Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Дружба Буша и Путина - миф. Ее нет и в помине»


Елена Боннэр: «Президенты США и России - это две хромые утки»

Елена Боннэр: «Президенты США и России - это две хромые утки»

Встреча Джорджа Буша и Владимира Путина 1 июля – 24-е по счету рандеву президентов США и России и 11-й двусторонний саммит за последние семь с половиной лет. Некоторые заявления и призывы накануне этих мероприятий стали уже практически рутинными. Например, требование международных правозащитных организаций, чтобы Буш поднял вопрос об ущемлении прав человека и свобод в России. Вот и на этот раз организация Human Rights Watch призывает его поговорить на такие темы, как «наступление на свободу высказывать независимое мнение и на свободу прессы, драконовские меры против неправительственных организаций, продолжающиеся пытки и похищения людей в Чечне и растущие в России ксенофобия и расизм».


В прошлом американский президент не раз поднимал вопросы о проблемах с демократическим развитием России. Однако на этот раз встреча будет проходить совсем в другой атмосфере, и проблемы, которые создало российское руководство в отношениях с Соединенными Штатами, выходят далеко за рамки двусторонних контактов или самой российской действительности. В конце концов, никогда ранее нынешний американский президент не встречался с человеком, которого непредсказуемый и популистский президент Венесуэлы Уго Чавес назвал своим братом. Возможно, Джорджу Бушу на этот раз будет противопоставлен миропорядок, который пытаются построить по оси Чавес – Ахмадинеджад - Путин.


Зачем это нужно Владимиру Путину? Почему Россия продолжает, например, ядерное сотрудничество с Ираном? Политолог, специалист по России Дэвид Саттер пишет в пятничном выпуске газеты Wall Street Journal:


«Официальные лица на Западе часто приходят в изумление от российских действий - ведь подрывая безопасность Запада перед лицом исламского фанатизма, Россия подрывает и свою безопасность. Но режим Путина в первую очередь беспокоится о собственной безопасности. Российские интересы зачастую в расчет не берутся».


Корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов задал Дэвиду Саттеру вопрос: «О чем, собственно, должен быть и будет этот саммит в фамильном доме семьи Буша в Кеннебанкпорте?». На это Саттер ответил:


- Повестка, скорее всего, будет включать два вопроса. Первый - это американские противоракетные системы в Восточной Европе. Второй - отношения России с Ираном. И, похоже, стороны не продвинутся в решении ни одного из этих вопросов. Сергей Лавров уже заявил, что Иран не представляет угрозы и что Россия намерена возобновить сотрудничество с ним в сооружении атомной электростанции в Бушере. С другой стороны, Соединенные Штаты вряд ли согласятся с российским предложением о совместной эксплуатации радара в Азербайджане. Так что пока не видно (по крайней мере, в отношении этих двух проблем) чтобы был возможен какой-то значительный прогресс. К сожалению, как мне представляется, Соединенные Штаты не собираются поднимать вопрос о действиях России в целом, а также о растущих авторитарных тенденциях в России. Выходит, лучшее, что они могут сделать, - это огласить совместное коммюнике о том, что состоялся откровенный обмен мнениями, и что стороны продолжат консультации по различным вопросам.


А вот что думает по поводу содержания саммита вдова академика Сахарова Елена Боннэр:


- Администрация США с Путиным может говорить (и это, между прочим, Буш упоминает) только об энергетической безопасности Европы, чтобы не было энергетического шантажа и монополии. А все остальное - насчет демократии, борьбы с терроризмом и прочее… Мне кажется, это чистая риторика, от которой толка не будет. И конечно, второй вопрос - это Иран, в том плане, что Россия должна перестать блокировать все меры, которые хотел бы проводить Запад против иранского ядерного оружия. Думаю, что третий вопрос очень важный - Россия вообще не должна принимать участие в Ближневосточном квартете. Россия в свое время в виде СССР провела мощную работу по созданию палестинского терроризма формальной легитимизацией террористической организации: тогда это был «Черный сентябрь», потом Организация освобождения Палестины и так далее. Сегодня это факт. И взаимоотношения все равно прежние. Сколько бы ни работал квартет в виде квартета, в его основе всегда будет сопротивление любому мирному начинанию. Мира там не будет.


Президент Венесуэлы Уго Чавес назвал Владимира Путина своим братом

Еще один вопрос Дэвиду Саттеру:


- В Америке заметно, что происходит в России? Куда идет эта страна, почему такую тревогу о росте ксенофобии и расизма и о правах человека бьет та же Human Rights Watch?


- Очень заметно. Американцы все более трезво воспринимают Россию, и российским лидерам некого винить в этом, кроме самих себя. Например, российские власти дали ясно понять, что не намерены соглашаться с требованием Великобритании об экстрадиции Андрея Лугового. И не предпринимается никаких попыток привлечь его к суду в России, хотя Бориса Березовского собираются там судить заочно. Даже когда публика не знает всех подробностей, такие вещи все равно создают впечатление о России как о стане, которая не считает себя связанной какими-либо правилами - моральными или юридическими.


Дэвид Саттер написал в газете Wall Street Journal:


«Несомненно, в Кеннебанкпорте будет сделана попытка придать хорошее лицо американо-российским отношениям. Но это не должно происходить через самоцензуру с американской стороны, которая никак не изменит российское поведение и подрывает наши возможности повлиять на него. Конечно, если Буш будет говорить не то, что Путин хочет услышать, то может нарваться на хамский ответ. Зато поведет себя как настоящий друг».


- Я не верю в близость лидеров, - продолжает Саттер в интервью Радио Свобода. - Я считаю, эта так называемая дружба - не более чем миф. Это просто прием, которым российская сторона пользуется, чтобы ограничить возможность критики в американской прессе. Когда Путин говорит о планах США развернуть системы ПРО в Европе: «Друзья так не поступают», - это смехотворный аргумент, явная попытка использовать заблуждение Буша, которое состоит в том, что характер личных отношений лидеров должен приниматься во внимании при рассмотрении серьезных вопросов национальной безопасности. Так что я думаю, российская сторона прекрасно понимает, что никакой дружбы тут нет, есть лишь имитация дружбы, которой можно умело манипулировать с тем, чтобы не дать американской стороне в полной мере выразить свою позицию. А в определенных обстоятельствах этот прием представляет собой попытку повлиять на американскую позицию.


- Нынешнее российское руководство уже в чем только не обвинило США - и в навязывании мирового порядка, и в сеянии страданий по всему миру, и даже сравнило Америку с Третьим рейхом. Почему Джордж Буш при этом принимает Владимира Путина в доме отца? Отцовский дух и стены помогут выдержать встречу?


- Я не уверен, что Буш-старший пользуется большим влиянием на русских, чем Буш-младший, ведь именно младший считается большим другом Путина. Если он не может повлиять на Путина, то почему мы должны ожидать этого от его отца? Думаю, единственное, что действительно может оказать воздействие на российскую позицию и способствовать решению некоторых проблем в двухсторонних отношениях - это способность Соединенных Штатов говорить откровенно о реальной ситуации в мире и в России. И в этом отношении важно не воспринимать претензии и требования России чересчур серьезно, дать понять России, что мы считаем это элементом театрального представления.


Продолжим разговор с Еленой Боннэр.


- Говоря о повестке дня саммита, которую нужно было бы составить американскому президенту, вы не упомянули ни одной двусторонней российско-американской проблемы. Неужели российское руководство ушло так далеко от западного мира - и в системе ценностей, и в своем поведении, и в политике, - что точек соприкосновения не осталось?


- Двусторонняя проблема: летаем в космос - хорошо. Двусторонняя проблема: думаем о том, как улучшить среду обитания человека и не погубить землю. Космос космосом, но даже в экологии сплошные обманы. Какую воду пьет Россия - не начальство, а люди? Как вырубаются леса, зеленые легкие планеты? Как рушатся пресноводные хранилища все? Все это знают. Даже в Москве есть водоохранная зона, в которой никому нельзя ни купаться, ни строить. Но кому-то можно. Некоторые равнее других.


- Почему вы сказали, что ставить вопрос о правах человека и демократии бесполезно?


- Ставить вопрос о демократии и правах человека, одновременно отдыхая на ранчо у хозяина, который ставит этот вопрос? Простите, но это чистая «лажа».


- Вы имеете в виду, что это не будет продуктивно?


- Я бы сказала так: не надо забывать, что встречаются две хромые утки. Путину это рейтинга ни добавит, ни убавит: ну, поживу у президента США, и что? А Буш думает, что ему что-то даст во внимании американцев, во внимании прессы. Мол, его больше полюбят. Думаю, что это заблуждение. Но это не значит, что если после хромой утки-республиканца придет утка-демократ - хромая или нет, - политика Америки в целом будет правильной.


В заключении еще одно любопытное наблюдение Дэвида Саттера: «Антизападная политика, - пишет он в Wall Street Journal, - создает почву для ничем не сдерживаемой демагогии, которую можно использовать для того, чтобы подорвать способность россиян проводить даже самые основные ценностные моральные различия. Самый свежий пример - замечание господина Путина о то, что не надо создавать у России чувство вины за Великий террор 1937 года. Мол, в других странах и не такое бывало».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG