Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С 1 июля жители Европейского Союза получат право свободного выбора энергопоставщика


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Сергей Сенинский.



Андрей Шароградский: С 1 июля жители всех 27 стран Европейского Союза получают право свободного выбора поставщика электроэнергии и газа для своих жилищ. К этому сроку страны ЕС обязались создать все условия - законодательные, технические и финансовые - для становления конкурентного рынка, на котором любой потребитель может выбирать любого легального поставщика.



Сергей Сенинский: Первые решения о либерализации рынков газа и электроэнергии были приняты в Европе в 1996 и 1998 годах. Их главная цель – постепенное изменение национальных законодательств европейских стран, которые бы обеспечили становление конкуренции. Первый этап - с 1 июля 2004 года все промышленные потребители, то есть компании и предприятия, обретали право свободного выбора поставщика и газа, и электроэнергии. С 1 июля 2007 года такое же право должны получить и жители стран Европейского союза.


Из Эссена - руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского института мировой экономики Мануэль Фрондель.



Мануэль Фрондель: Либерализация рынков энергии в Европе началась еще в 1998 году. Но на практике выбирать поставщика электроэнергии потребители, например, в Германии получили возможность лишь два года назад. Наибольшую выгоду получили предприятия. Многие из них смогли сократить свои расходы на 60-70%. Среди частных клиентов новой возможностью воспользовались лишь немногие. До сих пор не более 5% всех частных потребителей в Германии воспользовались возможностью сменить поставщика электроэнергии.



Сергей Сенинский: Если в Германии возможности региональных властей влиять на формирование тарифов на газ и свет в своих регионах сократилось до минимума, то, например, в Испании они по-прежнему устанавливаются государством. Как в России. Но при этом испанские компании конкурируют.


Профессор Мадридского университета имени Хуана Карлоса Хавьер Хуарес...



Хавьер Хуарес: Что изменилось? Потребитель получил возможность выбирать компанию-поставщика. Если раньше ту или иную территорию Испании обеспечивала какая-то одна компания, то теперь их несколько, причем, если ранее каждая из этих компаний специализировалась либо только на электроэнергии, либо на газе, то теперь они занимаются и тем, и другим. При этом тарифы на электроэнергию и газ по-прежнему устанавливает государство. Компании, чтобы привлечь клиентов, предлагают им, например, скидки на год-два. Речь идет о снижении на 1-2% базового тарифа.



Сергей Сенинский: Наиболее либерализованными считаются в Европе рынки газа и электроэнергии лишь в нескольких странах – Великобритании и Швеции, а также Нидерландах и Ирландии. Но и там отдельные компании в большинстве случаев доминируют в соответствующих регионах. Примерно та же ситуация в Германии.



Мануэль Фрондель: Несмотря на немалое количество - около тысячи небольших компаний-поставщиков электроэнергии в Германии, как правило, это муниципальные и региональные, энергетический рынок страны на 80% контролируют всего четыре крупнейших концерна - EON, RWE, Vattenfall-Europe и EnBW, преимущественно в южной Германии.



Сергей Сенинский: Но что тогда меняется на энергорынке страны с 1 июля этого года?



Мануэль Фрондель: В принципе в Германии мало что изменится, разве что региональные власти лишатся теперь какой-либо возможности влияния на формирование цен на газ и электричество. И не удивительно, что некоторые поставщики энергии объявили о повышении с 1 июля тарифов на электроэнергию. Оно составит от 5% до 35%. В данном случае в выигрыше останутся продавцы, а не потребители.



Сергей Сенинский: Частные потребители в соседней с Германией Польше не заметят перемен с 1 июля, но – по другим причинам. Из Варшавы руководитель консалтинговой компании BelOil Валерий Круговой.



Валерий Круговой: В этом году ничего в этой ситуации не изменится, то есть права продавать частным клиентам пока в Польше никто не имеет, кроме государственного концерна. Польша, хотя обязалась ввести соответствующие изменения в свое законодательство, еще таких изменений не внесла.



Сергей Сенинский: Выбирать себе поставщика электроэнергии и газа по-прежнему могут в Польше лишь предприятия.


Конкуренция на внутренних энергорынках стран ЕС – лишь часть программы их общей либерализации. Следующий этап - конкуренция с зарубежными компаниями. Руководитель департамента энергетики Европейской комиссии Андрис Пиебалгс...



Андрис Пиебалгс: Европейская комиссия полна решимости принять все необходимые меры, гарантирующие становление в Европе по-настоящему конкурентного рынка электроэнергии и природного газа. Цель наших усилий – создать ситуацию, при которой конечный потребитель, скажем, в Португалии, мог бы свободно покупать электроэнергию в Финляндии. И это – достижимо!»



Сергей Сенинский: Достижимо – лишь в том случае, если газ и электроэнергия смогут в соответствующих объемах пересекать границы между странами. Эксперты называют трансграничные мощности самым слабым звеном сетей в Европе.



Мануэль Фрондель: Что касается электроэнергии, я не считаю, что в Европе уже существует конкурентный единый рынок. Он очень фрагментирован, точнее много рынков. Одна из главных проблем их интеграции - нехватка передающих мощностей на границах между странами. Даже при желании, французская компания Electricite de France, к примеру, просто не в состоянии конкурировать в Германии с немецкой EON. Понадобятся огромные деньги, чтобы решить существующие проблемы, а сильной мотивации у потенциальных инвесторов пока тоже. Другими словами, прежде чем европейский энергорынок будет полностью либерализован, необходимо создать соответствующую инфраструктуру.



Сергей Сенинский: Год назад, представляя проект новой энергетической стратегии Европейского Союза, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу так формулировал ее суть...



Жозе Мануэл Баррозу: Европа не может позволить себе иметь 25 разных нескоординированных стратегий в энергетике. У нас есть все инструменты для выработки единой стратегии - законодательные, финансовые. А если так, то единственное, что нам необходимо для реализации общей энергетической стратегии, - это политическая воля.



Сергей Сенинский: О политической воле всякий раз вспоминают и в Москве, когда речь заходит о реформах в российской энергетике.


XS
SM
MD
LG