Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Ольга Романова считает задержание своего мужа Алексея Козлова месть за ее профессиональную деятельность


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимает участие главный редактор журнала «Бизнес-Уик» Ольга Романова.



Андрей Шарый: Известная журналистка Ольга Романова, бывшая телеведущая РЕН-ТВ, внештатный сотрудник РС, а ныне – главный редактор журнала «Бизнес-Уик», связывает преследование российскими правоохранительными органами ее мужа бизнесмена Алексея Козлова со своей профессиональной деятельностью. 29 июня Козлов, совладелец завода "Искож", задержан на несколько часов сотрудниками прокуратуры; характер выдвинутых к нему претензий непонятен. Романова видит связь между конфликтом Козлова и его партнером по бизнесу – членом Совета Федерации бизнесменом Владимиром Слуцкером и опубликованной ею в еженедельнике «Нью Таймс» статьей о владельце концерна Северсталь Алексее Мордашове.


В этой резкой по тону публикации Романова, в частности, пишет о личной непорядочности Мордашова. Вот как объясняет случившееся сама Ольга Романова.


Ольга, вашему мужу были предъявлены какие-то формальные обвинения?



Ольга Романова: Формальные обвинения ему предъявлены не были, исключительно благодаря вмешательству средств массовой информации. Все-таки корпоративная солидарность существует. Постольку поскольку его шесть человек генпрокуратуры с оружием взяли на годовом собрании акционеров, привезли в следственное управление прокуратуры, не предъявляя обвинений и не разговаривая с ним. Было понятно, что надо было продержать до трех часов дня пятницы, после чего нельзя допускать к человеку адвокатов. Адвокаты не допускаются, и он направляется в СИЗО до понедельника и дальше, там какое-то давление. Только благодаря помощи коллег этого не случилось, адвокат был допущен в шесть, в восемь мой муж вышел из прокуратуры. Мой муж был и пока остается коммерческим партнером сенатора Слуцкера Владимира. Формальным поводом для их коммерческого развода стала моя профессиональная деятельность. Постольку поскольку если Слуцкер говорит, что я хочу тебя вывести из состава партнеров, потому что твоя жена диссидентка, никто не заступится.



Андрей Шарый: А почему Слуцкера не устраивает ваша публикация? Она посвящена Мордашову. Есть какие-то отношения между Мордашовым и Слуцкером?



Сразу после публикации моему мужу позвонил вице-президент «Северстали» Алексей Егоров, сообщил, что есть два действия: либо мой муж со мной разводится, либо Егоров нас обоих «закатает в асфальт». «Закатает в асфальт» было сказано несколько раз и Егоровым, и Слуцкером. Слуцкер встретился с моим мужем и сказал, что есть два варианта: либо Алексей разводится со мной, либо расходится с бизнесом. Алексей должен был выйти из бизнеса официально в прошлую пятницу на годовом собрании акционеров.



Андрей Шарый: Ольга, отношения между Слуцкером и Мордашовым, против которого эта статья, мне непонятны пока.



Ольга Романова: Вы знаете, я не знаю отношения между Слуцкером и Мордашовым. Я понимаю одно, что тем фактом, что Алексей женат на журналистке с определенной репутацией, статья, посвященная комментариям интервью Мордашова «Файнэншл Таймс» - это был формальный повод для того, чтобы сказать: ах, ты женат на таком человеке? Уходи. Больше ничего.



Андрей Шарый: Я читал вашу колонку, она содержит не столько, на мой взгляд, бизнес-обвинения в адрес Мордашова, сколько то, что касается его личной жизни, отношения с людьми, с бывшей женой и так далее. Вы понимали, когда писали, что это может быть небезопасно для вас?



Ольга Романова: Я понимала, что последняя статья Пола Хлебникова покойного была посвящена как раз Мордашову и как раз происхождению состояния Мордашова, было то, что Мордашов отнял предприятия у его директора Липухина. Это последняя статья Пола, и я понимала, хотя не хочу никого обвинять. Что, теперь не заниматься журналистикой, торговать пирожками? Я не знаю.



Андрей Шарый: Вы думаете, что ваш муж выйдет из бизнеса и его оставят в покое или вы ожидаете каких-то новых следственных действий и задержаний?


Ольга Романова: Безусловно, я ожидаю и он ожидает новых следственных действий и задержаний. Собственно, когда мы смогли поговорить, он сказал, что были грозы в его адрес. Вы знаете, дело помощника Слуцкера генерала УФСБ Трофимова, убитого в апреле 2005 года, это дело никак не развивается, как я понимаю. Более того, на одном из сайтов Владимира Прибыловского «Компромат.ру» был опубликован протокол допросов Слуцкера, после чего у Владимира Прибыловского были большие проблемы с изъятием сервера, остановкой работы сайта и так далее. Я бы очень не хотела, чтобы членов моей семьи, ни меня, ни моего мужа, ни моих детей постигли неприятности.



Андрей Шарый: Это какой-то фрагмент мозаики. Фрагмент мозаики чего?



Ольга Романова: Какого-то масштабного, в том числе экономического бизнес-беспредела, под который подводится платформа защиты национальных государственных интересов. То есть я отниму у тебя бизнес, потому что так нужно России. Собственно, не только я могу об этом сказать, естественно спросись у Каданникова, естественно спросить у многих людей, у которых было что-то отнято во имя процветания России.


XS
SM
MD
LG