Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Браун против Блэра. Воспользуется ли новый премьер спросом на жесткие меры


Проверки на дорогах. Полиция проводит выборочную проверку прохожит на подступах к к стадиону «Уэмбли»

Проверки на дорогах. Полиция проводит выборочную проверку прохожит на подступах к к стадиону «Уэмбли»


Становится понятным, что за попытками терактов в Лондоне и аэропорту Глазго стоит подпольная террористическая ячейка, связанная с «Аль-Каидой». В понедельник полиция задержала еще двух человек 25 и 28 лет. Как и пятеро подозреваемых, уже находящихся под арестом, никто из них не является британским подданным. Среди арестованных есть одна женщина. Сейчас полиция и контрразведка MI 5 разыскивают еще двух членов этой сети.


Двое из арестованных оказались врачами. Доктор Мохаммед Аша получил свой диплом в Иордании в 2004 году, в Британию он прибыл год назад. На него и его жену (во время ареста она была в парандже), как и на других задержанных, полиция вышла в результате отслеживания звонков с мобильных телефонов. Иорданская служба безопасности в ответ на запрос британских коллег сообщила, что д-р Аша (предполагается, что он возглавлял террористическую группу) имеет другое настоящее имя, ему не 26 лет, а 30, и он является выходцем из палестинского сектора Газа. Один из террористов, задержанный при попытке совершения теракта в Глазго, также оказался врачом-иракцем, как можно судить по предварительной информации. Пассажир его джипа прибыл в Англию из Ливана.


Быстрое расследование преступлений оказалось возможным благодаря найденных в пятницу в двух оставленных в центре Лондона автомобилях-бомбах мобильным телефонам - с их помощью самодельные взрывные устройства должны были быть приведены в действие. Незадачливые террористы неоднократно звонили на эти номера, пытаясь взорвать машины ; из-за технической ошибки взрывы не состоялись, что позволило избежать многих ж ертв. Эти телефоны и вывели полицию на нескольких подозреваемых в Ливерпуле, Ньюкасле и Глазго, где идут обыски. Сейчас у полиции уже нет сомнений, что две попытки теракта в Лондоне и попытка теракта в аэропорту Глазго между собой связаны.


Британские СМИ, эксперты и политологи изучают реакцию на эту чрезвычайную ситуацию нового кабинета министров, для которого кризис стал первым серьезным испытанием. Им есть с чем сравнивать – из памяти еще не истерлись сцены июльских взрывов в Лондоне двухлетней давности и то, как повел себя тогдашний лидер страны Тони Блэр. Как отмечает обозреватель РС Кирилл Кобрин, наблюдатели обращают внимание на два важных момента. Как публичный политик, Блэр с его обаянием, безусловно, дал бы фору любому преемнику, тем более интроверту Гордону Брауну. То, как Блэр реагировал на эпохальные для нынешнего поколения англичан событий – гибель принцессы Дианы и теракты 2005 года - стало на долгие годы образцом для подражания. Ведь любой лидер нации должен учитывать и характер государства, и приверженность Британии к демократическим нормам, и в то ж время должен подчеркивать многонациональный характер своего государства, не обидеть этнические общины, представителем которых могут стать подозреваемые в преступлениях. Подготовленные для взрывов автомобили были обнаружены буквально на следующий день после формирования Гордоном Брауном его первого правительства. Ключевой пост министра внутренних дел в нем впервые в истории королевства заняла женщина. Действия террористов стали, таким образом, вызовом и этому выбору.


Обозреватели отмечают, что премьер избрал отличную от предшественника форму реакции. Тони Блэр призвал ужесточить законы против терроризма. Напротив, Гордон Браун заявил, что не позволит использовать случившееся для достижения политических целей. Эксперты считают это правильной линией. Даже оппозиционные консервативные издания отмечают, что премьер правильно поступает, призывает сначала разобраться в ситуации.


Станет ли борьба с терроризмом приоритетом для нового кабинета? Представляется, что настроения в британском обществе начинают меняться. На фоне всеобщего возмущения два года назад можно было разобрать голоса тех, кто пытался защищать право исламских проповедников даже самого крайнего толка на свободу высказываний. Сейчас таких голосов пока не слышно. Совершенно иной выглядит и реакция людей, которые стали свидетелями случившегося в Лондоне и Глазго.


Использует ли кабинет Брауна эту волну, если она окрепнет? Вероятно, все же нет. Великобритания не провозглашала войну с террором безусловным приоритетом, место страны в международных отношениях совершенно иное. Другими выглядят и задачи, которые стоит перед лейбористским кабинетом. Речь идет о модернизации социальной структуры страны, транспортной системы и так далее. Эти реформы едва ли можно осуществлять одновременно с полномасштабной борьбой с террористами.


XS
SM
MD
LG