Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партнеры и союзники. Часть первая. Иран; Дела пострадавших в Чечне на рассмотрении Европейского суда по правам человека; Новые формы телевизионного сотрудничества между Россией и Азербайджаном; Какую единую детскую организацию хотят возродить в России




Партнеры и союзники. Часть первая. Иран.



Ирина Лагунина: Помните эту застревающую в голове формулировку политического устройства феодального общества: вассал моего вассала – не мой вассал. В принципе, она действует и в современном мире, в международных отношениях. Враг моего врага не всегда враг мне. Как и друг моего друга. Но можно ли сказать, брат моего брата – не мой брат? Как-то не выходит. Брат моего брата – все-таки мой брат. Получается большая дружная семья. И как тут быть, если президент Венесуэлы Уго Чавес сначала называет братом Владимира Путина, а потом братается с президентом Ирана Махмудом Ахмадинеджадом. Но мы, собственно, собираемся говорить не о братстве, а о партнерстве, вернее, о тех странах, которых нынешнее российское руководство избрало в качестве партнеров и союзников. Думаю, вряд ли кто-то станет отрицать, что одним из важнейших партнеров России является Иран. Россия поставляет в эту страну оружие, строит там атомную электростанцию и, что самое главное, используя свое место в Совете Безопасности ООН, прикрывает нынешний иранский режим от чрезмерного международного давления из-за неясностей, неоднозначного характера и постоянного сокрытия фактов в иранской ядерной программе.


Итак, Иран – страна с населением в 68 миллионов человек. 70 процентов населения – молодежь в возрасте до 30 лет. С 1979 года страна является исламской республикой. Стремительный рост и омоложение населения произошли именно после 1979 года, поскольку аятоллы запретили все средства контроля за рождаемостью. Правда, потом духовенство, столкнувшись с проблемой такого же стремительного обнищания, как и роста, населения, открыло государственную программу стерилизации.


Президент страны Махмуд Ахмадинеджад был избран на этот пост в 2005 году. В историю страны он явно войдет как самый популистский лидер.



Махмуд Ахмадинеджад: Они должны знать, что Иран – большая страна. Кто-то даже скажет, что Иран – как лев, сидящий спокойно в углу. Но наш совет: не играйте с хвостом льва.



Ирина Лагунина: Ну а в международной политической истории он останется, может быть, даже не столько как чемпион иранской ядерной программы, сколько как первый лидер Ближнего Востока в 21 веке, который решил, что Холокоста не было, а Израиль просто не имеет права на существование.



Махмуд Ахмадинеджад: С божьей помощью кнопка обратного отсчета момента разрушения Израиля уже нажата руками ливанских и палестинских детей. Бог поможет, и мы уже в ближайшее время станем свидетелями крушения этого режима.



Ирина Лагунина: В отличие от многих соседей по Ближнему Востоку, в Иране более или менее регулярно проводятся выборы, существует парламент, который может даже вынести решение о дисквалификации президента страны. Однако это решение, как и все другие шаги, предпринимаемые любыми политиками страны, должно быть одобрено шиитским духовенством. Духовный лидер аятолла Хаменеи, впрочем, ограничивает власть не только парламента, но и президента. В Иране не президент Ахмадинеджад, а аятолла Хаменеи является верховным главнокомандующим. Духовенство же рекомендует и кого выдвигать кандидатами на всенародное голосование. Очередные парламентские выборы должны состояться в начале следующего года. Ну а нынешний предвыборный этап развития страны, как водится во всех подобных режимах, отмечен наступлением на гражданские и политические права общества. Один из последних шагов – запрет на негативные публикации о вводе рационов на бензин. Дело в том, что бензин в Иране по-прежнему дешевле минеральной воды. Но в стране, богатой не только нефтью и газом, но и целым набором дорого сырья, нет нефтеперерабатывающих мощностей. 40 процентов потребляемого бензина импортируется. Правительство, пришедшее к власти на волне популизма, не решилось повышать цены на энергоносители. В результате в бюджете образовалась огромная дыра. Было принято решение ограничить субсидированную квоту на бензин на водителя - в месяц до 100 литров. В ходе бензиновых протестов полиция арестовала 80 человек. Мы беседуем Мы беседуем с профессором университета штата калифорния в Нортридже Найере Тохиди и профессором социологии Университета Лос-Анджелеса Каземом Аламдари. В последнее время режим Ахмадинеджада повел мощное наступление на гражданское общество. Были арестованы 30 активисток женского движения. Под угрозой существование 8 тысяч неправительственных организаций. За весну полиция нравов задержала 150 тысяч человек за одежду, оскорбляющую исламские чувства. Что произошло? Почему режим перешел к репрессиям? Что не сработало в пропагандистской машине? Казем Аламдари:



Казем Аламдари: По-моему, все это было весьма предсказуемо. Когда он пришел к власти, он предложил план, который просто невозможно претворить в жизнь. Он раздавал обещания, но они ничем не были подкреплены. И многие аналитики уже в 2005 году предсказывали, что через год-два он перейдет к репрессиям вместо того, чтобы выполнять обещания. Он уже не может ничем другим ответить на оппозиционные голоса. Так что одна из причин, по которой режим проводит репрессии против такого широкого круга социальных групп, - это его неспособность выполнить экономические обещания. А одним из главных обещаний в ходе предвыборной кампании было обещание принести нефтяные деньги на обеденный стол каждой иранской семьи. Этого не произошло. Наоборот, уровень инфляции за последний год подпрыгнул на 18 процентов. И бедные слои, и даже низ среднего класса, особенно государственные служащие, уже просто не могут содержать свои семьи – инфляция за два года составила 30 процентов. Вот в этом и состоит экономическая причина его наступления на оппозицию.



Ирина Лагунина: А политические причины есть?



Казем Аламдари: Приближаются парламентские выборы. Они должны состояться через 5-6 месяцев. Так что еще одна причина, по которой он начал бороться с гражданским обществом и оппозиционными политическими партиями, - он не хочет, чтобы они прошли в парламент. Режим пытается создать ситуацию, при которой партии и политики, выступающие за реформы, не смогут принимать участи в предвыборной кампании и не смогут пройти в большинстве в законодательный орган или даже сохранить в нем свои предыдущие позиции.



Ирина Лагунина: Спасибо, Казем Аламдари. Найере Тохиди, какое отношение к политике имеют 30 арестованных активисток женского движения?



Найере Тохиди: Обычно, как показывает 28-летняя история существования исламского режима, в моменты политического или экономического кризиса, в моменты, когда режим попадает под международное давление или начинает терять популярность и поддержку в обществе, женщины становятся первой жертвой репрессий и нападений. И не только активистки женского движения попали под давление за последние несколько месяцев, но и студентки, работающие женщины, учителя. Учителям вообще в последние несколько месяцев не платили зарплату. И как уже отметил Казем Аламдари, экономические провалы правительства Ахмадинеджада, правительства, которое пришло под лозунгом правительства сострадания, которое обещало заботиться и думать о народе, привели к тому, что Ахмадинеджад потерял не только поддержку в целом в обществе, но и многих своих собственных сторонников. Но дело не только в экономических проблемах. Немалую роль играет и дипломатический кризис вокруг ядерной программы. Они создали ситуацию, в которой над страной висит угроза нападения с Запада, а это породило паранойю в мышлении и подходах правительства. Ахмадинеджад боится всего и всех, кто может поставить под сомнения его действия. Правительство не уверено в себе, он сам потерял свою былую популярность, даже те, кто за него голосовал, сейчас подумают дважды. Так что сейчас играют все эти факторы вместе.



Ирина Лагунина: Прерву и поясню, что в отличие от президента Путина, президент Ахмадинеджад еще не избирался на второй срок и вполне может выставлять свою кандидатуру на выборах в 2009 году. Но что собой представляет женское движение в Иране?



Найере Тохиди: Женское движение в стране в последние годы набирает силу. Особенно активными женские организации стали в последнее время. В стране началась кампания по сбору подписей – она так и называется Кампания за миллион подписей. Коалиция женских организаций пытается собрать этот миллион подписей и представить их в парламент, чтобы потребовать от законодателей изменить законы и сделать их более равноправными. Особенно это касается законов, окружающих семью. Эти законы полностью поддерживают сторону мужчины и целиком и полностью направлены против женщин. И эта кампания по сбору подписей тоже породила напряжение и опасения в правительстве Ахмадинеджада. Знаете, женщины создали на редкость открытое гражданское движение. В нем не было ничего воинственного, оно не представляло собой угрозы. Но их сейчас обвиняют в том, что они представляют собой угрозу национальной безопасности страны. Как сказала недавно лауреат Нобелевской премии мира Ширин Эбади, если женщины требуют полигамии, то какое отношение это имеет к национальной безопасности? Но они используют этот лозунг угрозы национальной безопасности страны, потому что они сами создали атмосферу непосредственной угрозы из-за рубежа. А в такой атмосфере им легче заставить людей замолчать. Достаточно только сказать: ваши действия помогают внешним врагам. Все это очень грустно.


Кстати, я хотела воспользоваться моментом и спросить наших слушательниц в России. Почему мы никогда не получали поддержки от российских феминисток, от российских женских организаций? Мы получаем огромную международную поддержку – из Европы, из США, их Канады, из Индии, с Ближнего Востока, почти отовсюду. Но нам не удалось завязать контакты с нашими российскими сестрами.



Ирина Лагунина: Как раз во вторник суд приговорил 24-летнюю иранскую активистку почти к трем годам тюрьмы и 10 розгам за участие в неразрешенной властями демонстрации. Реакция лауреата Нобелевской премии мира Ширин Эбади:



Ширин Эбади: Вызывает удивление, когда в ответ на простое требование молодой девушки, студентки университета, чтобы у нее были такие же права, как у ее брата, к ней применяются такие меры.



Ирина Лагунина: Мы продолжим разговор о современном иранском обществе с профессорами Найере Тохиди и Каземом Аламдари в следующем выпуске программы.



Дела пострадавших в Чечне на рассмотрении Европейского суда по правам человека.



Ирина Лагунина: В четверг Страсбургский суд планирует вынести решение по очередному чеченскому делу. За последний месяц это уже второй подобный вердикт . 21 июня Европейский суд по правам человека признал Россию виновной по делу жительницы Чечни Зуры Битиева. Суд обязал Россию установить ответственных за существование СИЗО "Чернокозово" и за бесчеловечные условия содержания в нём". Суд единогласно признал, что задержание Зуры Битиевой было произведено 25 января 2000 года без соблюдения гарантий, предоставленных Европейской конвенцией по правам человека и российским правом: не было решения прокурора о её задержании, не было предъявлено и никаких обвинений. Однако она более месяца провела в заключении в условиях, признанных Европейским судом бесчеловечными и унижающими человеческое достоинство. Зура Битиева содержалась в СИЗО "Чернокозово", правовой статус которого не был урегулирован. Суд также признал, что убийство Зуры Битиевой и членов её семьи в мае 2003 года было произведено российскими военнослужащими, а властями России не было проведено эффективного расследования. Рассказывает Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Зура Битиева, говорит адвокат по делу Кирилл Коротеев, была одна из первых заявительниц в Страсбургский суд из Чеченской республики. Ее жалоба датирована апрелем 2000 года и связана с незаконным арестом и содержанием в Чернокозово, а также применением пыток. О том, как начиналось ее дело, рассказывает сотрудник правозащитного общества «Мемориал» Александр Черкасов.



Александр Черкасов: Дело Зури Битиевой отличается от предыдущих чеченских дел, рассмотренных Европейским судом по правам человека. Прошлые дела были о бомбежках, зачистках, исчезновениях людей, а тут исходное заявление было о чем – о незаконном задержании и заключении, о пытках, о том, что бывает всюду по России. 21 января 2000 года Зуру Битиеву доставили в заведение, которое тогда официально даже изолятором временного содержания не считалось. Оно функционировало как преемник-распределитель для бомжей. Это Чернокозово тогда такой статус имело. Там 70-летнюю женщину 24 дня держали, пытали, чуть не уморили, сердце стало отказывать и ее увезли оттуда в больницу. Обвиняли, правда, не в бродяжничестве, а в других делах. В марте 2000 года Зуре выдали документы, что она ни в чем невиновна. Она обратилась в Страсбург. За что ее задержали? Она была известная активисткой по первой и по началу второй чеченской войны, устраивала антивоенные митинги. Но и после освобождения из Чернокозово она не успокоилась. Когда зимой 2003 года в районе села Капустино было обнаружено массовое захоронение людей, ранее похищенных «эскадронами смерти» из числа сотрудников федеральных силовых структур, Зура Битиева участвовала в выступлениях. Они требовали эксгумации, опознания. Тогда на нее и на ее семью начали оказывать давление.



Андрей Бабицкий: Факт подачи заявления в Страсбургский суд Зурой Битиевой не остался незамеченным и кто-то принял решение - убить заявительницу.



Александр Черкасов: В ночь на 21 мая 2003 года к ним в дом пришли люди в камуфляжной форме с оружием. Правда, кое-кто из тех, кто находился в доме, выжил. Сын Зуры, ночевавший в соседнем строении, увидел, что во двор входят вооруженные люди, застелил кровать и спрятался за креслом. Те, кто обследовал этот дом, решили, что никого нет. Когда он прибежал после ухода этих людей в то помещение, где была остальная семья, он увидел и Зуру, свою мать, и своего отца и других родственников убитыми. Только его малолетний годовалый сын был жив, он лежал в луже крови, рот был заклеен скотчем.



Андрей Бабицкий: После смерти Зуры Битиевой дело не было прекращено, просто в нем появился новый заявитель. Дочь Зуры осталась жива только потому, что на момент убийства ее не оказалось в доме. В деле она проходит под псевдонимом Икс, поскольку опасения за судьбу остающихся в Чечне родственников признаны судом оправданными.



Александр Черкасов: В 2005 году дело признано приемлемым. Теперь семь с лишним лет спустя вынесено решение: российские власти признаны виновными и в нарушении прав Зуры Битиевой в ходе ее содержания в Чернокозово, и в убийстве ее семьи. Теперь родственники должны получать 85 тысяч евро. Но этим не ограничиваются действия российской стороны, которые она должна совершить после вердикта Европейского суда. Дело в том, что нужно изменить всю практику, которая привела к этим преступлениям. Нужно расследовать эти преступления, расследовать деятельность Чернокозово зимой 2000 года, расследовать деятельность «эскадрона смерти», расследовать убийства в станице Калиновской в ночь на 21 мая 2003 года. Надо сказать, что станица Калиновская - это не то место, где могли бы бегать боевики. Там рядом военный аэродром, военная база, это особо охраняемая территория, перекрытая блокпостами. В ту ночь кроме семьи Зуры были убиты еще два человека. Тех, кто пришел и кто убивал, видели жители Калиновской. В частности, одну из соседок Зуры тоже подняли с постели, потребовали паспорт, сверили паспорт, сказали – нет, не она. Паспорт потом нашли рядом с телом Зуры. Это преступление теперь нужно расследовать.



Андрей Бабицкий: Но и обязательства провести расследование всех обстоятельств по конкретному делу – это не все. Помимо прочего российские власти должны внести изменения в правоприменительную практику и в законодательство, чтобы устранить причины и условия подобных преступлений. Говорит адвокат по делу Кирилл Коротеев.



Кирилл Коротеев: Очень часто все-таки выводы суда имеют достаточно важное значение и могут влиять и на другие дела. Например, в деле Битиевой суд признал, что СИЗО Чернокозово функционировало незаконно, поскольку не было никаких правовых норм, предусматривавших его статус. Суд сказал, что в демократическом государстве невозможно, чтобы человек содержался в месте лишения свободы или предварительного заключения, существование которого не было никоим образом предусмотрено в национальном праве. Кроме того, суд в предыдущих делах так же определил ряд важных принципов, касающихся, например, планирования вооруженных операций. Суд прямо указал, что главной целью любой вооруженной операции должно быть спасение жизни гражданского населения, что, к сожалению, как мы знаем из российской практики, далеко не всегда правда для российских властей.



Андрей Бабицкий: Между тем практика исполнения российскими властями решений международного суда не внушает большого оптимизма.



Кирилл Коротеев: С денежными обязательствами особых проблем не возникает, Россия платит и это делается регулярно. С остальными обязательствами Россия не столь хороша в их исполнении. И здесь в отношении расследований и преследовании виновных, как правило, в комитет министров поступают отписки в духе «уголовное дело возобновлено» или «уголовное дело возбуждено», и все. В отношении, допустим, изменения законодательства и правоприменительной практики, которая тоже требуется в связи с решением Европейского суда, российские власти еще более молчаливы и уклончивы.



Андрей Бабицкий: На подходе еще несколько чеченских дел.



Кирилл Коротеев: 5 июля будет Алихаджиев и дальше 12 июля Магомад Магомадов - это исчезновение еще одно. Так что дела продолжаются. Просто в ближайшую неделю будет еще два решения.



Андрей Бабицкий: Александр Черкасов, тем не менее, считает, что в единичных случаях решения Европейского суда могут способствовать позитивным изменениям в России, но речь не идет о полноценном сотрудничестве и готовности различных российских ведомств следовать обязательным для них предписаниям.



Александр Черкасов: К сожалению, нет главного – нет системных изменений в российской правоприменительной практике вслед за этими решениями. Это зависит от ведомств. Например, тюремное ведомство российское в свое время использовало решение Европейского суда как некий таран в общении с вышестоящим начальством: вы видите, нам нужно делать то-то, то-то, иначе к России последуют новые иски, нужно будет новые выплаты делать. И в общем существенные изменения в нашей тюремной системе были сделан. Другие ведомства стараются не делать ничего. Ведь спектр дел широкий, не только чеченский, но, например, экологический. Вот выиграно в последние годы несколько дел, касающиеся проживающих в так называемых санитарно-экологических зонах промышленных объектов. В России это миллионы человек. И деятельность Европейского суда и главное - внедрение его решений в отечественную практику касается жизни гораздо большего числа людей, чем это подозревают.



Андрей Бабицкий: Вхождение в Совет Европы, накладывающее серьезные правовые обязательства, явилось для Российской Федерации во многом чисто формальным актом. Ни по одному из 11 чеченских дел, уже рассмотренных Европейским судом, не было проведено соответствующего расследования, а лица, напрямую обвиненные в совершении преступлений, так и не привлечены к ответственности. Одним из наиболее вопиющих случаев невыполнения судебного решения стало дело Яндиева, расстрелянного в январе 2004 года у селения Аханкала. В распоряжении суда оказалась пленка, снятая журналистами телекомпании CNN . На кадрах, запечатлевших расправу, хорошо видно как генерал Александр Баранов, поговорив с пленным, дает указание подчиненным увести его и расстрелять. Яндиева уводят, звучит выстрел. По решению Страсбургского суда Александр Баранов должен был быть привлечен к ответственности по обвинению в убийстве, однако ничего подобного сделано не было. И вовсе не потому, что местонахождение подозреваемого невозможно было установить, ныне генерал Баранов возглавляет Северокавказский военный округ.





Новые формы телевизионного сотрудничества между Россией и Азербайджаном.



Ирина Лагунина: Россия и Азербайджан переходят на новую форму сотрудничества в сфере телевизионного вещания. В ближайшие дни (предварительно 10 июля) должно быть подписано соглашение между двумя странами об обмене телевизионными сигналами. Согласно договорённостям, вещание телевизионной компании «Россия» на территорию Азербайджана будет осуществляться в обмен на вещание одной из бакинских телекомпаний на территорию Москвы, Подмосковья, Петербурга и Дагестана. Эксперты считают, что данное соглашение может быть использовано другими постсоветскими странами как пример в области телевизионного сотрудничества. Рассказывает Олег Кусов.



Олег Кусов: Вопрос о вещании российских телевизионных каналов на территорию Азербайджана попал в центр внимания официального Баку в конце прошлого года. Тогда Национальный телерадиосовет Азербайджана принял решение о прекращении наземного вещания всех иностранных телекомпаний, в том числе Первого канала и телеканала «Россия». Руководство телерадиосовета считает, что это решение отвечает азербайджанскому законодательству и международным нормам. Слово нашему корреспонденту в Баку Фариду Арифоглу.



Фарид Арифоглу: 10 января 2007 года азербайджанская сторона официально информировала Россию о своем выходе из межправительственного соглашения о трансляции программ российских телеканалов на территории Азербайджана от 1995 года. Как считает председатель Национального телерадиосовета Азербайджана Нуршираван Магеррамли, решение о прекращении вещания иностранных телеканалов соответствует как национальному законодательству, так и международной практике.



Нуршираван Магеррамли: В виду того, что в первые годы независимости в Азербайджане действовал всего один государственный телеканал, была потребность в вещании иностранных телевидений для предоставления зрителям альтернативных возможностей. Но сейчас ситуация изменилась. Сегодня в Азербайджане действует 6 общенациональных каналов. Поэтому после анализа ситуации мы решили положить конец практике одностороннего наземного вещания российских телеканалов в Азербайджане. Однако, учитывая высокий уровень отношений между Азербайджаном и Россией и исходя из необходимости углубления сотрудничества, мы пошли на соглашение с российской стороной. С обеих сторон были созданы рабочие группы для поиска путей решения вопроса. На сегодняшний день достигнуты договоренности, что один из российских каналов будет вещать на территории Азербайджана, а один азербайджанский канал в России.



Фарид Арифоглу: По его словам, рабочими группами уже подготовлен и согласован проект соответствующего межправительственного соглашения. Этот документ будет подписан максимум на три года. В специальной статье оговаривается, что стороны не будут вещать программы, направленные против территориальной целостности, суверенитета и независимости друг друга. На вопрос, каким именно телеканалам будет предоставлено право вещания, господин Магеррамли ответил, что если речь идет о подписании межправительственного соглашения, то стало быть эфир должен быть предоставлен государственным телеканалам РТР и СТВ. Но если российская сторона захочет вещать ОРТ, то и Азербайджан будет транслировать в Россию свой общественный канал. Говоря о пропорциональности вещания, Магеррамли сказал, что территории двух стран несопоставимы и потому говорить о симметричности в этом вопросе было бы неправильно. Азербайджанское телевидение будет вещать только в регионы компактного проживания азербайджанцев. Господин Магеррамли выразил уверенность, что межправительственное соглашение будет подписано к 10 июля и вещание российского телевидения в Азербайджане будет продолжено.



Олег Кусов: К решению о прекращении вещания российских телеканалов на территорию Азербайджана официальный Баку подтолкнула российская сторона, считает политолог Алексей Ващенко.



Алексей Ващенко: Это тот самый случай, когда русская пословица говорит: пошли за шерстью и пришли сами стриженными. Российская Федерация выступила с предложением к азербайджанской стороне оплачивать их сигнал, который распространяется в Азербайджане - это Первого канала. Азербайджанское руководство пришло к выводу, что тогда им содержать этот сигнал очень дорогое удовольствие, и азербайджанское руководство пришло к выводу, что надо отказаться от вещания, тем более и до этого хватало конфликтов.



Олег Кусов: К тому же у азербайджанских телезрителей накопились претензии к программам российских компаний. Как правило, эти претензии были связаны с освещением российскими тележурналистами темы Нагорного Карабаха. Продолжает наш корреспондент в Баку Фарид Арифоглу.



Фарид Арифоглу: В свою очередь независимый эксперт, директор Азербайджанского института прав медиа Рашид Гаджилы считает, что решение национального телерадиосовета в первую очередь было связано со случаем необъективного освещения карабахского конфликта в эфире российских телеканалов. Баку тем самым, по мнению господина Гаджилы, дал понять, что не намерен дальше терпеть такого положения дел и может вовсе отключить российские каналы из своего российского пространства.



Рашид Гаджилы: Я думаю, что это связано с тем, что в российских каналах несколько раз проходили такие материалы, которые очень чувствительно воспринимались нашими телезрителями, нашим правительством. Особенно то, что касается тематики Нагорного Карабаха и конфликта между Азербайджаном и Арменией. Много раз считали , что события в Нагорном Карабахе и в Армении освещается однобоко и не в пользу Азербайджана.



Фарид Арифоглу: Но не только с карабахским вопросом было связано решение национального телерадиосовета, другая причина заключалась в общей тенденции исключения из телепространства Азербайджана передачи на других языках. Ранее национальный телерадиосовет обязал местные телеканалы осуществлять дубляж на азербайджанский язык всех фильмов и телепрограмм на иностранных языках. Это ограничение не коснулось фильмов на турецком языке, понятном азербайджанскому зрителю.



Рашид Гаджилы: Здесь имелись в виду фильмы на русском языке и передачи на русском языке. После этого было такое решение.



Олег Кусов: Говорил директор Азербайджанского института прав медиа Рашид Гаджилы.


Российский политолог Александр Караваев считает, что официальному Баку удалось извлечь из создавшейся ситуацию и идеологическую выгоду. Прежде о трансляции сигнала азербайджанского телевидения на российскую территорию не могло быть и речи. Смотреть в России Бакинские телевизионные программы можно было только при помощи спутниковой антенны или Интернета. Это значит, что большинству азербайджанского населения в России эти программы были недоступны.



Александр Караваев: Сам факт того, что страна будет иметь возможность вещания в наиболее густонаселенном азербайджанцами регионе – Дагестан, Москва, Московская область, Санкт-Петербург - это уже заслуживает внимания и позитивного комментария со стороны наблюдателей. Потому что это действительно неплохое решение, с учетом того, что конфликт развивался частично как политический, частично как экономический, связанный с тем, что были проблемы с оплатой рекламы. С другой стороны, Азербайджан каким-то образом своими нормативными документами зафиксировал правовые нормативы вещания иностранных каналов на своей территории. Тем самым вся эта проблема ушла в нормативно-правовую основу, теперь все будет решаться значительно легче. В общем-то неплохой пример для других стран СНГ в двустороннем сотрудничестве.


Любое решение в изменении информационного пространства, я имею в виду в расширении этого пространства и как бы в создании нового информационного канала, преследует отчасти и идеологические основания. В этом русле Азербайджан может пропагандировать свои вещи связанные с внешней политикой, допустим, каким-то образом мобилизовывать силы диаспоры в России. Все это будет зависеть от того, какие программы будут вещаться в России. Сейчас говорить достаточно сложно. Я так понимаю, что это будет не в чистом виде вещание общественного телевидения Азербайджана. Я думаю, что разумно сделать нечто, что сделала Россия с «РТР Планета». Частично информационный поток идет, который внутри страны, плюс какие-то передачи специальные, рассчитанные на внешнего зрителя, на внешнего телевизионного наблюдателя. В этом ключе Азербайджан может оказывать воздействие не прямое, а опосредственное, но в принципе это один из каналов влияния, о котором Ильхам Алиев часто говорит в контексте приближения решения карабахского конфликта.



Олег Кусов: Получается, что Азербайджан будет иметь больше возможностей воздействовать на российскую территорию, чем другие постсоветские страны?



Александр Караваев: В определенном смысле - да. Но тут не надо забывать, что главная цель не просто вещание на российскую аудиторию, а на аудиторию российских азербайджанцев. Второй уровень - это непосредственное вещание как бы на всю аудиторию вместе. При желании это можно сделать, естественно.



Олег Кусов: Говорил российский политолог Александр Караваев.


Российской стороне соглашение об обмене телесигналами тоже выгодно, но по другим причинам. Говорит директор Азербайджанского института прав медиа Рашид Гаджилы. С ним побеседовал наш корреспондент в Баку Фарид Арифоглу.



Рашид Гаджилы: Для России это прежде всего престиж, потому что они уже потеряли ареал вещания на Украине, в Грузии и на Прибалтику и так далее. И для них очень важно, чтобы какой-то канал государственный или общественный вещался на территорию бывших советских стран. Но дело только в престиже, по-другому это никак не назовешь, потому что не имеет такого значения для России, чтобы иметь канал для пропагандистских целей, потому что в Азербайджане нет такого электората, чтобы было для них интересно. В любом случае Россия этого хочет, Россия этого добьется. Потому что наши сначала сказали, что российские каналы не будут вещаться, а потом, когда российская сторона подняла этот вопрос, азербайджанская сторона пошла на переговоры и сейчас уже есть результат.



Фарид Арифоглу: Что касается вопроса о том, насколько продолжение вещания российского телевидения будет отвечать интересам азербайджанского телезрителя, то, как отметил Гаджилы, в Азербайджане есть потребность в программах на русском языке. Они интересны прежде всего русскоязычному населению страны.



Рашид Гаджилы: Во-вторых, профессиональный уровень, не учитывая пропагандистский тон и так далее, который очень ярко выражается в российском государственном телевидении, несмотря на все это, у них выше, чем на наших каналах. Поэтому некоторая часть русскоязычного населения предпочли бы смотреть на русские каналы, чем на наши.



Олег Кусов: Говорил директор Азербайджанского института прав медиа Рашид Гаджилы.


Баку и Москва в данном случае подали пример цивилизованного и равноправного сотрудничества между телекомпаниями постсоветских государств, считает российский эксперт Алексей Ващенко.



Алексей Ващенко: Москву начали вытеснять с постсоветского пространства под разными соусами. Это делалось и в Прибалтике, когда запрещали российские программы, это делается и на Украине в некоторых областях, когда или запрещали российские сигналы или его пытаются переводить на украинский язык. То есть эта практика проводится везде и много. Эта форма сейчас, которая будет с Азербайджаном, я считаю, что это форма хорошая, она дает пример для других республик бывшего Советского Союза или стран СНГ для того, чтобы эти отношения выстроить на взаимовыгодных условиях. И самое главное, что это все будет заключено официально межгосударственными договорами. Азербайджану выгодно тем, что более миллиона азербайджанцев живет в Москве и Подмосковье, а вообще в европейской части Российской Федерации их значительно больше. И Азербайджан получает возможность именно влиять на свою диаспору. Так же это укрепляет культурные связи между Россией и Азербайджаном, и так же Азербайджан получает возможность пропускать рекламу деятельности азербайджанских предприятий, которые будут предлагать свои услуги на российском рынке. Российская Федерация получает возможность вещать для русских, которые живут в Азербайджане и для тех людей, для которых Первых канал является важным источником получения информации, это в первую очередь люди старшего поколения, кто жил в Советском Союзе и для тех, кто ориентирован на Российскую Федерацию. Поэтому, я считаю, что это взаимовыгодные предложения, которые будут способствовать укреплению отношений между Россией и Азербайджанской республикой.



Какую единую детскую организацию хотят возродить в России.



Ирина Лагунина: В России время от времени слышатся призывы возродить единую детскую организацию, при том, что в одном Петербурге сегодня больше 300 самых разных детских организаций. Среди них и "Ю-Питер", считающий себя преемником пионерской организации, и скауты, которые в этом году празднуют свое 100-летие. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Этой весной Всероссийский Центр изучения общественного мнения провел опрос, по данным которого оказалось, что 85% россиян считают, что детям необходима единая общественная организация. Половина опрошенных высказалась за возрождение пионерской организации, половина - за создание какой-то другой. Многие понимают, что детям, особенно в подростковом возрасте, нужно объединяться в группы, учиться общаться, делать что-то сообща, но тут, как всегда, возникают вопросы - для чего и в какой форме. Говорит председатель Комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями Петербурга Сергей Гришин.

Сергей Гришин: Я считаю, что вопрос о создании всеобъемлющей детской организации сейчас как можно чаще будет подниматься. Здесь нам нельзя перегнуть палку, а нужно эволюционно, собирая в единое поле работы с молодежными организациями, объединять те, которые работают по разным направлениям. На сегодняшний день мы сторонники того, чтобы поддерживать действующие общественные организации. И будем поддерживать объединение, но это делать надо аккуратно и осторожно, чтобы мы разу не вызвали противодействие.

Татьяна Вольтская: Ностальгия по пионерии существует, иногда имея вполне материальное воплощение. Говорит председатель межрегиональной детской общественной организации Петербурга и ленинградской области "Ю-Питер" Светлана Шорина.


Светлана Шорина: К счастью, в нашем городе никогда не было противоречий между детскими организациями того или иного направления. Мы считали всегда, что у нас так много внешних проблем и сложностей и так много моментов взаимодействия, что думать о том, кто лучше, кто главнее, кто первее - это бессмысленно. И мне действительно повезло, я чуть-чуть застала в качестве общественного работника ту самую организацию Всесоюзную пионерскую. И первого октября 90 года эта единственная всесоюзная организация, существующая в Советском Союзе, приняла собственное решение о реорганизации. И на 10 слете пионеров в «Артеке» было принято решение о том, что единая организация унитарная, которая имела подобие от верха до низа и можно было перемещаться из города в город, из школы в школу, из республики в республику и попадать примерно в похожую среду. И в этом смысле отчасти это вещь, которая утеряна безвозвратно сейчас, она стала объединять глобально два направления существующего тогда детского движения. Она сама пошла умнее взрослых по эволюционному пути. Потому что это стал союз пионерских организаций и совет детских организаций. Те республики, города, которые пошли дальше в развитии детского движения и уже не хотели называть себя пионерскими, они стали формировать профильные большие и маленькие детские организации. Те, которые считали и считают до сих пор, что они живут по принципам пионерства, они продолжают существовать и сейчас. И сейчас в нашей стране практически единственная из бывших всесоюзных организаций сохранилась именно детская, она теперь называется международным союзом, потому что Россия это одна страна, а все другие суверенные государства, Беларусь, азиатские республики, прибалтийские, они все самостоятельные, поэтому международный союз. Но в сути своей всесоюзная пионерская организация продолжает существовать. И это плюс, потому что все действия по реорганизации шли снизу.


Наши ребята в рамках занятости реализуют все навыки, которые они получают в детской организации, и мы этим гордимся. Потому что они не просто вовлечены в детское движение, но в рамках определенного периода программы они работают. Я горжусь тем, что в нашем «Ю-Питере» более 700 человек имеют трудовую книжку, выписанную у нас. Когда население говорит о воссоздании пионерской организации, я думаю, что они просто испытывают потребность, чтобы их дети где-то были. Поскольку примеров у взрослых нет, когда было много организаций, они говорят о пионерской. Мы проводили региональный финал «Лидера 21 века» в Санкт-Петербурге и задали этот вопрос представителям детских и молодежных общественных организаций. Порядка 98% сказали, что нам такая организация не нужна, потому что они понимают, что такое единая организация. Значит все перестают существовать как самостоятельные организации и, естественно, единая организация предполагает единообразие на всех уровнях. Представить себе, что скауты соединятся с пионерами в единую организацию, невозможно.

Татьяна Вольтская: Пионерия - это в большой степени миф, - утверждает командор детской региональной общественной организации "Форпост культуры" Александр Траппер.

Александр Траппер: Я сам был пионером. Очень хорошо помню 22 апреля 1966 года в ленинском Разливе, только что открытом музее, меня приняли в пионеры. И на этом моя пионерская жизнь закончилась. Единственное, в 7 классе, это последний год был в пионерах, я абсолютно случайно попал в актив Совета дружины, потом в районный пионерский штаб, для меня началась совершенно другая жизнь. Я ездил в «Зеркальный», в «Артек». Прошел такую социализацию, а до этого был замкнутым ребенком. В чем миф состоит? Что эти 35 миллионов было в последний момент в пионерской организации - это формально. Интересная жизнь была только у актива, которого было очень мало. Примерно 400 вожатых работало в городе, из них 30-40 человек, не больше, которые работали с душой. На весь город было 10-15 тысяч детей, которые вовлечены в активную жизнь. Фактически когда не стало пионерской организации, все так и осталось. На мой взгляд, по-прежнему в городе есть несколько десятков людей, которых условно можно назвать вожатыми, вокруг которых есть детские объединения, отряды скаутские или «Ю-Питер».


Если говорить о возрождении детской организации, то надо сразу сказать - детская организация для кого? Для детей. Детям нужна многомиллионная организация? Нет. В подростковом возрасте естественная потребность найти себе подобных. Какая бы прекрасная семья ни была, в возрасте 13-14 лет дети ищут компанию – это естественно. Возможно ли тысячам детей общаться так, чтобы чувствовать причастными себя к этому обществу? Я в этом очень сомневаюсь. Нужен круг общения, своя компания, свой клуб, свой отряд. Другое дело, когда этих отрядов будет много и когда они вместе выезжают на какой-то слет, вот тогда создается фестивальное настроение - это очень здорово. Получается, что детям детская организация не нужна. Нужна ли она вожатым, мне, скаутам, другим руководителям? По-моему, тоже не нужна. Что означает единая организация в нашей стране? Это значит контроль, навязывание сверху и так далее.

Татьяна Вольтская: Что думают по этому поводу скауты, которых в России больше 30 тысяч, в Петербурге - около 2? Говорит начальник Северо-Западного отдела организации российских юных разведчиков (скаутов) Алексей Кашаверский.

Алексей Кашаверский: Есть дети, которым нечем заняться, они ищут себе новых занятий, но не всегда с хорошим результатом. Много уже обсуждалось вопросов об объединении организаций в одну или создание какой-то одной новой. Сложно сейчас говорить, что все организации можно объединить, потому что у каждой организации либо своя идея, либо есть какие-то традиции, культура и вряд ли современную молодежь можно объединить в одну именно общественную организацию. Если есть детская система образования или дополнительного образования, государственная структура, то общественной организации на данном этапе одной общей создать невозможно. Есть пионерская организация, которая имеет свою идею, в меньшей степени она коммунизирована, и есть юные разведчики скауты, у которых есть основы духовно-нравственные, основы православия и многие организации другие общественные могут не принять нашу идею и сложно найти для всех общий язык.

Татьяна Вольтская: 5 лет назад пришла к скаутам разведчица 3 разряда, вожак звена "Енот" из дружины "Невская" Гася Старцева, сейчас ей 16.

Гася Старцева: Меня привела моя подруга в организацию, которая в итоге оказалась в моем звене, то есть по званию я ее обогнала. Папа решил отправить меня в скаутский лагерь, я съездила, мне понравилось.

Татьяна Вольтская: В организацию можно прийти и в 6 лет, и в 30, вопрос в том, кто чем будет заниматься, - говорит Алексей Кашаверский.

Алексей Кашаверский: Для того, чтобы получить минимум знаний для разведчика или руководителя, нужно пройти испытание, так называемый третий разряд. Для ребят, которые приходят в звено, с ними вожаки занимаются по системе третьего разряда и плюс до системы специальностей. Гася сказала, что пришла новичком, съездила в лагерь, ей понравилось, потом начала по разведческой лестнице подниматься, дослужилась до лидера звена, который у нас называется вожаки.

Татьяна Вольтская: Воспитание лидерских качеств лежит в основе идеи скаутинга.

Алексей Кашаверский: Воспитание успешного человека, который, работая в малой группе, у нас это называется звено или патруль, выполняет различные функции, меняясь на этапах своего развития. Он может быть в звене летописцем, может быть казначеем, завхозом, начпродом. Со временем он меняет свои задачи, получает специальность, как бы маленькую профессию для будущей своей жизни. Получает свою новую специализацию и все это в дополнение к школьной программе. Потому что любой скаут-разведчик является обычным изначально школьником, ходит в школу и потом по своим интересам приходит на отрядные сборы, проводит несколько раз в неделю в общем кругу и выезжают на природу в выходные дни и на каникулы.

Татьяна Вольтская: Для скаутов очень важна символика, у них цветные галстуки - у малышей - "волчат" и "белочек" - коричневые, у старших - желтые и синие, у руководителей - зеленые. На рубашках множество символов и нашивок, отражающих положение скаута на иерархической лестнице, а также скаутские профессии. Хотя некоторые их профессиями можно назвать с трудом, например, у Гаси нашивка с надписью "Хранитель огня".

Гася Старцева: Это моя специальность - скаут во всем мире. У нас есть такая традиция: каждый год перед Рождеством мы передаем Вифлеемский огонь. В этом году наше старшее звено Невское тоже принимало в этом участие. Это вожаки в основном в старшем звене находятся. Вот у меня нашивка. Сейчас в данный момент моя должность, в которой я работаю целый год, я работаю в должности медика в старшем звене.

Татьяна Вольтская: То, что рассказала Галя, отражает причастность российских скаутов к системе европейского и - шире - мирового скаутинга. Питерские скауты, например, имеют прочные связи с берлинскими, в Петербурге время от времени проходят конференции по молодежным обменам. Акция "Вифлеемский огонь" родилась в Австрии как часть благотворительной программы "Свет во тьме" в поддержку детей-инвалидов. Тысячи людей пронесли по улицам частицу огня, зажженного австрийским мальчиком от лампады в гроте Рождества Христова в Вифлееме. В Восточную Европу Вифлеемский огонь пришел в 89 году, тогда он горел на развалинах Берлинской стены, и тогда же к этой акции присоединились австрийские скауты. Теперь каждый год австрийский скаут, выбранный за то, что он особенно отличился, помогая ближним, доставляет частицу благодатного огня из Вифлеема в Вену. А оттуда скауты из разных стран развозят его к себе домой, это и есть символ всемирного скаутского братства, служения миру и добру. Даже в Европарламент благодатный огонь доставляют скауты. В последние несколько лет и российские скауты ездят за благодатным огнем, доставляемым по цепочке: австрийские скауты передают его немецким или словенским братьям, от них он переходит к польским, от польских к белорусским, которые и передают его российским скаутам из Нижнего Новгорода, Петербурга и Костромы. А вообще-то российские скауты изучают Закон Божий, историю России и скаутского движения. И в каждом их походе обязательный элемент - доброе дело на каждый день, только когда оно сделано, можно развязать узелок на кончике галстука. Думаю, что если на каждую детскую организацию посмотреть поближе, станет ясно, что она уникальна и не требует объединения с десятками и сотнями других. Вот и Алексей Кашаверский говорит, что скауты - не для всех.

Алексей Кашаверский: Сначала нужно придти, посмотреть. Если ты провел первый лагерь и куда-то съездил, то, как говорил основатель скаутского движения, если скаут однажды, то скаут навсегда. Вот этот дух, которым заряжает лагерную жизнь, пребывание на сборах, получение информации, методика анализа ситуации, в какой бы ты сфере ни работал, очень помогает. Методика создания благополучного человека в стране.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG