Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Ковалев о роли института уполномоченного по правам человека в России


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Ольга Вахоничева.



Виктор Нехезин: Российский институт по правам человека - это бюро жалоб, которое не решает острых вопросов и серьезных проблем общества. Так считает президент Общественного института прав человека Сергей Ковалев. Более подробно о действующем институте российских уполномоченных по правам человека - в интервью первого омбудсмена России Сергея Ковалева корреспонденту Радио Свобода Ольге Вахоничевой.



Ольга Вахоничева: Сергей Адамович, как вы охарактеризуете роль института уполномоченного по правам человека в России?



Сергей Ковалев: Если бы мы стремились, создавая первый проект закона, который потом существенно изменился, но концепция его все-таки осталась... Мы имели в виду внедрить в России международный опыт. Это фигура конституционная, уже тем самым она чрезвычайно авторитетна, но фигура, лишенная властных полномочий. Это очень существенная характеристика всей службы омбудсмена. Это позиция, наделенная очень серьезным авторитетом, но лишенная возможности распоряжаться. По-моему, это важно, а дальше уже вопрос о национальной традиции. Скажем, мне много в свое время приходилось общаться с уполномоченными разных европейских стран. Принятая в мире традиция состоит в следующем: если омбудсмен вмешался в какое-то ведомственное или судебное решение, то его мнение всегда бывает учтено. Вслед за этим вмешательством следует очень подробное решающее обсуждение ситуации, в которую он вмешался. Мнение омбудсмена по делу, как правило, кладется в основу нового решения.



Ольга Вахоничева: А насколько велики возможности и широк круг обязанностей российских уполномоченных? Зависимы ли они от государственной власти?



Сергей Ковалев: Это зависит от того, кто омбудсмен. Это вопрос о том, как эта фигура строит свои отношения с властью. Я - первый омбудсмен, я же первый отрешенный от должности. Я был отрешен за свои протесты против войны в Чечне. Вот вам ответ на вопрос: а зависим ли от власти омбудсмен?



Ольга Вахоничева: У нас сегодня в России преобладают какие уполномоченные? Как они строят свои отношения с властью?



Сергей Ковалев: Мне трудно ответить на этот вопрос. Я думаю, что в разных регионах разные. Я думаю, что центральная служба, то есть Владимир Петрович Лукин… он представитель концепции "с властью не надо ссориться". Он представитель сугубо практической тенденции добиваться смягчения положения с правами человека в той или другой сфере этого права не путем конфликта с властью, а путем достижения компромиссов. Я думаю, что это тенденция, которая сулит некоторые успехи, некоторые локальные успехи. Но она не ставит острых вопросов в самых болезненных местах. Ну, скажем, эта тенденция не ставит вопроса о военных действиях и поведении военных властей в горячей точке, это тенденция малых дел и не тенденция кардинальной постановки проблемы. Я не сторонник такой тенденции, но я понимаю, что локальные успехи она обеспечивает гораздо больше, нежели тенденция полной независимости.



Ольга Вахоничева: Сергей Адамович, что, на ваш взгляд, нужно изменить в механизме действия института уполномоченного по правам человека в России?



Сергей Ковалев: Я думаю, что это как раз и есть вопрос о независимости. У нас в Конституции написано нечто о принципе разделения властей. Эта конституционная норма относится, конечно, к властям - законодательной исполнительной и судебной. Я бы сказал, что по своей природе служба уполномоченного не является отдельной ветвью власти, но она причастна к правовым проблемам, она должна быть независима. Это записано и в законе. Более того, рассмотрение потока частных жалоб не есть единственная функция службы уполномоченного. Я думаю, что постановка кардинальных вопросов очень важна. Например, вопросов и о том, как соблюдаются конституционные нормы в стране.



Ольга Вахоничева: Доверяют ли россияне этой структуре сегодня?



Сергей Ковалев: Я думаю, что они не очень осведомлены об этой структуре. То есть, конечно, я думаю, что служба уполномоченного получает огромный поток жалоб, и это естественно и неизбежно, но этот поток составляет ничтожная часть населения. Спросите на улице, кто знает об этой службе, думаю, что почти что никто. А ведь острых проблем в области права, в том числе в области конституционного права, огромное количество. Это, опять-таки, вопрос о приверженности real politic или концептуальным вопросам права в большом и трудном государстве.


XS
SM
MD
LG