Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин и Буш: словесные трения исчерпаны, точки соприкосновения не найдены


Результатами встречи в Кеннебанкпорте стали лишь добрые слова президентов в адрес друг друга

Результатами встречи в Кеннебанкпорте стали лишь добрые слова президентов в адрес друг друга

Итоги встречи президентов США и России Кеннебанкпорте подведут сегодня их помощники. Глава МИД России Сергей Лавров и госсекретарь США Кондолиза Райс подпишут документы о сотрудничестве стран в ядерной сфере. А накануне президентам не удалось найти компромисса в вопросе о размещении системы противоракетной обороны США в Европе или на Габалинской РЛС – по альтернативному варианту, предложенному российского стороной.


Неожиданно добрые слова президента Буша о своем госте Владимире Путине стали, судя по всему, самыми заметными результатами встречи в Кеннебанкпорте. Для Джорджа Буша прием Владимира Путина в доме отца был уникальным шагом, никогда прежде президент и его родители не устраивали для зарубежных гостей такого семейного уик-энда. Президент США надеялся, что это поможет сгладить существующие противоречия.


Если верить заявлениям лидеров, накал страстей по поводу прежде острых проблем был в самом деле снижен. По словам Буша, оба они, например, признали опасность иранской ядерной программы. Президент Путин лаконично подтвердил: «Да, Россия готова обсуждать иранский вопрос в рамках Совета безопасности ООН. Помощник президента Буша по национальной безопасности Стивен Хэдли сообщил, что в ближайшие дни будут подписаны несколько соглашений, в том числе американо-российское соглашение касательно предотвращения распространения ядерного оружия, и некий документ, определяющий будущее ядерных арсеналов обеих стран после 2009 года.


Однако по проблемам Косово и, главное, противоракетной обороне президенты твердо продолжали стоять на своем. Причем Владимир Путин, как сходится большинство наблюдателей, начал новую, совершенно неожиданную для президента Буша атаку. Он предложил превратить вопрос противоракетной обороны в тему для обсуждения российско-натовского совета, пригласил присоединиться к ним всех желающих из европейских стран и заявил, что нет никакой нужды в установке на территории восточноевропейский стран радаров и антиракетных комплексов. Взамен же он выдвинул идею не только модернизации радара в Азербайджане силами РФ, но и предложил построить необходимые системы слежения на юге России – имея в виду проект РЛС под Армавиром.


Президент Буш в ответ повторил свой тезис, что компоненты системы должны базироваться на территории Польши и Чехии. Он воспользовался привычной калькой последних месяцев, назвав идеи Владимира Путина интересными и инновационными.
Заключительная пресс-конференция лидеров двух стран в Кеннебанкпорте была, как заметили и репортеры, и наблюдатели, перенасыщена выражением добрых чувств по отношению друг к другу. Даже когда президента Буша спросили о том, поднял ли он в разговорах с президентом Путиным вопрос прав человека в России, Буш ответил «да». Они говорили об этом откровенно, обменялись мнениями, и он понимает, что у российского президента своя позиция по этому вопросу. Иными словами, внешне недавние словесные трений Кремля и Белого дома, кажется, стерты из памяти, однако точки соприкосновения Россия и США так и не нашли.


Встречу Путина и Буша для Радио Свобода прокомментировал московский политический эксперт, ныне профессор Гудзоновского университета Андрей Пионтковский.


- Косово, Иран и противоракетная оборона, решится ли что-либо из этих вопросов в будущем?
- Я бы сказал, что первые две проблемы, они надуманные. Они, собственно, выбраны Москвой для акцентирования того курса конфронтации, который она сознательно преследует. Любой военный специалист в России знает, что никакой угрозы российскому потенциалу сдерживания этот чешский радар и десять польских ракет-перехватчиков не представляют. Между прочим, этот довольно спорный и сомнительный, с точки зрения эффективности, проект вообще бы умер собственной смертью, если бы Москва не подняла такую истерику. Как известно, конгресс очень неохотно выделяет на него деньги.
Большинство чешского населения выступало против, по последним опросам, то же самое в Польше. Но после того как Москва сделала, на мой взгляд, просто глупейшее с точки зрения ее собственных целей заявление о том, что она перенацеливает ядерные ракеты на европейские города, прежде всего на Чехию и Польшу, этот проект стал неизбежным. Потому что для Польши, Чехии или США отказаться от него означало бы признать собственно брежневскую или в варианте брежневско-путинскую доктрину ограниченного суверенитета, что ничего в этих странах не может проходить без разрешения Москвы.
Косово - трагическая проблема, но таких проблем в мире около сотни, конфликты между бунтующей этнической провинцией и центром. Никаких универсальных решений нет. Почему именно она вдруг становится в центре российско-американских отношений? Просто, из внутриполитических соображений Москве выгодно нагнетать антиамериканскую истерию.
Иран - это действительно проблема, здесь интересы двух стран или, вернее, интересы кремлевского режима противоречат интересам Соединенных Штатов. Фактически Москва выполняет роль такой политической и военной крыши иранского проекта ядерного оружия. Я думаю, что расчет Москвы очень прост. Россия, конечно, не хочет ядерной бомбы Ирана, но, блокируя или смягчая и делая бессмысленными все резолюции Совета безопасности по санкциям против Ирана, мы делаем неизбежным рано или поздно израильский или американский удар по ядерным установкам Ирана, которые, с точки зрения интересов Кремля, приведет к целому ряду положительных результатов. И, прежде всего, к резкому, фантастическому повышению цен на нефть, а цена на нефть - это самый главный параметр и стабильности режима, и его международного престижа и положения, и не последняя роль личного богатства людей, которые сегодня правят Россией.


На вопрос, почему Америке перестала быть интересна Россия, РС попытался ответить профессор Стенфордского университета, известный американский политический эксперт, в том числе по вопросам российско-американских отношений Майк Макфолл:
- Есть интерес, конечно, но, начиная с войны против Ирака, просто у них были другие приоритеты. Даже когда я лично общаюсь с людьми в администрации, они говорят так: «Конечно, то, что происходит в России - это плохо, но во времена Ельцина было еще хуже. Конечно, у нас другие ценности, но у нас есть общие интересы и это будет важнее. Да, у нас очень много проблем, но все-таки у нас очень хорошие отношения между Бушем и Путиным, и когда надо, они будут решать все другие проблемы». Но эти три аргумента себя не оправдали. Во-первых, то, что Путин сейчас делает, просто нельзя защищать. Это не естественный процесс, это его процесс, это его политика. Во-вторых, говорят, что интересы важнее, чем ценности. Оказалось, что Путин готов делать вещи, которые даже, очевидно, не в интересах России. И третье, не знаю, верят они сами в это или нет, но они все время говорили, что у них очень хорошие личные отношения. Но сейчас очевидно, что эти личные отношения мало решают вещей, которые для нас важны.


XS
SM
MD
LG