Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с детской порнографией в России


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Андрей Шароградский: В западных странах развернута беспрецедентная кампания по борьбе с детской порнографией. Последнее крупное событие в этой кампании произошло в Великобритании, где недавно была выявлена и уничтожена крупная есть производства и распространения детской порнографии. В России, чьи домены в интернете, наряду с американскими, считают самыми крупными распространителями этого зла, правоохранительные органы активно преследуют производителей детской порнографии. Но разрешение этой проблемы требует не только силовых мер. Речь прежде всего должна идти о ее социальных и психологических корнях. С детской порнографией надо бороться, учитывая все возможные факторы, - так, в частности, считают петербургские психологи, педагоги и социологи.



Татьяна Вольтская: Масштаб проблемы становится ясен, даже если привести одну цифру: только за последний год в Европе количество изображений детей в интернете увеличилось почти на треть. Процветанию преступного бизнеса способствуют нелегальная миграция, а в России - еще и социальная неустроенность большой группы детей, так называемых безнадзорных и беспризорных, которые практически живут на улице и становятся легкой добычей преступников. А вообще главными источниками детской порнографии в Сети признаны США и Россия, причем, по данным британского фонда Internet Watch Foundation, если в 2005 году на эти страны приходилось 68 процентов обнаруженных сайтов с детской порнографией, то в 2006 - уже 90 процентов, на долю Соединенных Штатов приходится 62 процента, на долю России - 28.


Говорит заместитель директор Центра социальной и судебной психиатрии Института имени Сербского Евгений Макушкин, который считает эти цифры несколько завышенными.



Евгений Макушкин: Случаи, когда создаются целые студии, профессионально готовится детская порнография, они единичны. И те случаи, когда говорят о Российской федерации, что мы являемся источником порнопродукции, мне кажется, немножко гиперболизация идет. Но то, что наши пользователи, наши технари, электронщики способны к поставке просто услуг по копированию различных фотографий и созданию галерей, наверное, это факт.



Татьяна Вольтская: Много ли детей попадает в эту систему?



Евгений Макушкин: Конечно, люди с сексуальными извращениями есть в обществе. Тут должен быть жесткий, регламентированный отбор, профессиональный, при приеме на работу в тех случаях, когда идут воспитатели в детский сад, в оздоровительные лагеря, которые раньше назывались пионерскими. Даже если это на сезон устраивается какой-то рабочий, пусть это кочегар или воспитатель, или вожатый, этот человек должен проходить достаточно жесткие системы тестовые контроля. Мы должны знать, что к нашим детям в школе, в детском саду, в лагере отдыха, в системе здравоохранения, если хотите, даже если это педиатр, например, не обращается и не идет педофил. То есть все эти системы тестового контроля, профессионального отбора при приеме на работу к детскому населению должны быть регламентированы. Должна быть программа межведомственная под эгидой, наверное, Госдумы, правительства. Потому что это одна из профилактических задач, в том числе, системы образования и системы здравоохранения. Должна быть такая, наверное, одна из комплексных разработок.



Татьяна Вольтская: Но это вопрос профилактики, а что делать, когда порнографическая продукция уже существует? Оказывается, даже отличить ее от всякой другой не так-то просто, - говорит аспирант кафедры международного права юридического факультета Петербургского государственного университета Максим Митин.



Максим Митин: В настоящее время четкого и эффективного механизма противодействия преступлениям, связанным с распространением порнографической информации в интернете, у нас нет. Во-первых, потому что нет четкого понятия, что такое порнография, что такое эротика. Нет понятия, что такое незаконное распространение порнографии. На самом деле, здесь очень зыбкая граница. В западных странах все-таки существует легализованная продажа материалов порнографического характера, правда, совершеннолетних. А у нас нет понятия, что такое законное распространение порнографии и что такое незаконное распространение порнографии, и производители продукции соответствующего характера пользуются этим. Есть такие случаи и попытки подвести порнографическую продукцию под критерий жесткой эротики.



Татьяна Вольтская: А что касается детей? Кажется, что здесь должно быть все однозначно.



Максим Митин: В отношении несовершеннолетних все должно быть однозначно. Подобные действия по вовлечению несовершеннолетних в деятельность сексуального характера должны караться и преследоваться по закону. На самом деле, исходя из практики, сейчас уже меняется перспектива, то есть уже имеются рычаги предотвращения и противодействия данным видам преступлений. Естественно, в настоящий момент помимо того, что нет четкого критерия, что такое эротика и что такое порнография, еще существуют и проблемы технического характера, потому что по большей части в преступлениях из серии производства порнографии с участием несовершеннолетних не именно российские провайдеры используются, а провайдеры, по преимуществу располагающиеся, скажем, на территории США. Это элемент, который осложняет противодействие данному виду преступлений.



Татьяна Вольтская: Поэтому необходимо международное сотрудничество, чтобы разбить преступную цепочку. Пока наибольших успехов в той области добилась Великобритания, где с детской порнографией боролись сообща правительство и Интернет-сообщества, причем арестовывались не только веб-мастера, но и посетители порносайтов.


XS
SM
MD
LG