Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прорыв на ТВ: мало того, что аналитика, так еще и объективная


Нечасто российское спортивное телевидение радует отдавшего ему полвека Аркадия Ратнера. Но когда такое случается, он не упускает возможности воздать коллегам должное

Нечасто российское спортивное телевидение радует отдавшего ему полвека Аркадия Ратнера. Но когда такое случается, он не упускает возможности воздать коллегам должное

Некоторое время назад я рекомендовал слушателям «Прессинга» две передачи: «Неделя спорта» на общедоступном канале «Спорт» и «Эхо» на НТВ-ПЛЮС. Появились в них анализ проходящих событий и мнения уважаемых профессионалов, помогающие телезрителям лучше разобраться в тонкостях спорта. Правда, имелось излишне много чисто информационных страниц, так что и та и другая передачи тогда заметно походили на существовавший еще в «Останкино» «Спорт за неделю».


Так сложилось, что названных передач я долго не видел. Но на минувшей неделе посмотрел, наконец, обе и с удовольствием отмечу: теперь именовать их «аналитическими» значительно больше оснований. И что особенно бросилось в глаза: в большинстве случаев анализ был объективным и честным, белое называлось белым, черное – черным.


В «Неделе спорта» я услышал достаточно резкую критику постоянного, неоправданного стремления возносить до небес достижения российского тенниса. Критике этой ведущий Алексей Попов предпослал своеобразный эпиграф. Звучал он так: «Есть в нашем спорте люди, которые не пугаются отвечать, когда их спрашивают НЕ о победах». Таким смельчаком предстал в передаче один из старейших тренеров Владимир Камельзон. Вот что он сказал: «Я не могу сказать, кто из наших спортсменов, включая Шарапову, которую я с большим сомнением называю «нашей», сможет выиграть Уимблдон». Удивила не только категоричность оценки, но и последующее ее обоснование. И откровенное суждение о Шараповой, с которым, не сомневаюсь, многие любители тенниса согласны. Ведь живет спортсменка в США, на родину почти не приезжает, все приглашения выступить за сборную страны деликатно отвергает. Но она – одна из сильнейших в мире. К тому же выигрышная внешность просто «заставляет» официальную пропаганду объявлять Шарапову истинной патриоткой, используя ее имидж не только в спортивных целях.


Развивая тему Уимблдона, Камельзон иронично замечает, что в данном случае знаменитый закон перехода количества в качество не срабатывает. Бесконечные подсчеты, сколько российских игроков входят в десятку, сколько – в сотню, лишь тешат самолюбие. Насколько проще болельщикам Швейцарии или Бельгии. Никаких подсчетов. Цифры «один» вполне достаточно, чтобы обрести уверенность: их страны лучшие в мире.


Еще более поразил меня Виталий Смирнов, побывавший, по-моему, в МОК на всех постах, кроме президентского. Дипломат Виталий Георгиевич искуснейший, знает, где и что можно сказать. На этот раз он не был похож на себя: открыт, доступен, готов поделиться любой информацией. Надо отдать должное и прекрасно подготовившемуся к интервью Денису Панкратову, который пригласил Смирнова на передачу. Их диалог обо всех тонкостях, нюансах, хитросплетениях, сопровождающих выбор олимпийской столицы, зрители, думаю, слушали, затаив дыхание.


Но дважды Смирнов поразил меня сверхоткровенностью. Первое признание: на выборах в Сингапуре столицы Летних Олимпийских игр 2012 года выиграть борьбу у Лондона, Парижа и Нью-Йорка Москва не имела никаких шансов. И Смирнов, как я понял, четко осознавал это до голосования.


Вторая фраза, сказанная как бы между прочим, удивила еще больше. Особенно сейчас, когда все российские СМИ внушают слушателям, читателям, зрителям, что победа Сочи за право провести Зимние Олимпийские игры 2014 года практически предрешена. Когда, например, «Советский спорт», как о вопросе решенном, публикует заголовок «Сочи обязательно получит Олимпиаду», Смирнов, сравнивая достоинства и недостатки кандидатов, неожиданно замечает: «Напрасно международная журналистика ставит в этом споре Сочи на третье место». Конечно, в некоторых газетах предвыборные рейтинги публиковались, но они были просто незаметны в волнах безудержного оптимизма. Так что остается только гадать, была ли ремарка Смирнова случайной или содержался в ней какой-то смысл. Тем более эту фразу он произнес после воспоминаний о выборах в Сингапуре…


Вот лишь два примера, но я мог бы найти и немало других в разбираемых передачах. А потому повторю то, с чего начал. Если рассказанное мною не случайность, аналитические программы на спортивных каналах могут стать заметным, новаторским событием.


XS
SM
MD
LG