Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Латвии сегодня - День памяти геноцида евреев


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Риге Михаил Бомбин.



Никита Татарский: В Латвии сегодня - День памяти геноцида евреев. 4 июля 1941 года в рижской хоральной синагоге гитлеровцами были заживо сожжены более тысячи граждан еврейской национальности.



Михаил Бомбин: На месте трагедии, то есть там, где была хоральная синагога, открыт мемориал жертвам Холокоста. Во время Второй мировой войны 80-тысячная еврейская община Латвии была уничтожена практически полностью. Выжили единицы. Среди них - латвийский историк Мейер Вестерман.



Мейер Вестерман: Были созданы специальные боевые группы только из латышей, без участия немцев, которые совершили это черное дело. Мы избрали этот день днем памяти жертв еврейского Холокоста в Латвии, потому что это было и так задумано, кстати, немцами, чтобы показать, что евреи не люди, это дается сигнал всем - в провинции, везде, что надо уничтожать евреев. И это делается среди белого дня, при большом стечении народа – дается сигнал к началу всеобщего погрома.



Михаил Бомбин: Да, были каратели, но были и спасатели. Простой латышский докер Жанис Липке, рискуя жизнью, спас из рижского гетто 55 евреев. Рассказывает автор спектакля о Холокосте режиссер Рижского театра русской драмы Геннадий Тростинецкий…



Геннадий Тростинецкий: Дерево, посаженное им в музее "Яд ва-шем" в Израиле, - в пяти метрах от дерева Шиндлера, знаменитой Аллеи Праведников. Это как бы нобелевская премия совести. И действительно, у нас есть восемь свидетельств, потому что вся ситуация, которая возникла в годы оккупации гитлеровской, как и в 1940 году, и та оккупация, и эта оккупация - они ошарашили эту страну. И он мог приходить в гетто, и он мог приходить и брать на работу. Он был человеком совести, человеком в экстремальной ситуации, очень эмоциональным человеком. И, таким образом, вначале он просто у себя дома сделал бункер.



Михаил Бомбин: Это риск был большой, расстрел, по-моему, сразу.



Геннадий Тростинецкий: Не то слово. У него же были дети, жена. Увидев две знаменитые акции уничтожения в гетто, увидев эту кровищу, по улице Лудзы которая текла, увидев этих растерзанных людей, он сказал сыну Зигфриду: запомни это на всю жизнь.



Михаил Бомбин: Именем Жаниса Липке названа одна из рижских улиц.


XS
SM
MD
LG