеет определенный ресурс, влияния на публику. Это определенная харизма, то есть население берет пример с кумиров, подражает им. Среди этих людей известности, всегда существовала определенная богемная мораль. То есть у них были легкие любовные и половые отношения, измены, там были разного рода скандалы, они злоупотребляли обычно возбудителями, спиртными напитками, наркотиками. То есть это характерно для такого рода публики. Это было всегда. Но это была узкая корпоративная мораль. Теперь она выносится на широкую публику, она становится предметом обсуждения и подражания.


– Поскольку отрицательная известность элиты, становится предметом обсуждения и подражания, фактически распространяются негативные модели поведения, которые расшатывают в каком-то смысле нормальное социальное поведение.


Андрей Коротаев: Видимо, можно говорить о людях известности даже не только как о слое в себе, но и даже как о слое для себя. Здесь речь идет о том, что в этом слое мы наблюдем некоторые корпоративные черты. Люди известности определенным образом между собой кооперируются.


Леонид Гринин: Существует особая корпоративная мораль, особая психология, особый образ жизни, особые требования. Например, люди известности должны быть все время на виду, они должны соблюдать определенные правила в отношении друг друга. Попасть в это сообщество очень нелегко, потому что существуют различного рода заслоны. Там продвигают в первую очередь своих. Корпоративность и элитарность – эти условия можно наблюдать на таком факте, что они как бы «приватизируют» некоторые качества. То есть в массовом сознании создается впечатление, что красота – это принадлежность актеров и актрис. Например, американский журнал People публикует список самых красивых людей планеты: там представлены только люди известности.


Можно попробовать сделать прогноз. Когда какой-то ресурс затрагивает все общество, то раньше или позже общество начинает этот ресурс регулировать. Я считаю, что со временем, могут быть приняты законы, которые выровняют стартовые условия людей по известности. То есть известность может признана некоторым регулируемым ресурсом, как сегодня существуют антимонопольные законы. А у людей, которые находятся на виду у общества, которых любит общество, должны быть собственные ограничения, самоконтроль, они должны чувствовать свою ответственность, как несомненно чувствует, например, английская королева. Кому много дано, с того много спрашивается.


- Вы посвятили людям известности научно-популярную книгу «Звезды без грима». Какую цель вы преследовали?


Леонид Гринин: В книгу вошло несколько социологических статей, которые исследовали возникновение слоя людей известности и роль этого слоя в современно мире. Я считаю, что эта тема настолько животрепещущая, что многим людям стоит ознакомиться с тем, что из себя представляет их кумиры, какая у них психология, почему они совершают те или иные поступки. То есть посмотреть на них без грима и понять, чем стоит восхищаться, а чем не стоит, чтобы относиться к ним более критично, более осмысленно.


XS
SM
MD
LG