Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игорь Яковенко: "Получать государственные награды в таких условиях не очень прилично"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: А вот как награждение журналистов прокомментировал генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко. С ним беседовал Андрей Шарый.



Игорь Яковенко: За людей можно порадоваться. Всякое награждение - это хорошо для этих людей. Если говорить о самом факте и о тенденции, то это совершенно очевидно, это такая своего рода реставрация советского периода, когда пропагандистская советская печать, советское телевидение выстраивались в такую вертикаль, награждались, стимулировались наиболее преданные пропагандисты, что мы имеем и сейчас. Сейчас государство контролирует практически все телевизионное и радиопространство, весь эфир. Мы сегодня понимаем, что везде одна и та же картинка, разница только в форме подачи информации, а сама информация одинакова. Награждены яркие, последовательные представители пропагандистского и политтехнологического цеха.



Андрей Шарый: В принципе, по вашему мнению и по мнению вашей организации, как должен сейчас себя журналист вести по отношению к государственным наградам? Этично журналисту вообще получать государственные награды, как вы считаете?



Игорь Яковенко: Это очень индивидуальная история. Кроме всего прочего, государственные награды бывают разные. Я бы либо дистанцировался от этого, то есть получать государственные награды в таких условиях, мне кажется, не очень прилично. Но, с другой стороны, как-то осуждать людей, которые идут на это, не стоит, наверное. Надо вести себя прилично, не врать по возможности. Ну, а награды - это все суета. В некоторых условиях награды просто нельзя получать. Понимаете, когда у нас люди становятся Героями России за никому не известные заслуги или, скорее, заслуги мнимые, в этом ряду находиться уже неприлично.



Андрей Шарый: Я беседовал с Леонидом Млечиным, одним из награжденных сегодня, и спросил его, поднимался ли вопрос свободы печати, ограничений, которые на эту свободу накладывает нынешняя кремлевская администрация. Млечин ответил, что он не знает. Я так понимаю, что никто об этом ничего и не спрашивал. Как вы это оцените?



Игорь Яковенко: Было бы очень странно, если бы перечисленные товарищи поднимали бы этот вопрос. Ну как может Пушков или Соловьев, например, поднимать вопрос о свободе печати? Они же к этому не имеют никакого отношения. Они говорят все то, что считают нужным, они выступают в своем жанре, у них другая профессия, к свободе слова эта профессия не имеет никакого отношения, это механизмы манипулирования сознанием, то есть это вещи, прямо противоположные. Их поле, поле манипуляторов общественным сознанием, поле пропаганды увеличивается прямо пропорционально сокращению свободы слова.



Андрей Шарый: Как вы думаете, эти люди понимают, в какой роли они используются государством или нет? Они сознательно идут на это сотрудничество с государством или они действительно не понимают, что происходит?



Игорь Яковенко: Есть такой замечательный английский историк Коллингвуд, ему принадлежит такое понятие, как коррупция сознания. Человек, который делает какую-то гадость или подлость, или преступление, он, как правило, картину мира меняет таким образом, что в этой картине мира, в этой системе координат вот эта гадость уже не является гадостью. Например, такой человек, как Чикатило, выстраивал свою картину мира таким образом, что он вообще "санитар леса", он "очищает" человечество от всякой "грязи". Это делалось просто для сохранения личности, потому что личность разрушается, если человек понимает, что он законченный подлец. Я думаю, что в данном случае присутствует именно такая штука. Вот они думают, что, вот, Россия встает с колен, вот они думаю, что весь мир против России, они думают, что таким образом они помогают своей стране. Я не исключаю, что они искренне в это верят. Они думают, что в этой ситуации нужно как раз то, что они делают.


XS
SM
MD
LG