Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уровень террористической угрозы в Великобритании остается на самой высшей отметке


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Наталья Голицына, Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский: В Великобритании уровень террористической угрозы остается на самой высшей отметке, критической, что означает высокую вероятность новых нападений в самое ближайшее время. Сейчас на линии прямого эфира наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына.


Наталья, здравствуйте. Итак, как идет расследование предотвращенных террористических актов, и делают ли официальные заявления представители кабинета министров?



Наталья Голицына: Здравствуйте, Андрей. Сейчас уже становится понятным, что за попытками терактов в Лондоне и аэропорту Глазго стоит подпольная террористическая ячейка, связанная с организацией "Аль-Каида". Примерно два часа назад полиция арестовала еще двух человек, 25 и 28 лет, как сообщается. Как и пятеро подозреваемых, уже находящихся под арестом, никто из них не является британским подданным. Среди арестованных есть одна женщина. Сейчас полиция и контрразведка МИ-5 разыскивают по всей Британии еще двух подозреваемых членов этой сети. Двое из арестованных, как сообщается, оказались врачами, один из них доктор Мохаммед Аша, он получил свой диплом в Иордании в 2004 году, а в Британию прибыл год назад. На него и его жену, которая, кстати, во время ареста была в парандже, как и на других задержанных, полиция вышла благодаря сигналам их мобильных телефонов. Только что в ответ на запрос британской полиции поступило сообщение от иорданской службы безопасности, в котором говорится, что доктор Аша, который, как полагают, возглавляет террористическую группу, вовсе не Аша, что у него другое имя, что ему не 26 лет, как ранее сообщалось, а 30, и что он палестинец, выходец из сектора Газа.


Один из террористов, задержанный при попытке совершения теракта в Глазго, так же, по некоторым сообщениям, оказался врачом, предположительно из Ирака. Пассажир его джипа прибыл в Англию из Ливана.


Огромную помощь в расследовании полиции оказали найденные в пятницу в двух "Мерседесах" в Лондоне мобильные телефоны, которые должны были послужить детонаторами для взрывов газовых баллонов и канистр с бензином, которые находились в этих машинах. Дело в том, что террористы неоднократно звонили на эти мобильные телефоны, пытаясь взорвать автомобили, но по техническим причинам машины не взорвались, и поэтому жертв не было. Эти мобильные телефоны вывели полицию на нескольких подозреваемых и адреса в Ливерпуле, Ньюкасле и Глазго, где идут обыски. Сейчас у полиции уже нет сомнений, что две попытки теракта в Лондоне и попытка теракта в аэропорту Глазго между собой связаны, как, впрочем, и люди, которые пытались осуществить эти теракты.



Андрей Шароградский: Большое спасибо, Наталья. Отметим, что начиненные взрывчаткой машины были обнаружены практически в день формирования нового кабинета министров в Великобритании, который возглавил Гордон Браун.


Как сложившаяся террористическая угроза может повлиять на политику нового правительства? Я беседую об этом со своим коллегой Кириллом Кобриным.


Кирилл, можно ли сравнить реакцию нового британского кабинета на то, что произошло в Великобритании в последние дни, с тем, как реагировал кабинет Тони Блэра на теракт, совершенный в Лондоне 7 июля 2005 года?



Кирилл Кобрин: Этим сравнением занимаются постоянно, вот уже последние несколько дней британские средства массовой информации, эксперты, политологи. И все отмечают две очень важные вещи.


Первое. Тони Блэр, конечно, как публичный политик, с его обаянием, безусловно, по крайней мере, пока превосходит Гордона Брауна. И то, как он дважды за свою политическую карьеру премьер-министра реагировал на очень важные, эпохальные события национальной истории, на смерть принцессы Дианы и, во-вторых, как раз на те взрывы, о которых вы только что говорили, стало буквально чуть ли не образцом действительно реакции британского премьера, который должен учитывать и характер государства, и приверженность Британии к определенным демократическим нормам, и в то ж время он должен был показать, что Британия - это многонациональное государство. Там есть различные этнические общины, надо никого не обидеть, но в то же время продемонстрировать, что сильный лидер справится с возникшей ситуацией.


Напомню, что два автомобиля, два "Мерседеса", которые были набиты канистрами с бензином и гвоздями, были обнаружены в Лондоне буквально на следующий день после того, как было сформировано новое правительство Гордоном Брауном. Я напомню, что в этом правительстве новый министр внутренних дел, это женщина, это первая женщин - министр внутренних дел Великобритании. Поэтому это тоже своего рода вызов и вот этому назначению.


Пока Гордон Браун отреагировал так, как не реагировал Тони Блэр, об этом говорят абсолютно все обозреватели. Тони Блэр призвал ужесточить законы против терроризма. Гордон Браун напротив, заявил, что он не будет, и никто не должен использовать то, что произошло и то, что происходит сейчас в Великобритании, для того, чтобы достигать каких-то политических целей. Эксперты говорят, что пока Гордон Браун действует довольно успешно. Даже судя по реакции консервативных кругов, я посмотрел, что писали в "Таймс" по поводу его интервью на "Би-Би-Си", которое он дал по поводу всех этих событий, все отмечают, что Гордон Браун правильно поступает, он призывает сначала разобраться в ситуации, не ужесточать с пылу, с жару законы, и потом уже смотреть, каким образом будет развиваться ситуация, что с этим можно сделать.



Андрей Шароградский: Как вы считаете, вообще борьба с терроризмом может стать приоритетом политики нового кабинета?



Кирилл Кобрин: Вы знаете, общественное мнение, судя по тому, что, по крайней мере, пишут в некоторых газетах и говорят на главном британском канале "Би-Би-Си", кажется, в Великобритании меняется. Если взрывы два года назад в Лондоне вызвали возмущение, безусловно, тем не менее, все-таки у исламских проповедников, которые высказывают крайние воззрения на жизнь и на политику, все-таки у них были защитники и в либеральном лагере, все говорили, что все-таки свобода слова - это основа, на которой строится британское государство и так далее. То сейчас, по крайней мере, сейчас, пока, этих голосов не слышно, это, во-первых. Во-вторых, сама по себе реакция публики, которая была продемонстрирована, по крайней мере, в Лондоне, показывали людей, которые были свидетелями того, как эвакуировали эти автомобили, и особенно в Глазго людей, которые видели, что произошло, говорит совершенно уже о другом. Станет использовать Гордон Браун и его кабинет эту волну, если она действительно возникнет? Скорее - нет. Потому что Великобритания не является, как Соединенные Штаты, где администрация Буша сделала войну с террором главной своей внешнеполитической, да и одной из главных внутриполитических линий, все-таки место Великобритании и в международных отношениях совершенно иное, и задачи, которые стоит перед лейбористским кабинетом, совершенно иные. Речь идет о модернизации социальной структуры страны, транспортной и так далее. Вряд ли это как-то можно делать, одновременно объявляя главной задачей войну с террором.



Андрей Шароградский: Это был мой коллега Кирилл Кобрин.


XS
SM
MD
LG