Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судебное решение о переводе Лебедева и Ходорковского в Москву не исполняется


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Андрей Шароградский: Адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева намерены привлечь к уголовной ответственности сотрудников Генпрокуратуры. По мнению адвокатов, эти сотрудники не выполняют вступившее в силу решение Басманного суда Москвы о переводе Ходорковского и Лебедева из Читы в Москву для следственных действий. Заявление по этому поводу сегодня сделал защитник экс-главы компании ЮКОС Юрий Шмидт. По его мнению, следователи Генеральной прокуратуры без всяких оснований затягивают расследование и при этом грубо нарушают российское законодательство.



Любовь Чижова: Решение о том, что Платон Лебедев и Михаил Ходорковский, которые отбывают заключение в колониях Читинской области, должны быть переведены в Москву, неожиданно для их адвокатов 17 апреля этого года принял Басманный суд столицы. Позже его законность подтвердил Московский городской суд. Несмотря на это, судебное решение о переводе Лебедева и Ходорковского в Москву не исполняется, именно за это их адвокаты и намерены привлечь к уголовной ответственности следователей Генпрокуратуры. Следователи подстраховались, сразу после вступления решения в законную силу объявили защитникам, что ознакомление с материалами дела приостанавливается. Адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт называет это грубым нарушением закона.



Юрий Шмидт: Мы уже много раз разводили руками и говорили что-то типа "ну, блин", понимаете, потому что уже другой реакции не было даже у интеллигентных людей. Есть статья 208 в Уголовно-процессуальном кодексе, которая называется "Приостановление уголовного дела". В этой статье перечислены четкие основания, по которым может быть приостановлено уголовное дело и указано, каким образом это делается - путем вынесения постановления. Ни одного из оснований, а там исчерпывающий перечень - тяжкая болезнь, скрылся обвиняемый и тому подобное - ни одного из оснований, которые могли бы легитимировать приостановление дела, нет, и постановления о приостановлении никто не выносил. Поэтому объявить нам сегодня, что "просто вы не знакомились, мы ничего не приостанавливали", но я говорю, я еще не знаю, как к этому цинизму отнестись, хочется что-то, кроме "ну, блин, вы даете", хочется сказать что-то другое, потом подберу слова. Непонятно. Вот я не видел постановления о продлении срока содержании под стражей Лебедева, вероятно, оно, как калька постановления о продлении срока Ходорковскому. Это уникальный документ. Излагается просьба прокурора и содержание ходатайства следователя, но не приводится ни одного аргумента защиты, которая возражала сначала против рассмотрения дела читинским судом, а потом возражала по существу. Ни одного аргумента.


Но любопытно и другое. Суд ссылается на нормы УПК, позволяющие продлить срок, но ничего не пишет о том, что предварительное следствие проходит именно в Чите. То есть он прошел между Сциллой и Харибдой, типа того, что вот они здесь находятся, срок 2 июля истекает, мы меру пресечения продлеваем. Но ни слова не сказано о том, что следствие проходит в Чите. Итого: на сегодняшний день есть постановление, вступившее в законную силу, предметом постановления суда, предметом рассмотрения которых было ничто иное, как именно незаконное проведение следствие в Чите и эти решения подтверждают, что местом проведения следствия является Москва. Что каждый раз Каримов, кстати говоря, когда отвечает на наше ходатайство, тоже подтверждает, потому что выносит все свои постановления по-прежнему в Москве. И, соответственно, имеются действия прокуратуры, которая считает, что местом проведения следствия является Чита.



Любовь Чижова: Адвокат Платона Лебедева Елена Липцер, недавно вернувшаяся из Читы, делится своими впечатлениями от общения с местными следователями.



Елена Липцер: Юрий Маркович говорил, что все было приостановлено на два с лишним месяца и никаких действий не происходило. Каково же было наше удивление, когда мы пришли в следственный изолятор, прилетев перед продлением срока содержания под стражей, 27 июня мы пришли в следственный изолятор. И заходит улыбающиеся следователи Читинской областной прокуратуры, которые входят в группу следователей Генеральной прокуратуры, расследующей это дело, и они с улыбкой говорят: "А мы вам тома дела принесли знакомиться". Я говорю: "С какой стати, вы же все приостановили? С какой стати вы можете нас здесь с чем знакомить, если признано постановление о проведении следствия в Чите незаконным, необоснованным". На что они говорят: "А вот теперь мы все возобновляем".


Мы заявили ходатайство и сказали, что мы ни с чем знакомиться не собираемся. Нам было выдано постановление, из которого следует, что они-то сами ничего не приостанавливали, это мы, адвокаты, не просили нас ни с чем знакомить. А вообще-то все как шло, так и шло. То есть у нас, честно говоря, просто мы развели руками, даже слов не было, как на это отреагировать. Потому что наших подзащитных, ни Ходорковского, ни Лебедева, так же с делом не знакомили, хотя они, в общем-то, имеют право знакомиться с материалами дела, это право их должны соблюдать. В общем, вот эта наглость, с которой Каримов ответил, она, в общем-то, переходит вообще уже все границы, потому что он врет нагло и понимает, что этому вранью, в общем-то, предела нет и остановить его никто не может. Сейчас ситуация достигла такого пика. Если не будет освещаться эта ситуация, если люди не будут каким-то образом высказывать свое мнение по этому поводу, когда судебное решение, вступившее в законную силу, не исполняется, то, что будет дальше с нашей судебной системой, вообще непонятно. Потому что просто начать на одном деле и потом просто продолжить по другим делам делать то же самое, и когда представитель Генеральной прокуратуры Лахтин, прокурор, который за этим делом надзирает с 2003 года, в суде говорит, "что значит, адвокаты говорят, что мы не исполняем судебного решения", а мы его обжалуем. Не то, что мы его не исполняем, мы с ним не согласны, мы его обжалуем. Тогда хочется спросить, а почему Ходорковский и Лебедев сидят под стражей по вступившему в силу приговору суда, когда сторона защиты его тоже обжалует. Почему мы находимся в таких неравных ситуациях, судебные решения, которые вынесены не в нашу пользу и вступившие в силу, они всегда исполняются, а если единственное решение было вынесено в нашу пользу и не в пользу Генеральной прокуратуры, оно ими не исполняется, потому что оно ими обжалуется. Да обжаловать они могут сколько угодно, это никак не приостанавливает исполнения судебного решения, и прокурор Лахтин, который имеет высшее юридическое образование, прекрасно это знает. Однако он позволяет себе в суде заявлять такие вещи, которые просто прямо противоречат закону.



Любовь Чижова: Говорила адвокат Платона Лебедева Елена Липцер.


XS
SM
MD
LG