Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шестидневная война




Владимир Тольц: 40 лет назад случилась одна из самых скоротечных войн в новейшей истории – Шестидневная война на Ближнем Востоке. Война между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Сирией, Иорданией, Ираком и Алжиром с другой. Участники ее (да и не только они) довольно долго готовились. В ноябре 66-го Египет и Сирия заключают союз. А в мае 67-го Египет обвинил Израиль в подготовке агрессии по отношению к его союзнику и дислоцировал на египетско-израильской границе в Синае еще несколько дивизий. (Позднее президент Египта Насер поведал, что об агрессивных намерениях израильтян «ему сообщили русские».) 17 мая началась мобилизация в Иордании. А на следующий день – в Кувейте. Тогда же Египет потребовал, чтобы из Синая были выведены войска безопасности ООН, разделявшие враждующие стороны. И 19 мая их с позиций убрали. В тот же день в Израиле началась частичная мобилизация. 22-го Насер объявил блокаду Тиранского пролива. Израильский порт Эйлат оказался изолированным от входа к большой воде. Давние предупреждения Израиля, что в случае такой блокады он оставляет за собой право начать военные действия Насера только подхлестывали. – Он хотел этой войны! В течение следующей недели к антиизраильской коалиции присоединились Судан и Ирак, а 4 июня (правда ненадолго) и Иордания. Все было готово для сокрушительного удара по Израиля. Но 5 июня, не дожидаясь этого удара, Израильские войска под руководством Моше Даяна атаковали первыми с воздуха и на суше. За несколько минут атаки были уничтожены почти все военные самолеты Египта и две трети сирийских. Уже 6-го египетский главнокомандующий отдал приказ об отступлении всех войск с Синая, что усугубило деморализацию, начатую превентивными воздушными атаками. 7 июня израильские войска взяли старую часть Иерусалима и Вифлеем. А 8-го вышли к Суэцкому каналу, напротив Порта Суэц. К вечеру 10 июня после мощной атаки израильтян в районе Голанских высот военные действия были прекращены. Израильтяне потеряли убитыми порядка 800 человек, потери антиизраильской коалиции до сих пор не сосчитаны (цифры рознятся - от 17 000 до 23500 человек).


За прошедшие 4 десятилетия эта самая скоротечная в истории Израиля война и ее результаты неоднократно переоценивалась и политиками, и историками.


Многие годы в оценках Шестидневной войны упор делался на то, что она была для Израиля самой короткой и победоносной в бесконечной череде арабо-израильского противостояния. Действительно, в результате сокрушительной и неожиданной для многих победе израильтян над коалицией арабских государств, территория, находящаяся под контролем Израиля, увеличилась более чем втрое. И, что может быть, в моральном плане куда важнее, после многих столетий изгнания евреев Иерусалим целиком оказался под контролем еврейского государства и уже 28 июня 1967 года был провозглашен единой и неделимой столицей страны. Закрепляя Восточный Иерусалим за собой, Израиль рассчитывал обменять другие аннексированные территории на гарантии мира в регионе и признание всеми соседями права еврейского государства на существование. (Это то, что впоследствии трансформировалось в доктрину «Мир в обмен на территории»). Однако состоявшаяся через 3 месяца в Хартуме конференция Лиги арабских государств постановила: нет – переговорам с Израилем, нет – признанию Израиля, нет – миру с Израилем. Через пару лет Шимон Перес признал: «Мы просчитались». Вот обо всем этом, о значении, последствиях и трансформации оценок Шестидневной войны, в дни ее 40-летнего юбилея мы беседовали с известным общественным и политическим деятелем Израиля, бывшим советским диссидентом и политзаключенным Натаном Щаранским.



Натан Щаранский: Это не просто важно, это важнейшая, центральная страница современной истории, в истории евреев Советского Союза, в истории Израиля, в истории Советского Союза самого, в истории мира. Для еврейского государства это означало избавление от смертельной угрозы и переход от слабого, беззащитного, каждый день боящегося за свое существование государства в прочную и сильную демократию на Ближнем Востоке. Для евреев Советского Союза это означало начало возвращения к своим корням. Я и многие в моем поколении были совершенно ассимилированными, оторванными от культуры, от народа, от традиций, от государства Израиля евреями. И благодаря Шестидневной войне мы вдруг обнаружили, что есть государство, которое борется за свою свободу и за наше достоинство. Эта победа повлияла невероятным образом на отношения всего мира и окружающих нас даже антисемитов. Вернула нам чувство достоинства. После этой войны начался наш путь назад, домой – в Израиль. И наконец, для Советского Союза, это мало кто понял, означало начало конца советской империи. Потому что именно благодаря толчку, который дала эта война, многие советские граждане, советские евреи впервые осмелились стать по существу диссидентами, сказать: мы не хотим жить в этой стране. И когда постепенно началось движение, сто тысяч, двести тысяч человек выходят из-под контроля системы, когда начинается мировое движение солидарности с этими людьми, Советский Союз в конце концов через много лет был вынужден начать делать уступки, терять контроль над своими гражданами. И как только теряешь контроль даже над небольшой частью своих граждан, система разваливается. Таким образом прорыв израильских солдат в Старый город в Иерусалиме в этой войне означал, как ни странно, прорыв и «железного занавеса». И как только в «железном занавесе» оказалась дырка, этот режим был обречен на поражение. Поэтому эта война – крупнейшее историческое событие в современной истории.



Владимир Тольц: Я уже отметил трансформацию оценок как результатов, так и последствий Шестидневной войны, перенос за минувшие 40 лет центра внимания с одних предметов на другие. Раньше больше писали о блеске военных операций, потом – о несбывшихся надеждах на мир. Еще один аспект, которому больше стали уделять внимания – палестинская проблема. Отнюдь не Шестидневная война ее породила. Но, как ныне считают некоторые историки, сокрушительная израильская победа в июне 1967-го придала этой проблеме новый разворот: в результате Шестидневной войны произошла кристаллизация политической идентичности палестинских арабов: «если раньше они действовали против Израиля в рамках той войны, которую вели против него арабские страны, то теперь они, оказавшись под юрисдикцией Израиля, в собственных глазах, в глазах международного сообщества и всего арабского мира, стали самостоятельной политической единицей».



Натан Щаранский: Все течет, все изменяется, как признали в свое время еще греки. И поэтому за сорок лет изменилось много концепций, теорий, и опубликовано книг и анализов тех или иных эпизодов. Но я бы сказал, что обращать надо внимание с исторической точки зрения не на то, как быстро меняющееся мнение, а на постоянные факты, на константы, которые существуют во всем процессе. Я хотел бы сказать, что все новое в итоге – это хорошо забытое старое. Посмотрите, перед Шестидневной войной совершенно открыто, не скрывая, нас хотели уничтожить. И тогда лидер так называемой палестинской организации Оборона Палестины прямо объявлял во время десятитысячной демонстрации в Каире и в Дамаске, что пришло время сбросить евреев в море, и десятки тысяч людей в столицах Дамаска и Каира при поддержке советской пропаганды объявляли, что пришел конец государству Израиль. И в этом плане, естественно, большая победа единственной демократии над тоталитарными режимами, которые хотели ее уничтожить.


Прошло сорок лет, было много попыток того же самого Шимона Переса и других наконец-то начать мирный процесс. Говорили о новом Ближнем Востоке, говорили о благородных уступках Израиля, которые помогут построить светлое будущее палестинцам. Сегодня после всех уступок, после двух интифад, после бесконечной серии террористических актов все наши серьезные политические комментаторы признают, что в настоящее время нет ни одного политического лидера среди палестинцев, который всерьез думает о двух государствах на Ближнем Востоке, что цель их сегодня совершенно очевидная, об этом не скрывают, цель в итоге – уничтожить государство Израиль. То есть мы пришли после всех попыток мирных переговоров и односторонних уступок, мы пришли к тому же – перед нами те, кто хочет нас уничтожить. И поэтому очень важно при этом, чтобы мы были сильнее, а не слабее. И это главный результат или главный успех Шестидневной войны.



Владимир Тольц: Так считает известный израильский политик, бывший советский диссидент Натан Щаранский.


В канун 40-летней годовщины Шестидневной войны была анонсирована публикация книги научных сотрудников Исследовательского центра имени Трумэна при Иерусалимском университете Ремеза и Изабеллы Гинор «МиГ-25" над Димоной: советская ядерная игра» (Димона – это израильский ядерный центр) В интервью австралийской радиостанции Эс-Би-Эс Рэдио Изабелла Гинор рассказала:



Изабелла Гинор: После того как в декабре 65-го года Советский Союз получил по неофициальным каналам информацию о том, что Израиль продолжает разрабатывать свою ядерную программу, ядерное оружие, Советский Союз оказался в ситуации, в общем-то несколько сходной с ситуацией, в которой находится Америка сейчас по отношению к Ирану. То есть для Советского Союза оставалось открытым окно возможностей и ему надо было решать, что делать. Советский Союз поначалу пытался предотвратить дальнейшее развитие израильской ядерной программы, пытаясь применить к Израилю дипломатические средства. Но довольно быстро эта дипломатия сменилась военным планированием, которое шло параллельно с привлечением арабских стран (Египет наверняка, Сирия возможно), с выработкой общего плана, целью которого было спровоцировать Израиль на превентивный удар по арабским странам, или арабской стране или по какой-нибудь арабской армии, для чего задействовали в 67 году полеты еще экспериментального самолета МиГ-25 над Израилем.


О том, что эти полеты были совершены, свидетельствуют воспоминания участников, например, генерала Выборнова, героя Советского Союза, и официальная справка пресс-секретаря военно-воздушных сил России к годовщине существования школы для летчиков-испытателей. Эта справка говорила о том, что в числе прочих достижений выпускников этого училища генерал-лейтенант, бывший выпускник этого училища в 1967 году выполнил несколько уникальных разведывательных полетов над Израилем. Эти полеты МиГ-25 над Израилем собирают воедино те положения нашего тезиса о том, что Советский Союз сознательно планировал, инициировал и подготовил Шестидневную войну, о том, что полеты МиГ-25 свидетельствуют о прямом военном вмешательстве в конфликт, который Советский Союз спровоцировал.



Владимир Тольц: Авторы книги не только использовали в ней советские документы, но и разыскали тех, кто участвовал как в подготовке к бомбежки Димоны, так и к высадке с моря советских десантников. Они свидетельствуют: Все было готово! Почему же все сорвалось?



Изабелла Гинор: И Советский Союз, и Египет строили свой план на том, что израильский первый удар, атака широким фронтом при поддержке авиации будет остановлена египетско-советским контрударом. Но израильские ВВС разбомбили арабские ВВС на земле и уничтожили аэродромы. Поэтому те советские самолеты, которые ожидали в Армении, МиГ-21 под командованием полковника Юрия Носенко, не могли вылететь, потому что им негде было приземлиться на Ближнем Востоке. Три дня пилоты сидели в самолетах и ожидали разрешения на вылет после того, как советское правительство получит разрешение на пролет в воздушном пространстве Турции. Но этого разрешения не последовало.



Владимир Тольц: Военный обозреватель «Комсомольской правды» Виктор Баранец пишет по этому поводу следующее:



СССР был готов к вторжению в Израиль. Признания наших офицеров - тому доказательство. Но случился облом: накачав арабов оружием, советские военсоветники слишком рано посчитали, что время «Ч» настало. И ввели в заблуждение брежневский Кремль, который «впарил дезу» израильтянам. Они клюнули. Да так серьезно, что за неделю внезапными ударами разгромили коалицию противника.


Оставшись без «ударного кулака» арабских армий, СССР имел последний выбор - бомбить Израиль в одиночку. Но это наверняка стало бы началом третьей мировой войны! (…)


Один в один повторилась история с Карибским кризисом, когда Хрущев завез на Кубу советские ракеты. И было полшага до ядерной войны с США.



Владимир Тольц: Эти выводы вполне совпадают с мнением израильских исследователей Гинор. А как вы относитесь к этим результатам этих изысканий? – спрашиваю я у Натана Щаранского.



Натан Щаранский: Сам же факт не новый, новые трактовки этого факта. Я не читал этой книги, но могу сказать, что институт, который я возглавляю сейчас, его сотрудник Майкл Оренштайт сегодня крупнейший историк Шестидневной войны. И у меня было много разговоров на темы то, что происходило тогда. Советский Союз в предвкушении победы арабских стран, надо помнить, что две главные арабские страны, которые воевали против Израиля – Сирия и Египет, были полностью от начала и до конца вооружены советским оружием. Миллиарды долларов довольно бедного Советского Союза были вложены в эти страны, все лучшее оружие было там. Так называемые советчики, все летчики на МиГах-21 были советскими. И Советский Союз, предвкушая победу, заботился о том, чтобы прежде всего Насер и другие понимали, что это победа в основном благодаря ему. И пытались показать свою лидирующую роль. Показать не Израилю, который даже не хотели запугивать, они надеялись, что он будет уничтожен, они пытались показать это лидерам арабских стран. И поэтому те пролеты над Димоной, которые, безусловно, невероятно напрягли израильское руководство, потому что они показали всю уязвимость, когда можно в течение минуты взлететь с египетского аэропорта и долететь до самых важных с оборонной точки зрения мест Израиля, показали невероятную уязвимую. И показали Израилю: да, необходимо действовать. То есть можно сказать, что эти полеты довольно сильно спровоцировали войну. Точно так же, как и действия Насера, который перекрыл проливы и по существу объявил блокаду государству Израиль. Но кто кого больше поощрял, советы ли Насеру или Насер хотел продемонстрировать свою лидирующую роль в арабском мире, сказать трудно. Важно только одно – сотрудничество всех сил, которые хотели уничтожить Израиль, которые продемонстрировали Израилю, насколько он слаб и которые заставили Израиль быстро, мгновенно действовать для того, чтобы изменить эту ситуацию.



Владимир Тольц: В общем, похоже в 40-ю годовщину Шестидневной войны, что бы не последовало за ней на Ближнем Востоке, миру есть чему радоваться: кто знает, если б не арабская неудача тогда, сколько бы продлилась Третья мировая и что бы она нам всем принесла?…


Ну и последний вопрос нашему гостю Натану Щаранскому. Шестидневная война не принесла желанного Израилю длительного и прочного мира. Каковы же сегодня, через 40 лет после нее, перспективы мира на Ближнем Востоке?



Натан Щаранский: Израиль был слабой страной, многие думали, что его можно в один день уничтожить. Это мечта, иллюзия, надежда развеялась. И через сорок лет Израиль остается по всем признаниям самой сильной страной в этом районе мира. Но Израиль при этом и единственная демократия в этом районе. И в этом, я думаю, ключ к вашему ответу. Все иллюзорные попытки построить мир на Ближнем Востоке, стараясь наладить соглашения с диктаторами египетскими, сирийскими, любыми другими диктаторами – это иллюзия. Моя позиция за все эти годы совершенно последовательна: подлинный мир будет тогда, когда Израиль перестанет быть единственной демократией. И наши подлинные союзники в этом были на нашей пражской конференции в эти дни, где приехали диссиденты-демократы из Египта, из Сирии, палестинцы. Конечно, они все не большие сионисты, конечно, их видение карты Ближнего Востока не такое, как мое, но все они понимают, что главная проблема арабов – отсутствие демократии. Необходимо строить свободное общество в их странах. Когда свободный мир поймет, что это есть наши настоящие и подлинные союзники, что нам нужны не диктаторы, которые будут нас любить, а демократы, которые будут заботиться о благосостоянии своего народа, вот с этими людьми мы и сможем достичь подлинного мира.



Владимир Тольц: Так считает известный израильский общественный деятель Натан Щаранский, принимавший участие в пражской конференции по проблемам политики, демократии и безопасности. (Он ее только что упомянул.) Вы слышали также фрагменты интервью израильской исследовательницы Шестидневной войны Изабеллы Гинор, раздобытые для нас Ильей Холошем.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG