Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История о том, как ветеран войны Павел Хохлов из Челябинска стал бездомным. Саранские дети встали на защиту своего двора от строителей. Почему жители одного из домов Сочи протестуют против tuj ремонта? Нижний Новгород: Помогает ли голодовка отстоять права человека? Почему Алена Русу и двое ее детей никак не могут получить российское гражданство? Махачкала: Как вернуть народам Дагестана их родной язык? Новосибирск: Можно ли решить проблему сиротства? Самара: Какой из двух грушинских фестивалей настоящий? Красноярск: Рио-де-Жанейро в Сибири


В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Павел Григорьевич Хохлов в марте этого года остался без крыши над головой. Его дом, частное строение, расположенное в черте города, кто-то поджег. У Хохлова есть версия, что это дело рук бизнесменов, заинтересованных в покупке его участка. Ему несколько раз делали предложения о покупке, но каждый раз встречали отказ. И вот чем это кончилось.



Павел Хохлов : Они раза четыре приходили – отдай нам землю. Какая-то Петрова из стройгруппы. Какая Петрова? Я не знаю, документы ее не смотрел. Какая-то строительная фирма. У меня соседка даже была: «А ты не боишься, что тебя сожгут?» Уже два дома сожгли. Но там некому было защищаться. Там одинокие бабушки были.



Александр Валиев : Хохлову тоже, как оказалось, нечем защищаться от произвола местных бизнесменов. Дом сгорел дотла.



Павел Хохлов : Дом сгорел. Я был на улице, у кого-то выгребал снег. Собака залаяла. Голову поднял, смотрю, а за домом дым. Выскочил. Доски горели аж так быстро! Чем-то облиты они были. Я двери открыл, а пожар перекинулся сразу туда. Сразу соседи подбежали. Загорелась крыша. Пожарники тушили, тушили, у них вода кончилась. Пока воду привезли, там уже всяк крыша упала.



Александр Валиев : С тех пор пенсионер кочует по друзьям и родственникам. Его жена больна и практически не встает. Детей у них нет. Сам Павел Григорьевич - ветеран войны, в боевых действиях не участвовал, но еще мальчишкой сопровождал поезда с ранеными и оружием. Демобилизовавшись, вернулся на родину в Кировскую область.



Павел Хохлов : Я поступил на силикатный завод. Там квартиру дали в Кировской области. Но меня травмировало там. Я под экскаватор, под ковш, попал. Я работал экскаваторщиком. Меня на первую группу посадили. А здоровье было хорошее, я выше на вторую, потом на третью. А работы там нет никакой. А у меня здесь знакомые были. Вот я и перебрался сюда, в Челябинск. Купил дом.



Александр Валиев : Всю жизнь Павел Григорьевич проработал на электровозоремонтном заводе. Активно занимался общественной работой, и даже сегодня, когда ему 80, он по-прежнему активный общественник. Организация, которую он создал, по сути, является правозащитной, и пытается помочь всем, чьи права ущемляются произволом чиновников.



Павел Хохлов : У нас много заботы. В первую очередь, защищать людей, всех людей защищать – инвалидов, стариков, ветеранов в первую очередь. Одна женщина работала на электровозоремонтном заводе. Квартир нет у них. Она жила у сестры (та тоже без мужа жила) в общежитии. У сестры двое пацанов маленьких, и у нее двое пацанов маленьких. А жить-то как? Вот она написала нам заявление. Мы полгода ходили, и все же через депутата Тарасов ей дал квартиру. Ведь все могут дать, если наша общественная организация куда-то вникает.



Александр Валиев : Павел Григорьевич активно защищает права других, но вот свои права отстоять не может. Уже 4 месяца он, фактически, является лицом без определенного места жительства. Бездомным. Чиновники предлагают ему временное жилье, и заставляют собирать справки. Справки собраны, жилья пока нет. Даже временного. Хотя сам Павел Григорьевич считает, что ему должны как льготнику, лишенному крова, выделить квартиру в собственность. Он обратился за помощью к правозащитнику и депутату городской думы Алексею Севостьянову. Сейчас его нет в Челябинске, я дозвонился до него по телефону в Санкт-Петербург. Вот что он мне рассказал.



Алексей Севостьянов : Ему все-таки нужна постоянная квартира, как участнику Великой Отечественной войны. Тогда надо вставать на очередь. А до этого его не ставили на очередь, потому что у него был дом. Жилплощадь была достаточной для проживания.



Александр Валиев : Однако Павел Хохлов уверяет, что стоит на очереди как льготник еще с 80-х годов. Тогда он еще работал на электровозоремонтном заводе.



Павел Хохлов : По закону я на очереди стоял. У меня справка есть. Как участник войны я должен был уже давно получить. Первый раз это был закон Советского Союза. Так они до сих пор не дали мне квартиру. Когда у меня дом сгорел, они должны были меня хоть куда-то поселить, хоть в общежитие, хоть куда. У меня все сгорело. У меня ничего нет, ни денег, ничего.



Александр Валиев : Сейчас Павел Григорьевич, 80-летний ветеран, по-прежнему ходит по инстанциям, пытаясь понять, что же все-таки делается для того, чтобы ему предоставили крышу над головой. И как долго ему предстоит пребывать в статусе бездомного бродяги. За 4 месяца своих скитаний дважды ему уже пришлось ночевать на вокзале.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Проблема так называемой "точечной" застройки, как выяснилось, актуальна не только для центра столицы Мордовии, но и для ее микрорайонов, и страдают от нее не только жильцы домов, во дворе которых нежданно-негаданно начинается возведение новых зданий.


Нешуточные страсти кипят на территории прилегающей к саранской школе номер 35. Расположена эта школа в северо-западном - самом густонаселенном - районе столицы Мордовии. С весны этого года рядом со школой начали возводить новый многоэтажный дом. Сначала школа лишилась футбольного поля, потом - баскетбольной площадки. Затем были сбиты столбики, перекрывающие въезд транспорту на пришкольную территорию. К лету настала пора небольшой рощицы, расположенной рядом со школьным зданием. Рощица эта - всего несколько деревьев - излюбленное место прогулок и игр школьной детворы, иногда здесь даже проходят практические занятия по ботанике.



Школьник : В жару они дают нам тенек. Зимой мы катаемся на лыжах. В лагере мы играем под деревьями. Нам нравятся деревья.



Игорь Телин : В летние каникулы при школе работает лагерь, в котором отдыхают несколько десятков ребят. Они и стали свидетелями того, как строители приступили к уничтожению рощи. Тогда школьники - непонятно даже по чьему совету - сами изготовили красочные плакаты, и вышли на защиту "своих", как они говорят, деревьев.



Школьник : Дом пускай строится, только деревья пускай не срывают.



Игорь Телин : Но, не успели ребята начать свою акцию протеста, как появился весьма агрессивно настроенный представитель строительной организации, и попробовал разогнать несанкционированный митинг.



Представитель строительной организации : Вы вот что… Иначе по-другому я поговорю с вами.



Игорь Телин : До рукоприкладства дело не дошло - за школьников вступился один из учителей.



Учитель : Вы что раздолбили. Детям играть негде. Вы что здесь сделали!



Игорь Телин : Потом к месту конфликта подтянулись и бабушки из соседнего дома - они поддержали ребят. Как оказалось, местные жители тоже недовольны тем, что здесь начато строительство.



Жительница : Нам просто очень неприятно, что не было согласования с народом. Надо было согласовать с народом. Надо было объяснить народу, что это правильно, неправильно, залезли в наш дом. Зачем все это? Почему такой нехороший подход к людям.



Жительница : С жильцами не согласовали.



Игорь Телин : Подошел к месту конфликта и директор школы Геннадий Паршихин.



Геннадий Паршихин : Здесь опасно для детей стало. Потому что проход детей идет как раз мимо этой стройки. Все дороги как раз из этого микрорайона с улицы Пушкина с восьми домов идут к нам в школу.



Игорь Телин : Впрочем, позиция директора школы менее радикальная, чем позиция жильцов соседних домов и его учеников. Да, есть опасность для ребят, связанная со строительством нового дома в непосредственной близости от учебного заведения. Как педагог - он против этого, а вот как чиновник - заинтересован в том, чтобы новая многоэтажка появилась прямо у стен его школы, логика: новые квартиры - новые жильцы - новые дети в его школе, в итоге - стабильная работа для его учителей.


Впрочем, прораб пообещал и директору, и ученикам, что строительная техника больше не будет разворачиваться на территории школы. И даже деревья снова пообещал посадить. Только последнему его заявлению школьники особо и не поверили и все-таки надеются, что рощица останется целой и невредимой.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Жильцы тринадцатиквартирного жилого дома, проживающие по улице Кубанская, 13 отказываются от ремонта своего, построенного почти сто лет назад двухэтажного дома.



Житель : Жильцы дома, чтобы не дать проведению ремонта, стали «живой стеной», сказали - вы через нас не переступите. Это наша долевая собственность.



Геннадий Шляхов : Инициатором проведения ремонта фасада выступила предприниматель Людмила Бабкина.



Людмила Бабкина : Было предложено обить дом сайдингом. Чтобы дальше дом не разрушался. Все категорически отказались. Все говорят, что и некогда, и денег нет. Они сказали – мы не можем. И, вообще, с ними каши не сваришь.



Геннадий Шляхов : Людмила Бабкина в этом доме владеет тремя квартирами, и её пай в общей долевой собственности составляет чуть более 20 процентов. Она приобрела жильё почти двадцать лет назад, когда дом стал кооперативом, и каждая квартира перешла в личную собственность жильцов.


Двухэтажный дом на Кубанской – это общий коридор и лестница. Удобства на улице. Квартиры – комнаты площадью 10-15 квадратных метров. Во дворе дома деревянные сараи полувековой давности. В некоторых квартирах пристройки из подручных материалом, приспособленные для кухни и санузла. Строили, как могли и кто во что горазд. Человек инициативный, Людмила Николаевна Бабкина не может мириться с тем, что дом приходит в упадок и разрушается.



Людмила Бабкина : Жители практически никто ничего не делает. Не хотят. Я прожила здесь 22 года. Я жизнь на это положила. Я делала ремонт, что-то создавала. Вот эти клумбы все делаю я. После работы прихожу, сажаю, поливаю. Всё делаю я. Не могу жить как они.



Геннадий Шляхов : Благодаря трудам Людмилы Бабкиной перед домом появились клумбы с цветами. Вместо старого ржавого, перед домом поставили новый ажурный забор. Всё по инициативе и за деньги предпринимателя Людмилы Бабкиной.


Три года назад в доме на Кубанской провели капитальный ремонт. Сначала, как и положено, собрали собрание, проголосовали единогласно, а потом скинулись и потратили на ремонт 165 тысяч рублей.


В этом году на общем собрании десять собственников квартир из тринадцати проголосовали против предложения Людмилы Бабкиной продолжить ремонт и обшить фасад дома сайдингом. Говорит Александр Кривобоченко.



Александр Кривобоченко : Мы были против, потому что мы еще от того ремонта с финансовым вопросом не могли решить. Финансовый вопрос очень тяжёлый.



Геннадий Шляхов : Людмила Бабкина, видно в силу своего характера, не привыкла отступать. Оказавшись в меньшинстве и без поддержки, решила вопрос по-своему.



Людмила Бабкина : Официально я взяла кредит в банке. Я буду делать ремонт. Потом соберём собрание, и будем решать вопрос.



Геннадий Шляхов : Кто будет оплачивать, рассчитываться за кредит?



Людмила Бабкина : Мы частники, мы частники, мы частники. Поэтому можно сделать с отсрочкой. Будем сидеть и с каждым договариваться, поскольку я взяла на себя ответственность. И будем решать этот вопрос. Я стала делать ремонт.



Геннадий Шляхов : Расплачиваться за кредит, взятый для ремонта дома без согласия бОльшей части проживающих здесь жильцов, собственники квартир не хотят и не могут. Говорит Валентина Калеуш.



Валентина Калеуш : Извините, я пенсионерка получаю 2,5 тысячи рублей пенсии. Мы спросили: чем мы будем платить за ремонт? Она говорит: квартирами. А куда же нам деваться, если мы будем квартирами расплачиваться?! И потом у нас у всех маленькие квартиры. У меня 12,7 квадратных метров. Живёт четверо взрослых человека. Платить у нас не за что за такой ремонт.



Геннадий Шляхов : Людмила Бабкина эти аргументы не принимает - мол, как жить можно в самом центре Сочи и в такой развалюхе. Рядом на самой дорогой курортной земле строят красивые частные дома, заселяют новый 24-этажный жилой комплекс бизнес-класса. А мы с облезлыми стенами, грязью во дворе - как бельмо на глазу. Эмоциональным заявлениям Людмилы Бабкиной жильцы дома противопоставляют логику закона. Говорит Александр Брагин.



Александр Брагин : У нее есть своя территория, определённая законом. Это её частная собственность, и пусть она ей распоряжается. А здесь собственность коллективная, и ей могут распоряжаться все только с согласия. А нашего согласия на это нет. У нас есть соответствующие протоколы. Она об этом знает. Она приглашалась на собрание. Но игнорирует.



Геннадий Шляхов : Собственники десяти квартир организовали круглосуточное дежурство, опасаясь, что в их отсутствии рабочие поставят строительные леса и начнут отделку фасада сайдингом. Говорит Александр Кривобоченко.



Александр Кривобоченко : Сейчас если мы разрешим продолжение ремонта – это получается, что она говорит: сейчас я закончу ремонт, а потом через суд будем разговаривать.



Геннадий Шляхов : Перепалки во дворе, консультации с юристами только добавили масла в огонь. В дело обещала вмешаться милиция. Однако в суд собственники квартир - что одна, что другая конфликтующая сторона - пока не обратились.



В эфире Нижний Новгород, Лира Валеева:



Возможно не во всех городах, но в Нижнем Новгороде наверняка, человек по-прежнему жив не одним только хлебом. Несмотря на все уверения правозащитников о том, что это не поможет, кто-то, тем не менее, и сегодня объявляет голодовку. Один из нижегородцев, обманутых «Социальной инициативой», голодал в Москве. Чуть позже Марина Андронова, мать 17-летнего мальчика, задержанного после избиения милицией, прибегла к такому экстремальному методу отстаивания своих прав. Через несколько дней ее сын был освобожден.


Между тем, глава Нижегородского комитета «Против пыток» Игорь Каляпин признался, что пытался отговорить женщину, решившуюся на такой шаг. И не верит в то, что в случае с семейством Андроновых голодовка принесла хоть какой-то результат.



Игорь Каляпин : Мы ее от этого всячески отговаривали. Что касается как раз прокуратуры, они к этому относятся совершенно наплевательски. Не надо думать, что у нас мать, объявившая голодовку, хоть у кого-нибудь из прокуратуры хоть чуть-чуть изменит отношение к этой ситуации.



Лира Валеева : Глава бывшего Нижегородского, а ныне Хельсинкского Общества российско-чеченской дружбы Станислав Дмитриевский помнит время, когда голодовка приносила результат. В начале 90-х он в одиночку отстоял архитектурный памятник.



Станислав Дмитриевский : Тогда я работал в Департаменте по охране и использованию объектов культурного наследия Нижнего Новгорода, Нижегородской области. И голодовку объявил своему непосредственному начальнику. Случилось так, что вопреки всем выданным предписаниям, вот здесь на улице Студеной предприниматель, получивший в собственность дом, вместо того, чтобы его отреставрировать, снес его. И начал на его месте возведение другого объекта. В результате жуткого спора я, будучи тогда молодым, горячим, заявил, что не выйду из этого кабинета, пока не будет принято правильное решение, и я объявляю голодовку.



Лира Валеева : Через три голодных часа одного из подчиненных глава Нижегородского Департамента по охране и использованию объектов культурного наследия приняла решение о том, что снесенный дом подлежит восстановлению. А в последнее время, как признался правозащитник, в Нижнем Новгороде не случалось такого, чтобы кто-то голодал и добился результата. Сейчас, по словам главы Нижегородского общества прав человека Сергея Шумоволоса, власть уже не обращает внимания на голодающих в знак протеста.



Сергей Шумоволос : Тут дело случая. Потому что, если к этому факту (по поводу чего происходит голодовка) будет привлечено внимание прессы, то есть, конечно, смысл, есть эффективность. Если это станет темой дня, то можно сказать, что успех достигнут. По крайней мере, привлечено внимание, а значит есть шанс на пересмотр, например, или вмешательство кого-то. Если никаких публикаций на этот счет нет, то голодать бесполезно, и все потому, что ценность человеческой жизни у нас практически нулевая. Никого особенно не волнует то, что ты можешь погибнуть, или ты нанесешь вред здоровью. Власть на это смотрит свысока.



Лира Валеева : По словам врачей, голодовка всегда наносит вред здоровью. Если человек к тому же не пьет воду, то есть голодовка «сухая», то это может вызвать необратимые изменения в коре головного мозга уже через три дня, в том числе из-за обезвоживания организма. Тем не менее, по словам главы Нижегородского комитета «Против пыток», голодовка остается одним из не самых эффективных, но популярных методов отстаивания своих прав.



Игорь Каляпин : У нас очень часто, у людей, к сожалению, в нашей стране возникают ситуации, когда они не видят другого выхода, как голодовку объявить или какое-нибудь образцово-показательное самоубийство устроить. Где-нибудь на Западе человек годами может судиться. Что-то меняется, кто-то на это внимание обращает. Если человек не находит понимания в государственных органах, он имеет возможность обратиться к политикам, к каким-то общественным организациям, которые имеют возможность какую-то общественную кампанию вокруг этого дела затеять, найти поддержку. У нас обращаться не к кому. Так, глядишь, объявишь голодовку, может быть, хоть в новостях покажут, может какой-нибудь адвокат захочет рекламу себе сделать на громком деле, может какая-нибудь правозащитная организация попадется.



В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:



Жительница Боровска молдаванка 33-летняя Алена Русу из-за чиновничьих ляпов попала в очень неприятную историю. Она вместе с мужем Николаем переехала в Россию еще в 2002 году, через год в Боровске они купили квартиру, в 2006 получили разрешение на временное проживание в стране и написали заявление на приобретение российского гражданства. В апреле этого года Николай Русу стал гражданином России и получил паспорт, а в июне его жене вручили бумагу, в которой написано, что ее заявление отклонено. А так как двое детей вписаны в паспорт матери, то и им гражданство не положено тоже.



Алена Русу : Мы юридически отказались от молдавского гражданства. Значит я ни молдавского гражданства, ни русского гражданства. Я ни туда, ни сюда теперь.



Алексей Собачкин : Дальше события стали развиваться скверно. Алена Русу стала выяснять, почему ей и ее детям отказали в гражданстве. Выяснилось, что ее якобы выдворяли из страны за то, что она находилась в России нелегально. Рассказывает Алена Русу.



Алена Русу : Мы поехали с мужем в ФМС города Калуги. Там нам сказали, что я якобы в 2004 году была принудительно выдворена с территории Российской Федерации, и сказали, что вся проблема как бы в ФСБ. Мы пошли туда, там нам сказали, чтобы мы опять шли в ФМС, вся проблема там, а они только сверяют данные. Мы опять туда пошли. Там нам сказали, что ничем не могут нам помочь, что это не их вина, что это все ФСБ. Мы опять пошли в ФСБ. Там уже вышел какой-то руководитель, и он сообщил нам, что выдворение произошло по материалам какой-то московской милиции.



Алексей Собачкин : Затем супруги поехали в Москву в Федеральную миграционную службу. И там выяснилось, что в базе данных тех, кого выдворили из страны, есть два десятка молдаванок по имени Алена Русу, но с отчеством Викторовна не было ни одной. Казалось бы, конфликт исчерпан, но не тут то было. Перед ней не только не извинились за ошибку, но и не захотели ее исправлять. Что интересно, после 2004 года Русу шесть раз ездила из Боровска в Молдавию и обратно, об этом свидетельствуют пограничные штампы в паспорте. И все шесть раз российские пограничники ее пропускали беспрепятственно – значит, Алена Русу не была персоной нон-грата. Но и это не побудило чиновников из миграционной службы отменить ошибочное решение об отказе в предоставлении гражданства.


Пришлось Алене Русу написать заявление в суд, с просьбой признать незаконным решение Федеральной миграционной службы. Навряд ли заседание будет долгим – уж слишком очевидна ошибка чиновников. Но Алене Русу потребовалось немало сил и нервов, чтобы добиться ее устранения. Вот так обычный чиновничий ляп может сильно отравить жизнь ни в чем не повинному человеку.



В эфире Махачкала, Магомед Мусаев:



Стоило только президенту Российской Федерации предложить объявить нынешний год «Годом русского языка», как президент Республики Дагестан Муху Алиев сразу же отрапортовал, что в Дагестане будет принята программа содействия развитию русского языка. В Дагестане эта весть вызвала, мягко говоря, удивление, так как на фоне многочисленных фактов пренебрежительного отношения и даже прямого ущемления коренных дагестанских языков, положение именно русского языка выглядит наиболее безоблачным. Во-первых, это язык межнационального общения, а, во-вторых, именно на нём выходят почти все печатные издания, транслируются радио и телепередачи. Более того, в Дагестане нет ни одной национальной школы, последняя национальная школа была упразднена ещё во второй половине пятидесятых годов.


Для того чтобы хоть как-то сгладить негативное впечатление в глазах дагестанской общественности от этих довольно странных инициатив, президент Дагестана Муху Алиев высказался за принятие законодательным органом республики проекта закона «Об утверждении Комплексной программы развития национальных отношений на 2007-2010 годы». Под туманным словосочетанием «развитие межнациональных отношений», согласно логике дагестанских чиновников следует понимать финансирование правительством Республики Дагестан вовсе не конкретных языков и культур, как мы это видим на примере «Программы содействия развитию русского языка» а, цитирую: «проведение традиционных национальных праздников, фестивалей, смотров, конкурсов; создание в школах республики кабинетов, стендов, уголков; организации в учебных заведениях фестивалей дружбы студенческой молодёжи, спортивных мероприятий, олимпиад» и так далее, и тому подобное. На возведение этих, по существу, «потёмкинских деревень» планируется отпустить 16,7 миллионов рублей, тогда как на развитие русского языка в Республике Дагестан решено выделить 20 миллионов рублей. Говорит Министр по национальной политике, информации и внешним связям Республики Дагестан Эдуард Уразаев:



Эдуард Уразаев : Наша программа оценена в 16, 7 рублей, и некоторым показалось, что это маленькая сумма. Всем кажется, что, давайте, давайте, увеличим там, надо больше нам дать. Я всё-таки хочу, чтобы вы понимали, чтобы у вас не было завышенных ожиданий от этой программы. Мы как говорится, не боги, мы живём в реальном мире, наши возможности измеряются нашим реальным бюджетом. Вы знаете прекрасно, что это дотируемый бюджет.



Магомед Мусаев : Говорит лидер Лезгинского национального движения «Садвал» Мухудин Кахриманов:



Мухудин Кахриманов : Нужна не комплексная программа, нам нужна государственная национальная политика, которая отсутствует вообще. Республика Дагестан создана без фундамента.



Магомед Мусаев : Тему малочисленных коренных народов Дагестана затронул и Магомед Ахмеднабиев, председатель Культурного Общества «Карата»:



Магомед Ахмеднабиев : Если возвратиться к теме вот этой комплексной программы, саму тему, сам подход мы естественно приветствуем. Никто не может ничего сказать. Всё, действительно, очень хорошо, очень чётко. Но смущает один момент. Здесь вы хорошо сказали, что в Дагестане проживают представители более ста двадцати народностей, принадлежащих к различным языковым группам, конфессиям и так далее. Это теоретически так получается, когда практически всё дело касается, всё равно в Дагестане всё у нас вертится вокруг трёх-четырёх-пяти народов, всё остальное же оказывается в какой-то периферии этой политики. Это реальность. И игнорируя эти проблемы, вот этих малых… Они малые проблемы, но когда их много этих малых проблем, они создают… вот как будто ходишь по колючкам. Маленькие, но вот попробуй там походи по ним!



Магомед Мусаев : Между тем , пока активисты Культурного общества «Карата» пытаются отчаянно и пока, к сожалению, безрезультатно, привлечь к своим проблемам внимание госчиновников. Среди самих каратинцев растёт и крепнет осознание того, что они вряд ли добьются желаемого от дагестанского руководства и поэтому, прежде всего, сами должны бороться за сохранение своего языка.


Маленькая девочка по имени Хадиджа, старательно выговаривая трудные звуки своего непонятного никому каратинского наречия, объясняется в любви к своему родному языку и заверяет всех, что она желает и будет его изучать. Говорит редактор отдела журналистских расследований популярного еженедельника «Новое дело» Ахмеднаби Ахмеднабиев:



Ахмеднаби Ахмеднабиев : Количество носителей каратинского языка на сегодняшний день равно где-то двадцати тысячам человек. И проблема этого языка заключается в том, что под воздействием таких информационно-коммуникативных средств язык теряется. И его потеря объясняется тем, что на государственном уровне, вообще не проводится ни в каком формате его защита. И задача защиты языка по большому счёту ложится на тех же каратинцев. А большая масса обывателей (точно также она есть и в каратинском этносе) защита родного языка их не очень-то интересует, их интересуют больше другие проблемы. Но есть энтузиасты, которые занимаются этим делом.


В год один-два-три раза мы встречаемся, все носители каратинского языка собираемся в лесу и разговариваем на родном языке, выходит газета на каратинском языке. Есть отдельные школы в Махачкале, в которых можно изучить язык. Один из преподавателей этой школы рассказывал, что сам народ заинтересован в сохранении каратинского языка. Родители приводят своих детей, они занимаются и изучают каратинский язык. Нужно, чтобы государство создало здесь хотя бы какие-нибудь школы Понимаю, что это нерентабельно, но когда мы говорим о языках, о культуре, там вопрос о деньгах, о рентабельности – это второстепенный вопрос. Главное – сохранить язык, главное сохранить этнос.



Магомед Мусаев : Говорит Гуризада Камалова, корреспондент газеты «Новое дело».



Гуризада Камалова : Вот эта урбанизация получается, то есть как бы народ вышел в город, в городе очень много этносов, мы говорим на едином русском языке, мы общаемся с людьми, которые не принадлежат к нашей народности, и естественно, утрачивается связь с языком, с культурой. Большинство лакцев живут в городах, а в школах не ведётся преподавание на родных языках, очень мало школ, где оно ведётся. Нет даже элементарных книжек с картинками, сказок, на основе которых ребёнку можно было бы что-то рассказывать.



Магомед Мусаев : Огромное содействие сохранению лакского языка оказывает председатель женского клуба «Дараччи» (Подснежник) Марьям Ильясова, что, однако, не может снять всю остроту проблемы, связанной с преподаванием языка относительно малочисленного лакского народа в городских школах Дагестана, так как даже те куцые часы, которые выделяются, нередко превращаются в откровенную фикцию, в галочку на бумаге. Рассказывает преподаватель лакского языка в махачкалинской школе номер 17 Ума Магомедова.



Ума Магомедова : А родной язык не надо считать второстепенным предметом. За счёт родного языка не надо что-то другое добавлять. Нам очень обидно, между прочим. У меня 26 человек было в этом году в одиннадцатых классах. Я их выпустила со слезами на глазах. Вот они говорили «Хотя бы ещё один час был бы…». Они сами об этом говорят, дети. Или за счёт родного языка - уборка класса. За счёт родного языка репетиция какая-то, за счёт родного языка другие какие-то предметы.



Магомед Мусаев : На данный момент, как это установлено дагестанскими лингвистами, не менее 80 процентов дагестанцев заслуживают оценки «неудовлетворительно» по родному языку. Таким образом, Дагестан по уровню грамотности на родном языке отброшен далеко за XVIII - XIX века, так как в XVIII - XIX веках, по количеству школ на душу населения, горный Дагестан не уступал Швейцарии, и естественно, каких-либо проблем, связанных с низким уровнем владения родным языком здесь никогда не было.



В эфире Новосибирск, Мелани Бачина :



- С днем рождения!


Мелани Бачина : Маленький Антон задувает свечку на торте. Он сидит во главе стола. Еще год назад у малыша были другие имя и фамилия, и он жил в доме ребенка. Теперь это Антон Соловьев. Ему исполнилось два года. Он отмечает свой первый день рождения в семье. В гостях только самые близкие друзья. Главные торжества еще впереди. После дня рождения отмечать будут День аиста. Мама Антона, Женя Соловьева, говорит: День аиста - это главный праздник в семье.



Евгения Соловьева : Пока мальчишки маленькие - это главный праздник в семье, потому что, когда они родились, нас с ними не было, а День аиста - это уже наш общий праздник. Собственно говоря, это праздник, это день суда, собственно, когда ребенок пришел домой. Именно в этот день один из мальчиков с прежними именами и фамилиями стали этими мальчиками. Именно в этот день обрели, усыновили.



Мелани Бачина : Еще у Антона есть старший брат Матвей. Ему скоро исполнится пять. Вообще, в семье Соловьевых четверо детей, двое из которых - усыновленные. Матвей появился в семье четыре года назад, после того, как в доме произошла трагедия - умер ребенок. Матвей помог тогда Соловьевым справиться с этой бедой. Решение усыновить Антошку далось легко. Просто увидев его в доме ребенка, Соловьевы поняли, что это их сын.


Сейчас папа Станислав Соловьев вместе с сыновьями осваивает ролики и говорит, что мальчишки дарят ему вторую молодость.



Станислав Соловьев : Вот в эти моменты, когда проводишь вместе, где-то, возможно, это второй шанс получить возможность побыть молодым. Да неважно, кто сделал ребенка обеспеченный или не совсем. Главное - чтобы была любовь к ребенку. Это основное. Всем деткам, которые сейчас находятся в домах ребенка или в детских домах, главное не получить велосипед или игрушку, а главное - желание уйти домой.



Мелани Бачина : После того, как в семье Соловьевых появились усыновленные дети, мама решила продать свой бизнес и заняться общественной деятельностью. Сначала это был своего рода клуб по интересам. Усыновители обсуждали свои проблемы, делились опытом и просто дружили семьями. Но потом, оказалось, признается Евгения Соловьева, чтобы быть услышанными, нужно получить официальный статус. Так появилась общественная организация усыновителей и опекунов "День аиста", где, вот уже полтора года всем желающим помогают в усыновлении детей, проводят регулярные школы усыновителей, рассказывают о процедурах по сбору документов, здоровье сирот, адаптации ребенка в семье, генетике и тайне усыновления.



Евгения Соловьева : Тайны от ребенка быть не может, потому что ребенок при этом присутствовал, он знает об этом больше нас. Более того, мы появились уже гораздо позже. Я всегда говорю, он же не в коме был, когда его рожали. Он присутствовал при том, как его бросали. Нравится нам или нет, но он все это помнит.



Мелани Бачина : Россияне не усыновляют детей не потому, что не хотят, а потому что мало об этом знают. "День аиста" открыл сайт в Интернете, где публикует фотографии детей-сирот, проводит фото-выставки. Пока это единственная в Сибири, общественная организация, которая помогает именно российским гражданам в усыновлении детей.


Что касается власти, то у нее не хватает политической воли для решения проблем сиротства, считает Наиль Шамсутдинов, юрист, специалист по оказанию помощи выпускникам детских домов, сам выпускник детского дома.



Наиль Шамсутдинов : Здесь многоплановая проблема. Но самое главное, наверное, - это (пусть чиновники на меня не обижаются) ленивость чиновников, нежелание работать с потенциальными усыновителями. Я не верю, что в России проблему усыновления подняли до такого уровня, что российские семьи, видите ли, не хотят усыновлять. Я не верю в это. Я, проработав в этом направлении 20 лет - в проблеме сиротства, увидел самое главное - нет политической воли государства, нет политической воли первых лиц государства. Вот это первая проблема. Все очень просто - если мы сегодня не будем работать с этими сиротами, то рано или поздно сироты займутся нами.



Мелани Бачина : Недавно общественная организация «День аиста» выиграла серьезный грант, и выступила одним из организаторов первой Всероссийской конференции о положении детей-сирот в современной России. Она прошла в Новосибирске. И впервые на эту тему говорили с чиновниками и общественными организациями выпускники и воспитанники детских домов. Они сами рассказывали, с какими проблемами им приходится сталкиваться.



Воспитанница : Неизвестность. Что будет впереди? Главное преодолеть этот этап, потому что это самое сложное - перестроиться на другое. Это сложный этап в жизни, потому что живешь... Я вот 11 лет живу в детском доме, уже как бы привыкла к такому режиму, к таким порядкам. Очень сложно перестроиться в жизни, и жить, так как живут остальные люди.



Выпускница: Я выпускница областного детского дома. Уже как два года назад выпустилась. Хорошо, что есть вот эта конференция. Слава богу, что ее сделали. Потому что проблемы очень большие существуют. Их надо решать. У меня проблемы по поводу жилья. Если по одиночке, мы, конечно же, добьемся, но не всего, чего бы хотелось. А когда мы вместе, у нас общие интересы, общие проблемы, проговорив их очень хорошо, обдумав, проанализировав, мы можем бороться за свои права.



Мелани Бачина : То, что чиновники Новосибирска пошли на диалог с общественными организациями - это и заслуга "Дня Аиста" считает президент организации Евгения Соловьева. Губернатор Новосибирской области это частично подтверждает:



Виктор Толоконский : Может быть, чуть-чуть времени не хватило для этого понимания. Может быть, государство еще не очень убедительно в своих решениях, в своих усилиях. Поэтому мы у себя сделали самую главную ставку на общественные организации, на социально активных людей, которые помогают нам и в выработки этой политики, и в реализации тех проектов, которые становятся основными.



Мелани Бачина : Около 800 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, насчитывается сегодня в России по данным Госкомстата. И их численность с каждым годом не уменьшается. В общественной организации «день аиста» говорят. Не нужно бороться с сиротством, нужно находить детям родителей.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Звучит песня



Сергей Хазов : Фестиваль имени Валерия Грушина, больше известный как Грушинский фестиваль, в первое воскресенье июля традиционно собирает под Самарой десятки тысяч любителей авторской песни. Однако в этом году знаменитый песенный фестиваль стал причиной конфликта между его участниками. Выяснилось, что в Самаре пройдут два Грушинских фестиваля.


Много лет клуб имени Валерия Грушина проводил фестиваль на Мастрюковских озерах, что под Самарой. Фестивальная поляна стала привычным местом песенных встреч для нескольких поколений туристов. Десять лет назад администрацией Самарской области даже был издан специальный указ о том, что Мастрюковская поляна закрепляется за клубом имени Валерия Грушина для проведения фестиваля. Однако через несколько лет чиновники забыли о собственном указе. В 2006 году Агентством лесного хозяйства Самарской области был объявлен конкурс на аренду лесного фонда, точнее - пространства фестивальной поляны на Мастрюках. Клуб авторской песни имени Валерия Грушина принял в нем участие, но выиграть подобный аукцион общественная организация не смогла. Победителем оказалась фирма «Мета».


Однако как официально заявили представители «Клуба Валерия Грушина»: «В связи с невозможностью проведения 34-го Всероссийского фестиваля авторской песни имени Валерия Грушина на традиционном месте – Мастрюковских озерах, клубом принято решение о переносе фестиваля на новое место», – сообщается на официальном сайте клуба. Фестиваль пройдет с 5 по 8 июля года в районе Фёдоровских лугов, в селе Федоровка, там с 1976 по 1979 год уже проходили Грушинские фестивали. Это на три остановки электропоезда дальше Мастрюковских озер.


Парадоксальная ситуация с двумя Грушинскими фестивалями, на которые туристы приезжают обычно за неделю до начала песенных конкурсов, чтобы просто отдохнуть, привела к конфликту среди любителей авторской песни. Говорит самарец Александр Некрасов.



Александр Некрасов : Я был на самых первый Грушинских фестивалях. И все студенческие годы отъездил, уже когда неприлично было ездить по возрасту, все равно ездил. Как можно делить фестиваль?! Потому что мы землю арендовали.



Сергей Хазов : Инженер из Москвы Надежда Соколова много лет приезжает на Грушинский фестиваль. Для нее это своеобразный клуб. Женщина недоумевает – успеет ли она побывать на двух фестивалях, которые проходят в одно время?



Надежда Соколова : Я очень расстроена тем, что поделили «Грушу». «Груша» - это в нас. Нельзя делить неделимое. Вот этого делать ни в коем случае нельзя. Это большое заблуждение, большая чья-то ошибка. Или это просто преднамеренные какие-то действия. «Грушу» просто превратили в большую попойку и попсу. Приезжает 150 тысяч народу. Это не «Груша». Это тусовка. Даже не знаю, можно ли это и тусовкой-то назвать. Я помню, мы приезжали на «Грушу». Мы играли в футбол. Мы пели песни. Мы стояли под дождем. Мы переходили с одной площадки на другую. На любые темы можно было разговаривать. А что сейчас? Я не знаю.



Сергей Хазов : Клуб авторской песни имени Валерия Грушина не имеет никаких прав на использование атрибутов Грушинского фестиваля. Представители фирмы «Мета» заявили, что намерены обратиться в суд в случае, если имя Валерия Грушина будет незаконно использоваться организаторами фестиваля на Федоровских лугах. Администрация Самары официально не разделяет фестивали и не присваивает статус ни одному из них. «Не в компетенции чиновников давать определение, какой из фестивалей официально является Грушинским», - рассказала первый заместитель мэра Самары Екатерина Горбунова. Также считают и туристы, любители авторской песни, приезжающие на Грушинский фестиваль из разных городов России. Говорит Ольга Аксенова из Костромы.



Ольга Аксенова : Занятости полезной, нужной, культурной у современной молодежи все-таки маловато. Поэтому я считаю, что это очень здорово. Только мне кажется, чтобы там было более покультурнее. А так, вот мой внук ездит, моя внучка ездила однажды. Приезжают очень довольные.



Сергей Хазов : Продолжает Татьяна Котикова из Владивостока.



Татьяна Котикова : По-моему, лучше уж в одном месте это все проводить, я так думаю. Потому что как это в разных… А люди, которые этим сильно увлекаются?! Это по темам будет? Лучше уж старые песни, как это раньше проходило.



Сергей Хазов : «Грушинский фестиваль должен отойти от коммерции и, как и прежде, стать местом для встреч туристов-романтиков», - считает Александр Некрасов.



Александр Некрасов : Когда мы слушали в позапрошлом году, когда на «Грушу» вышел под гитару вокально-инструментальный ансамбль, я понял, на этом все кончилось. Авторская песня – это не жанр. Это состояние души. В мое время… Конечно, старперы всегда думают, что раньше было все лучше, и снег белее. Ну, приезжали некие единомышленники, палатки не запирали.



Сергей Хазов : Любители авторской песни говорят, что на обоих фестивалях неизменным останется неформальный гимн, который много лет поют все, приезжающие на Грушинский.



Звучит песня



В эфире Красноярск, Наталья Бурмистрова:



Звучит песня



Наталья Бурмистрова : День города Красноярск отметил масштабным карнавалом. Японские воины, инопланетяне, корабли, герои последних блокбастеров и лучших советских фильмов, десятки Чарли Чаплинов и Мерилин Монро. У гостей карнавала просто разбегались глаза. С каждым годом шоу становится все зрелищнее. Это уже пятый, юбилейный карнавал.



Приветствие ведущего



Наталья Бурмистрова : Чиновники, политики и бизнесмены уже не стесняются наряжаться в самые невероятные костюмы. Первые красноярские карнавалы создавались по образу и подобию бразильских, теперь появился и местный колорит. Во главе колонны статский советник, он же мэр Красноярска Петр Пимашков. Такой костюм носили чиновники XIX века. Именно красноярскому градоначальнику принадлежит идея проводить карнавалы.



Петр Пимашков : По удобности, конечно, я бы в нем больше суток, наверное, не выдержал. Потому что он достаточно такой плотный. Я ради такой погоды готов терпеть. Так что, вот сегодня я Ваше высокопревосходительство, а завтра уже глава города – почему в моем подъезде лампочки не горят.



Наталья Бурмистрова : Колонна каждого района Красноярска шла под предводительством глав администраций. Все они подготовили яркие костюмы. Чтобы продемонстрировать некоторые из них потребовалось не только много времени, но и хорошая физическая подготовка. Так, глава одного из районов предстал перед горожанами в костюме "Солнца". Только головной убор для костюма весил почти 10 килограммов . Но самыми оригинальными оказались чиновники Кировского района. Глава - Карабас-Барабас, начальник отдела ЖКХ - Буратино, другой сотрудник аппарата - кот Базилио. Многие чиновники по их собственному признанию меняли образ за свой счет. Заместитель мэра Красноярска Василий Куимов предстал в форме морского вице-адмирала. Потраченных денег не жалко, главное - чтобы костюмчик сидел.



Василий Куимов : Тысяч где-то 12. Дорогой. Во-первых, материал особенно. Мне нравится. Я даже сам себя хотел чувствовать тем офицером, но некуда деть ни один телефон, записную книжку, в которой есть все расписание, например, программа сегодняшнего дня.



Наталья Бурмистрова : Здесь же чета известных красноярских бизнесменов Баталовых разминается на шпагах. На карнавале они мало напоминают предпринимателей. Лариса - миледи, а Александр - кардинал. Говорят, в образ вжились моментально.



Лариса Баталова : Мне отлично. Я прямо как будто в нем и родилась – коварная интриганка.



Александр Баталов : А мне маленько жарковато.



Наталья Бурмистрова : Из-за масштабных гуляний центр Красноярска на весь день превратился в пешеходную зону. За карнавальным шествием наблюдали десятки тысяч человек. Горожане за несколько часов начали занимать места на обочинах, а самые находчивые разместились на балконах и даже крышах. Шествие фотографировали на мобильные телефоны и снимали на камеры.



Жительница : Нужно, чтобы все участвовали, весь город участвовал в нашем красноярском карнавале. Вот только тогда будет полное счастье, единение наших всех жителей города Красноярска.



Наталья Бурмистрова : Самый волнительный момент - выбор короля и королевы карнавала. Лучшим мужским костюмом стал наряд властелина природы. Участница шоу в костюме «Юнона и Авось» единогласно была признана королевой. Титул королевы хрупкой девушке стоило присвоить только лишь за выносливость. Трехмачтовый корабль на голове и подоле платья весит целых 15 килограммов . Наталья Лавренова сделала его своим руками за полтора месяца из подручных материалов - ватмана, бумаги и ткани.



Наталья Лавренова : Вы знаете, поддержка была очень большая от зрителей, очень огромная. Многие узнавали уже, как-то поддерживали. Вот и вынесла.



Наталья Бурмистрова : Сотрудник МЧС Наталья Лавренова участвует в карнавале уже четвертый раз, до этого одевалась в костюмы часовни, коммунального моста и фонтана.


Чтобы все участники продемонстрировали свои костюмы, понадобилось три часа. Число участников год от года стремительно растет. Правда, в этом году никаких бразильцев - на карнавал приехали китайцы - артисты всемирно известного цирка.


Уже по традиции на параде костюмов градоначальник принял символичный ключ от Красноярска. А вот еще один ключ от города будущего теперь будет храниться у маленького короля детского карнавала.



Звучат стихи



Наталья Бурмистрова : Полюбоваться на китайских артистов, вырезать из овощей цветы, подержать в руках шаманский бубен или посидеть возле чума эвенков - каждый выбирал площадку по интересам. Всего в карнавале приняли участие более 125 тысяч красноярцев и гостей города.



Звучит песня


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG