Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Саммит в Кеннебанкпорте и политическое наследие президента Буша. Расшалившиеся голливудцы - опасность или невинные слабости звезд


Юрий Жигалкин: Саммит в Кеннебанкпорте и политическое наследие президента Буша. Расшалившиеся голливудцы - опасность или невинные слабости звезд. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


В понедельник, скорее всего, кратким выходом к журналистам двух президентов завершится крайне необычная по своему формату и условиям проведения неформальная встреча Джорджа Буша и Владимира Путина. От проходящего на фоне американо-российских трений, сравниваемых с временами «холодной войны», уединенного саммита наблюдатели ожидают немногого. И все же, что могут в данных обстоятельствах добиться два президента? Мой собеседник – профессор Маршалл Голдман, содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета.


Профессор, что, с вашей точки зрения, было бы идеальным исходом этого саммита?



Маршалл Голдман: По меньшей мере, если бы он привел к снижению градуса словесной конфронтации между двумя странами. Хочется также надеяться, что в результате этой уникальной встречи, во время которой за плечами обоих лидеров не будет стоять шеренга помощников, они смогут достичь согласия на чисто человеческом уровне и удивить всех готовностью выйти за рамки уготованных им ролей и сценариев, заявить своим бюрократиям: мы решили сделать так – скажем, вместе использовать радар в Азербайджане и отказаться от радара в Чехии, или Путин будет готов заявить о том, что Москва не возражает против американских планов и готова сотрудничать с США. Иногда в исключительных ситуациях выдающиеся лидеры способны на такие порывы. Кто мог подумать, что Горбачев и Рейган смогут достичь исторических соглашений! Трудно, конечно, поверить, что нечто подобное может произойти в Кеннебанкпорте, но сам факт этой встречи, готовность попытаться договориться, причем в таких необычных условиях, свидетельствует, я думаю, о готовности обоих лидеров к компромиссу. Эта встреча не вписывается в привычные рамки дипломатии.



Юрий Жигалкин: Профессор, вы говорите, что снижение уровня словесной конфронтации было бы свидетельством успеха этой встречи. Ну, а зачем это нужно Вашингтону? Ведь российские протесты и угрозы лишь сплачивают Запад и выставляют Россию в очень сомнительном свете.



Маршалл Голдман: Это так, Россия совершила серьезные ошибки. Но для Джорджа Буша эта встреча гораздо больше, чем тактический шаг с целью одержать верх в конкретном вопросе. Когда мы с ним разговаривали около года назад, президента явно волновал вопрос о том, как будет выглядеть его политическое наследие 20 лет спустя. Он тогда почти прямо спрашивал, что, какие инициативы могли бы оставить хорошую память о его президентстве, что он упустил. Ему наверняка было бы не по себе, если в истории о нем осталась память как о президенте, который получил в наследие от своего предшественника сравнительно хорошие отношения с Россией, а ко времени его ухода из Белого дома двусторонние отношения опустились почти до уровня «холодной войны». Я полагаю, для Буша это, так сказать, решающий бой за Россию. Он хочет показать, что его отношения с Путиным чего-то стоят, что он может иметь с ним дело, что к нему не пристанет ярлык человека, потерявшего Россию.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, услышит ли из его уст Владимир Путин неприятные для себя слова о сползании России к авторитаризму, о подавлении в стране демократии?



Маршалл Голдман: Буш обязан это сказать, иначе он потеряет доверие к себе как к президенту. Перед ним действительно чрезвычайно трудная задача. Он не только должен сказать это Путину, он должен убедить его, образно говоря, хотя бы немного отпустить повода, что может ударить по имиджу Путина в России. Все это превращает встречу в интригующее событие.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор Маршалл Голдман.


Могут ли результаты этой необычной встречи в самом деле отчасти определить политическое наследие президента Буша? Аллан Давыдов задал этот вопрос Ричарду Эбелингу, президенту Фонда экономического образования.



Ричард Эбелинг: Полагаю, что окончательный вывод о важности идущей сейчас встречи президентов будет определяться ее итогами. Несомненно, Джордж Буш хотел бы войти в историю как президент, утвердивший между Соединенными Штатами и Россией долговременные гармонию и сотрудничество после разногласий, сопровождавших отношения двух стран на протяжении большей части последнего столетия. Однако сохраняется ряд нерешенных вопросов, которые затрудняют причисление российско-американских отношений к списку внешнеполитических успехов Буша. Соединенные Штаты и Россия продолжают расходиться во взглядах по иракскому вопросу, по проблеме предоставления независимости автономному краю Косово, по политике России в отношении Чечни. Преодоление разногласий с Россией могло бы обогатить наследие Буша на фоне того, что некогда единодушная поддержка его иракской политики идет на убыль. Но, перемен, скорее всего, не произойдет.



Аллан Давыдов: Джорджу Бушу предстоит еще полтора года оставаться президентом Соединенных Штатов. Следует ли ожидать от него за это время каких-то существенных внешнеполитических инициатив?



Ричард Эбелинг: Боюсь, что президент по рукам и ногам связан стратегией, которую он реализовывал до настоявшего момента. Если говорить о его ближневосточной политике, то она не изменится радикально ни при каких обстоятельствах. Линия поведения Буша будет определяться его обязательствами по отношению к Ираку, которые, как сегодня многие считают, обернутся если не провалом, то огромным разочарованием. Я также считаю маловероятным, что Джордж Буш или кто-то из членов его кабинета, включая государственного секретаря Кондолизу Райс, смогут в оставшиеся 18 месяцев его президентства добиться заметного успеха в попытке урегулировать проблемы между израильтянами и палестинцами. Ближний Восток - это тот материал, из которого Буш он пытается выкроить фирменный знак своего президентства, начиная с 2001 года. Но скорее всего, уходя из Белого дома, он оставит долгосрочное бремя неразрешенных внешнеполитических проблем, от которого Соединенным Штатам придется избавляться в будущем.



Аллан Давыдов: Так президент Фонда экономического образования Ричард Эбелинг оценивает шансы президента США Джорджа Буша внести последние коррективы в свое внешнеполитическое наследие.



Юрий Жигалкин: «Настоящий друг – это тот, кто не позволит другу сесть пьяным за руль» - гласит внедрявшийся десятилетиями в мозги американцев лозунг, придуманный, видимо, кем-то в дорожной полиции. Если судить по числу звезд поп-культуры, пойманных пьяными за рулем, у голливудцев нет друзей, что не удивительно, только что вышедшая из тюрьмы Пэрис Хилтон намерена, по ее словам, избавиться от многих так называемых друзей. Удивительно, в общем, сочувственное отношение американцев и даже органов правопорядка к прегрешениям звезд. Из ряда вон выходящий жесткостью наказания случай с Хилтон привлек всеобщее внимание к проблеме отношений знаменитости и закона.


Слово – Яну Рунову.



Ян Рунов: Пэрис Хилтон, выйдя из тюрьмы, обещала стать хорошей девочкой. Означает ли это, что она также станет более дисциплинированным водителем и больше не сядет за руль после бокала вина, пары коктейлей или даже пива? Она уже давала слово не садиться пьяной за руль, но дважды нарушала его и за это сначала была лишена водительских прав, а потом ее отправили за решётку. Эта история наделала много шума потому, что лос-анджелесская полиция и судебная система обычно снисходительно относятся к знаменитостям, а тут вдруг – тюремное заключение.


Мэл Гибсон был остановлен в прошлом году, когда нёсся по шоссе со скоростью 140 км в час. В его «Лексусе» был обнаружена откупоренная бутылка текилы. Пьяный актёр и режиссёр обругал остановившую его полицейскую, обвинил евреев во всех войнах и получил наказание за вождение автомобиля в состоянии опьянения. Да к тому же ему пришлось потом многократно извиняться.


Линдзи Лохан, которой не было 21 года (возраст, до которого в США употребление алкоголя считается противозаконным), разбила свой «Мерседес» и попала сначала в больницу, потом под арест и затем была отправлена на лечение от алкоголизма.


Лос-анджелесский психолог Антуан Бешара говорит, что алкоголь ослабляет ту часть мозга, которая отвечает за принятие рациональных решений. Выпивший не может реально определить степень своего опьянения и часто вообще отрицает, что он пьян. А у знаменитостей прибавляется к этому завышенная самооценка, нарциссизм. Поэтому такой бизнес, как развозка по домам пьяных посетителей ресторанов и баров, в Лос-Анджелесе не процветает...


За плечами киноактрисы Вивики Фокс целая серия арестов. Последний раз она была арестована в марте этого года за то, что, будучи пьяной, врезалась на своём автомобиле в полицейскую патрульную машину.


Актёр Хэйли Джоел Осмент в прошлом году, когда ему было 18 лет, можно сказать, «въехал» в почтовый ящик и сломал себе ребро.


Ник Нольте поместил на своей интернетной странице фотографию, снятую после того, как он был остановлен за вождение в пьяном виде.


Наказание знаменитостей чаще всего носит чисто символический характер: небольшой денежный штраф, несколько дней на общественных работах вроде подметания улицы, краткосрочный курс лечения от алкоголизма... Некоторые из наказанных звёзд, надо отдать им должное, выполнили обещание не водить машину в состоянии опьянения. Среди них был телеведущий Джонни Карсон. Мэл Гибсон прошёл курс лечения от алкоголизма, и пока рецидивов не было. Сдержит ли своё слово Пэрис Хилтон – покажет время.



Юрий Жигалкин: Как относятся к этим перипетиям жизни звезд американцы? Слово Владимиру Морозову.



Владимир Морозов: Мой сосед плотник Том.



Том: Актеры, как испорченные дети. Они никогда в жизни всерьез никогда не работали. Если человек никогда не слышал слова «нет», он ничего не уважает.



Владимир Морозов: Но это крайнее мнение. Остальные мои собеседники относятся к проделкам своих кумиров более снисходительно. Продавщица супермаркета Роуз.



Роуз: Я думаю, что из Пэрис Хилтон сделали показательный пример. А то люди начинали думать, что богатым все позволено. Но дело Пэрис Хилтон показало, что это не так. Даже если ты богатый, преступление тебе с рук не сойдет.



Владимир Морозов: На канале CNN Ларри Кинг объяснил, мягко говоря, нестандартное поведение Пэрис Хилтон ее трудным детством: «В детстве, сказал он, у нее было больше денег, чем у Господа Бога. А это не так легко». Вслед за Кингом публика говорит о неприятностях знаменитостей с такой душевностью, с какой на Руси говорят о пьяных.



Бэт: У актеров есть дурные привычки, как и у обычных людей. Человек может напиться и во хмелю сказать какую-то глупость, потом пожалеть об этом. Но это Мэл Гибсон! Он мне нравится.



Владимир Морозов: Он и мне нравится. Но в кино больше, чем в жизни. И совсем не нравится – когда пьяный за рулем.



Бен: У них больше денег. А чем больше денег, тем труднее остаться нормальным человеком.



Владимир Морозов: Старшеклассница Кейди одета не просто в мини-юбку, а в мини-мини. Вид у нее несерьезный.


Скажите, что вы будете делать, если выиграете по лотерее миллионы?



Кейди: Поступлю в колледж, как и собиралась. Но в этот раз деньги на учебу мне не надо будет брать в долг.



Владимир Морозов: «Что вы сделаете с выигранными миллионами?» - спрашиваю я симпатичную пару.



Эни: Нет, мы не пьем. Хотя мы это дело отпразднуем. Поедем в круиз вокруг света. Но наркотики – это не наш стиль.



Владимир Морозов: Вашими бы устами, да мед пить…



Юрий Жигалкин: Рассказывал Владимир Морозов.


Келли Клаксон, ставшая знаменитостью после победы в конкурсе «Американский идол», пытается утвердить себя в качестве серьезного исполнителя. Она только что выпустила сольный диск, где исполняет свои собственные сочинения. Критики, в общем, косо посмотрели на попытку Кларксон доказать свой композиторский талант. Но ее песня « Never Again » стала одной из самых популярных среди загружаемых на интернете композиций.


XS
SM
MD
LG