Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш отменяет тюремный приговор своему бывшему помощнику. Готова ли Северная Корея отказаться от своей ядерной программы? Цены на недвижимость растут, эксперты говорят о «пузыре»


Юрий Жигалкин: Во вторник Джордж Буш властью, данной президенту, отменил часть судебного приговора бывшему главе администрации вице-президента Чейни Скуттеру Либби, осужденному за лжесвидетельство. Многолетнее преследование Либби, как и решение президента освободить его от тюремного заключения, вызвало и горячие эмоции, и серьезные комментарии.



Аллан Давыдов: Президент Буш своей властью смягчил приговор Льюису Скутеру Либби, освободив его от отбывания 30-месячного тюремного срока, но сохранив в силе остальную часть приговора - выплату штрафа в 250 тысяч долларов и сохранение записи о судимости.


Льюис Либби руководил канцелярией вице-президента Дика Чейни. Он был признан виновным в предоставлении ложной информации ФБР и большому жюри, пытавшимся выяснить, кто рассекретил имя сотрудницы ЦРУ, муж которой обвинил Белый дом в использовании непроверенных сведений в качестве предлога для вторжения в Ирак. По самому же факту раскрытия имени агента разведки Валери Плейм обвинение никому не было предъявлено.


Президент Буш считает, что два с половиной года тюрьмы - слишком суровое наказание для Либби.



Джордж Буш: Я принял решение по делу Скутера Либби со всей серьезностью. Я учел его биографию, его пребывание на государственной службе, а также вердикт жюри присяжных. Полагаю, что этот вердикт о его виновности должен остаться в силе. Вместе с тем, считая 30-месячный тюремный срок неоправданно суровой мерой, я принял взвешенное решение, которое считаю правильным для данного дела и на этом решении настаиваю.



Аллан Давыдов: По словам президента, он не исключает, что в дальнейшем может полностью помиловать Либби.


Решение Буша в отношении Либби оживленно комментируют те, кто будет бороться за кресло в Белом доме в 2008 году. Конгрессмен-республиканец Данкан Хантер считает, что Буш нашел золотую середину.



Данкан Хантер: По-моему, это разумное решение, поскольку Скутеру Либби не предъявлялись обвинения в утечке информации как таковой.



Аллан Давыдов: Лидер среди демократических кандидатов в президенты, сенатор Хиллари Клинтон, использует смягчение приговора Скутеру Либби, как новый штрих в создании неприглядного образа администрации Буша.



Хиллари Клинтон: Увиденное нами сегодня - это еще одно свидетельство тому, что нынешняя администрация не питает уважения абсолютно ни к чему, что должно оставаться святым.



Аллан Давыдов: Митт Ромни, республиканский соперник сенатора Клинтон по предвыборной кампании, напомнил Хиллари, что ее муж Билл Клинтон в бытность президентом США издал 457 указов о помиловании. «Он раздавал их как леденцы», - с сарказмом заявил Ромни.


Помилование или смягчение наказаний за федеральные преступления - обычная практика президентов США, предусмотренная конституцией. Часто президенты удовлетворяют соответствующие прошения в массовом порядке перед тем, как покинуть Белый дом, счет помилований может идти на десятки и даже на сотни. Иногда президентские помилования подвергаются резкой общественной критике как политически мотивированные. Самый яркий пример последних десятилетий - освобождение президентом Джеральдом Фордом его предшественника Ричарда Никсона от судебной ответственности по делу о расследовании Уотергейтского скандала. Это решение резко снизило рейтинг Форда и, как считают, обусловило его проигрыш демократу Джимми Картеру на президентских выборах 1976 года.



Юрий Жигалкин: Во вторник стало известно, что Северная Корея готова приступить к замораживанию своего ядерного реактора под надзором инспекторов МАГАТЭ. Этого от нее давно добивались Соединенные Штаты и соседи, обеспокоенные намерениями Пхеньяна. По настоянию Вашингтона и Токио, санкции против Северной Кореи в последние постепенно расширялись. Не исключено, что они сработали.



Ян Рунов: Есть ли, действительно, повод для оптимизма? На этот вопрос отвечает Брюс Клингнер, бывший аналитик ЦРУ, а ныне сотрудник Центра азиатских исследований при Фонде «Наследие» в Вашингтоне...



Брюс Клингнер: Резолюция по банку «Дэльта-Азия» в Макао удовлетворила северокорейские требования. Теперь первой серьёзной проверкой того, насколько Пхеньян действительно готов отказаться от ядерного оружия, станет раскрытие секретных данных: Северная Корея должна будет назвать все свои ядерные объекты, включая те, где проводится обогащение урана и где хранится ядерное оружие. Именно это станет показателем, отказывается ли Северная Корея от ядерного оружия.



Ян Рунов: Можно ли назвать эту первую фазу шагом вперёд в процессе ядерного разоружения Северной Кореи?



Брюс Клингнер: Да, это прогресс. Но на пути к нему были допущены некоторые ошибки и излишние уступки. В частности, США согласились решить вопрос о размораживании счетов, хотя он не был связан с вопросом о ядерном оружии. Северокорейские счета были заморожены в банке Макао в связи с отмыванием денег, а не с ядерной программой. Решение уступить Пхеньяну лишило Соединенные Штаты гибкости в переговорах.



Ян Рунов: Если всё же наметился определённый прогресс, могут ли принципы ведения переговоров с Северной Кореей лечь в основу аналогичных переговоров с Ираном?



Брюс Клингнер: Это покажет время. Пока мы не убедимся, что Северная Корея действительно отказалась от создания ядерного оружия, мы не можем с уверенностью сказать, что надо использовать такие же методы в переговорах с Ираном. Соединенные Штаты пошли на предварительные уступки, которые, на мой взгляд, были не обязательны, и это было воспринято как слабость США и в Северной Корее, и в Иране.



Ян Рунов: Ожидаете ли вы, что Россия, после встречи Путина с Бушем, начнёт играть более активную и более конструктивную роль в переговорах как с Северной Кореей, так и с Ираном?



Брюс Клингнер: Россия - участник шестисторонних переговоров с Пхеньяном, но не слишком весомый. Кремль обычно солидаризировался с Китаем и, вслед за Китаем, стоял во многих вопросах на стороне Северной Кореи. Ожидаю ли я, что роль России здесь изменится? Нет, не ожидаю.



Ян Рунов: Ядерный реактор в Йонгбене должен быть закрыт к середине июля, после чего, в соответствии с договорённостью, постепенно должны быть демонтированы и другие ядерные объекты.



Юрий Жигалкин: Цены на недвижимость в Нью-Йорке попирают все известные представления о разумных, рыночных пределах стоимости жилья, они безостановочно стремятся ввысь, словно только небо, как говорят американцы, может стать препятствием их росту. Во вторник ведущие нью-йоркские фирмы по продаже недвижимости сообщили, что средняя цена проданной на Манхэттене квартиры достигла миллиона 300 тысяч долларов, стоимость квадратного метра жилья поднялась за год на 13%. Нью-йоркская лихорадка на рынке недвижимости, впрочем, редкое светлое пятно на все более блеклом общеамериканском фоне - стоимость новых домов падает, и, хотя владельцы жилья упорствуют, не желая продавать свои дома дешевле, эксперты предсказывают, что жестокая реальность, в конце концов, возьмет верх, а нью-йоркский феномен может быть лишь свидетельством того, что гигантский пузырь цен на глобальном рынке недвижимости готов лопнуть. По словам экономистов, гигантский скачок цен на недвижимость в последнее десятилетие выглядит аберрацией. Вот что говорит сотрудник Гуверовского института профессор Михаил Бернштам....



Михаил Бернштам: Данные с 1890 по 2007 год показывают, что в реальном исчислении жилье, несмотря на высокий рост населения в Соединенных Штатах, росло в среднем в реальном исчислении с поправкой на инфляцию меньше чем на 1% в год. А с 1999 года по 2006 год цены в Соединенных Штатах в среднем росли по 7-8% в год, цены на жилье. Это очень высокий рост, исторически беспрецедентный. В Нью-Йорке - еще выше: за последние пять лет цены выросли на 74%. Рост, который произошел именно сейчас, в 2007 году, специалисты объясняют тем, что они говорят, что это эффект Уолл-стрита, они говорят, что это происходит от того, что заработная плата в финансовом секторе не является главным источником дохода, главным источником дохода являются премии, которые выплачивают в конце года крупными суммами, и тогда люди, сразу получив крупную сумму, вкладывают ее - либо покупают жилье, либо продают старое жилье, покупают новое, более дорогое. То есть вот такая форма оплаты плюс рост доходов работников финансового сектора в Нью-Йорке очень сильно влияют на рост цен на жилье именно в этом сегменте, то есть в Нью-Йорке и прежде всего в Манхэттене.



Юрий Жигалкин: Но не слишком ли это слабые стимулы? Не опередили ли цены экономический базис?



Михаил Бернштам: Когда цены забегают вперед, забегают вверх выше своей исторической тенденции, они должны упасть. В краткосрочной перспективе они должны упасть. По-видимому, в высокоразвитых богатых странах существуют такие примерно 20-летние волны - 10 лет цены идут резко вверх, потом 10 лет они падают, и они возвращаются к своей исторической тенденции, то есть они никогда не падают в долгосрочной перспективе за исключением, конечно, периода Великой депрессии 30-х годов.



Юрий Жигалкин: А как же японский опыт? Ведь тот, кто купил недвижимость на пике японского бума в начале 90-х годов, до сих пор теряет почти половину вложенных капиталов.



Михаил Бернштам: Разумеется. А те, кто купил японские акции на пике бума, потеряли еще больше. Дело в том, что в Японии как раз... Япония дает нам прекрасный пример, потому что Япония уже прошла этот цикл полностью, эту волну. С 1980 года по 1992-1993 год цены на жилье в Японии выросли вдвое. А в последующие 12-13 лет, до середины 2000-х годов, цены на жилье упали, и в 2005 году цены на жилье были примерно на 10% выше, чем в 1980 году. То есть в реальном исчислении, естественно, с поправкой на инфляцию, примерно там, где цены были бы, если бы они просто ровно повышались по своей исторической тенденции на 0,5%-1% в год.



Юрий Жигалкин: Может ли оказаться, что сейчас цены на недвижимость взобрались, достигли пика, откуда дорога может быть только одна - вниз?



Михаил Бернштам: Вполне возможно. Поэтому в принципе никому нельзя рекомендовать спекулировать жильем, также как нельзя рекомендовать спекулировать акциями и другими финансовыми инструментами по той простой причине, что человек никогда не знает, в краткосрочной перспективе, пойдут ли они вверх или пойдут они вниз.


XS
SM
MD
LG