Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партнеры и союзники. Иран. Продолжение темы; Газовая политика России: слушания в Хельсинкской комиссии Конгресса США; Почему так сложно помогать российским женщинам, попавшим в беду за рубежом? Новые аргументы в пользу существования «черных дыр»




Партнеры и союзники. Иран. Продолжение темы.



Ирина Лагунина: В прошлом выпуске программы мы начали говорить о партнерах и союзниках, которые сложились в мире у нынешнего российского руководства. И конечно, в первую очередь заметна ось Россия – Венесуэла - Иран. Президент Венесуэлы Уго Чавес, заявив по поводу сотрудничества с Россией: «Если бы не Россия, мы были бы почти безоружны, так что необходимо признать мужество российского правительства, которое не поддалось давлению империи (США)», затем полетел в Иран, где пообещал восполнить нехватку бензина поставками из своей страны. Ахмадинеджад полностью разделяет антиамериканские взгляды президента Чавеса. Какое место в этом треугольнике занимает Россия, сказать сложнее. Вот, например, заявление Владимира Путина в Кеннебанкпорте в ходе американо-российского саммита. Заявление касается планов создания системы противоракетной обороны. Напомню, ранее, на встрече Большой Восьмерки в Германии Владимир Путин предложил не строить радар в Чехии, а использовать уже имеющийся в Азербайджане.



Владимир Путин: И мы готовы при необходимости не только включить в эту работу арендуемую нами станцию в Габале, Азербайджан, при необходимости мы готовы ее реконструировать и, более того, если этого недостаточно, мы готовы включить в общую систему, строящуюся на юге России новую станцию по предупреждению ракетных пусков.



Ирина Лагунина: На этот фоне немалый интерес в мире вызвало заявление представителя иранского министерства иностранных дел. Мохаммад Али Хоссейни заявил на пресс-конференции в Тегеране, что российские официальные лица в частном порядке заверили иранское руководство, что не допустят присутствия американцев на базе в Габале. Если это правда, то возникает вопрос, так кто же все-таки партнер?


Возвращаясь к Чавесу и Ахмадинеджаду. Получив щедрое предложение восполнить недостающий Ирану бензин из венесуэльских запасов, Ахмадинеджад смог с гордостью заявить оппозиции: «Американцы признали, что если Иран сможет контролировать свое потребление энергии, то он будет непобедим». Мы продолжаем беседу с профессором университета штата калифорния в Нортридже Найере Тохиди и профессором социологии Университета Лос-Анджелеса Каземом Аламдари. Создание образа врага – замечательная вещь для режима. В России кого уже только не создавали врагом за последнее время – и Грузию, и Польшу, и Эстонию, и НАТО. Но иранское общество намного более открытое, чем российское, и, на мой взгляд, манипулировать российской публикой намного легче, чем иранской. Насколько удалось режиму Ахмадинеджада создать этот образ врага в лице США и Запада, чтобы «сплотить нацию» в интересах правящей верхушки. Казем Аламдари:



Казем Аламдари: Исламская республика Иран функционирует только в кризисе. Это для них – единственный способ выжить. И поэтому они искусственно создают кризисы. А для того, чтобы породить кризис, надо создать внешнего врага и мобилизовать людей против внешней угрозы. Это также хороший способ обвинять в измене тех, кто критикует правительство: Как можно выступать против своей страны в момент, когда на нас нападает враг! Тот же вопрос о создании ядерной программы. Они представляют его как вопрос национальных интересов, национальной гордости. Они внушили, что люди должны поддерживать эту программу, потому что она принесет экономическое развитие, она позволит исламскому правительству выполнить свои обещания, данные народу. А якобы без нее они пока были не в состоянии исполнить свои обещания. Все сконцентрировано вокруг атомной энергии. А ведь именно ядерная программа и породила кризис с Западом, особенно с Соединенными Штатами. Но в то же время нынешнее правительство, в отличие от предыдущего, которое верило в реформы, просто подавляет народ. Мы уже говорили о том, что в последнее время наступление ведется на женские организации, на студентов, на учителей. Могу добавить еще одну деталь: недавно они распорядились снять с домов спутниковые антенны, чтобы отрезать людей от внешнего мира, от внешней информации. Так что контроль становится почти тотальным, такого раньше никогда не было. Но и кризис власти сейчас намного глубже.



Ирина Лагунина: Это очень знакомо. Вот, президент Белоруссии Александр Лукашенко тоже распорядился тарелки с домов убрать – они внешний архитектурный вид панельных домов портят. Но продолжая тему глобального контроля над обществом и информацией. Мне всегда казалось, что шиитскую религию в пропагандистских целях или в целях сплочения нации использовать очень сложно. Шиизм позволяет различные толкования Корана, допускает множественность лидеров и идей. Я понимаю, что в Иране есть опальные аятоллы, один из них, выступавший за отделение религии от государства, находится в тюрьме вот уже девять месяцев. Но все-таки религию в Иране сложно использовать для объединения нации. Особенно учитывая опыт людей после исламской революции. Какими другими механизмами пользуется Ахмадинеджад? Найере Тохиди:



Найере Тохиди: Думаю, вы правильно заметили – религию сложно использовать в Иране в качестве политического орудия. Она больше не работает так, как работала во времена Хомейни. Людям надоела политизация религии, ее использование и извращение для политических манипуляций и целей. И именно поэтому Ахмадинеджад использует символы Израиля и ядерной программы. Это помогает ему подогревать национализм в собственной стране и подталкивать арабские страны, по крайней мере, людей на арабской улице, против Израиля. Для него то, что происходит в Ираке, в Палестине, в Ливане, - это возможность использовать гнев и разочарование арабов тем, насколько несправедливо к ним относятся в мире. Но он не отказался окончательно от использования религии. Он возродил в обществе фанатичное отношение к сокрытому имаму, к двенадцатому имаму. Он то и дело включает эту тему в свои выступления.



Ирина Лагунина: Иран – очень молодая страна. 70 процентов населения – в возрасте до 30 лет. А молодежь, особенно студенческая, - это та группа, которой сложнее всего манипулировать. Как президент Ахмадинеджад справляется с этой проблемой? Казем Аламдари:



Казем Аламдари: Он не смог привлечь на свою сторону молодежь. Но у него есть стратегия. Он знает, что его поддерживает 15 процентов населения. И стратегия такова: у нас есть 15 процентов фанатичных последователей, и если мы сможем нейтрализовать еще 20 процентов населения, то очень хорошо. Против остальных можно применить репрессии. И пока эта стратегия работала очень неплохо. Когда надо, фанатиков можно вывести на улицы, можно организовать демонстрации, а остальным проводить демонстрации не позволяется. А когда люди постоянно видят по телевизору 100-200 тысяч сторонников режима, которые выступают с очередной демонстрацией, они думают, что все поддерживают нынешнее правительство. А в университетах у них есть собственные студенты. Около 30 процентов учащихся поступили в высшие учебные заведения по правительственным квотам. Они сделали специальные квоты для студентов, так или иначе связанных с правительством.



Ирина Лагунина: Не поясняйте, эта система нашим слушателям знакома. Комиссарам российского молодежного движения «Наши» тоже гарантированы места в вузах.



Казем Аламдари: А недавно правительство провело кампанию репрессий против студентов, которые не поддерживают режим. Но надо принимать во внимание и тот факт, что молодежь более прагматична. Они исходят из своих интересов, а не из идеологических или политических соображений. Раньше они участвовали в политике, а теперь нет – им надоело, что университеты политизированы, что их используют разные группы. Они хотят найти работу, создать семью. Так что есть много факторов, которые способствуют тому, что молодежь не выступает активно против системы.



Ирина Лагунина: Репрессии – это единственный способ держать под контролем нацию. Или Ахмадинеджад может воспользоваться другими приемами, чтобы его оппоненты не прошли в парламент на выборах в начале будущего года. Например, повысить барьер прохождения в законодательный орган. Или взять под контроль избирательную комиссию и создавать проблемы для оппозиции уже в момент регистрации кандидатов? Или отменить минимальный процент явки на выборах, учитывая факт, что все меньше и меньше людей в Иране приходят к избирательным урнам. Найере Тохиди:


Найере Тохиди: Не надо забывать, что Ахмадинеджад – не единственный человек, который принимает решения в стране. Есть различные группы, которые участвуют в этом процессе. И хотя сейчас власть более гомогенна, чем при президенте Хатами, все равно не в его власти запретить оппозиции и оппонентам участвовать в выборах. Есть еще духовный лидер страны. А он хочет, чтобы мир увидел, что в Иране прошли хотя бы отдаленно демократические выборы. И он будет подталкивать даже реформаторов к участию в выборах, несмотря на то, что реформаторы не верят в систему и относятся к ней весьма цинично. Власть знает, что только она сама диктует правила игры. Реформаторы ничего не изменят, но если они примут участие в выборах, но демократическое волеизъявление будет выглядеть более правдоподобным, настоящим.



Ирина Лагунина: Спасибо, мы беседовали с профессорами Найере Тохиди и Каземом Аламдари, преподающими в университетах Калифорнии. Продолжение цикла «Партнеры и союзники» слушайте на следующей неделе.



Газовая политика России: слушания в Хельсинкской комиссии Конгресса США.



Ирина Лагунина: В Хельсинкской комиссии США недавно прошли слушания на тему «Политика газопровода: как обеспечить энергетическую безопасность стран ОБСЕ». ("PIPELINE POLITICS: ACHIEVING ENERGY SECURITY IN THE OSCE REGION"). Позицию своих правительств изложили послы Азербайджана и Белоруссии, эксперты рассказали, что уже делается и будет сделано для того, чтобы избавиться от чрезмерной зависимости от поставок энергоносителей из России. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Соединенным Штатам понятие «энергетическая безопасность» хорошо знакомо с октября 1973 года, когда из-за нефтяного эмбарго, введенного арабскими странами, Америка осталась без нефти. По этой причине американцы уже тогда с тревогой наблюдали за масштабными проектами снабжения Западной Европы советским газом. Но европейцы предупреждениям не вняли и в итоге сегодня оказались в еще большей зависимости от газовых поставок из России, чем США – от арабской нефти. Сегодня Россия превратила газовую трубу в инструмент своей внешней политики. Наиболее яркий пример последнего времени – прекращение поставок российского газа на Украину в январе 2006 года. Сложившаяся ситуация не может не беспокоить Вашингтон. Крупнейшие страны-потребители российского газа – это союзники США по НАТО, а Россия по-прежнему считает эту организацию враждебным себе агрессивным военным блоком. В Соединенных Штатах не сомневаются в том, что Европе следует диверсифицировать свои источники энергии. О новых энергетических проектах для Европы рассказал членам Хельсинкской комиссии США высокопоставленный сотрудник государственного департамента Мэтт Брайза. Это, прежде всего, планы сооружения новых магистральных газопроводов из Центральной Азии и Северной Африки, в том числе проект по доставке каспийского в Европу, минуя Россию. Он называется «Набукко».



Мэтт Брайза: Идея состоит в том, что, если у наших союзников в Европе будет возможность выбирать из нескольких поставщиков газа, а не полагаться всецело на одного, отношения между Европой и Россией с ее Газпромом станут в большей мере взаимовыгодными, поскольку европейцы смогут ставить на переговорах вопрос о более справедливых ценах. Возникает вопрос: возможно ли реализовать этот проект? Хватит ли газа в каспийском регионе? Резервы газа в Азербайджане огромные, и доступны они станут, как мы надеемся, уже в ближайшие годы. Газа хватит, чтобы заполнить трубопровод Турция – Греция – Италия и на первую очередь трубопровода Набукко, который пройдет из Турции и Болгарию, Румынию, Венгрию и Австрию. <…> В 2015 – 2016 годах в Азербайджане, как мы рассчитываем, произойдет качественный скачок в добыче газа. Полученных объемов хватит не только на то, чтобы удовлетворить внутренние потребности Азербайджана, Грузии и Турции, но и заполнить два трубопровода, о которых я сказал. Мы предпринимаем и многие другие шаги - в Северной Европе, в регионе Балтийского моря, но я не хотел бы сейчас говорить на эту тему. Все эти усилия имеют целью помочь нашим европейским союзникам консолидировать их стратегическое видение и их переговорные возможности, и тогда со временем они смогут добиваться взаимовыгодных отношений с Газпромом, отношений, которые будут улицей с двусторонним движением.



Владимир Абаринов: Посол Азербайджана в Вашингтоне Яшар Алиев заверил американских законодателей в надежности своей страны как транзитного государства.



Яшар Алиев: Осуществляя свою энергетическую стратегию, Азербайджан всегда пользовался твердой политической поддержкой Соединенных Штатов. Без содействия США завершить реализацию нескольких мега-проектов по сооружению трубопроводов в регионе будет невозможно. Сегодня уже вступившие в строй трубопроводы Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзерум представляют собой ключевые элементы региональной системы транспортировки нефти и газа. В дополнение к своей роли крупного производителя энергоносителей Азербайджан превращается и в важный транзитный пункт мультимодальной системы доставки значительных объемов углеводородов из Центральной Азии на мировые рынки, прежде всего в Европу, по восточно-западному энергетическому коридору. Диверсификация маршрутов доставки, так же как и поставщиков и рынков – ключевой фактор обеспечения надежности и предсказуемости поставок нефти и газа европейскому потребителю. <…> Подписав в ноябре 2006 года меморандум о взаимопонимании с Европейским Союзом - о стратегическом партнерстве в энергетике, моя страна доказала свою способность быть надежным партнером в обеспечении предсказуемости и прозрачности в поставках энергоносителей, в укреплении энергетической безопасности Европы – доказала это и как поставщик, и как транзитное государство.



Владимир Абаринов: Посол Азербайджана воспользовался случаем и попросил членов Конгресса снять с его страны ограничения, предусмотренные американским законом.



Яшар Алиев: Азербайджан и Соединенные Штаты плодотворно сотрудничают во многих сферах. Моя страна – надежный партнер Соединенных Штатов в глобальной войне с террором. Экономические отношения между нашими странами недавно достигли уровня партнерства. <…> Демократизация – другая критически важная для моего правительства задача. Будучи страной с одной из наиболее бурно развивающихся экономик, с растущим притоком нефтедолларов, Азербайджан твердо намерен поэтапно диверсифицировать свою экономику и провести реформы по укреплению демократии, защите прав человека, борьбе с коррупцией, дальнейшему обеспечению независимости судебной системы, прозрачности и эффективности органов государственного управления. <…> Вопросы энергетической безопасности занимают важнейшее место в двусторонних отношениях Азербайджана и Соединенных Штатов Америки. И потому я хотел бы обратиться к членам этого комитета и в вашем, г-н председатель, лице к Конгрессу Соединенных Штатов в целом с призывом отменить в отношении Азербайджана положения Закона 1992 года о поддержке свободы, ограничивающие американскую помощь Азербайджану. Эти положения не соответствуют духу и уровню двусторонних отношений между нашими странами и по этой причине президент Соединенных Штатов ежегодно, начиная с 2002 года, отменяет их действие применительно к Азербайджану.



Владимир Абаринов: Посол Белоруссии в Вашингтоне Михаил Хвостов заявил Конгрессу, что его страна считает себя союзником США в борьбе за энергетическую независимость.



Михаил Хвостов: Это очень важно, что мы сегодня признаем наличие проблем глобальной энергетической безопасности, нынешних и будущих. Еще важнее то, что мы действуем, чтобы решить их. Энергетическая безопасность теперь уже не только вопрос национального суверенитета. <…> Необходимо отдавать себе отчет в нашей энергетической зависимости. Поодиночке мы бессильны повлиять на глобальную ситуацию. Почему Соединенные Штаты для нас незаменимы в этой дискуссии? Потому что без них пострадают наши политические возможности. Общее желание состоит в том, чтобы сделать сотрудничество в области энергетики взаимовыгодным и равным, хотя интересы каждой отдельной страны могут при этом не совпадать.



Владимир Абаринов: Михаил Хвостов высказался за разработку многосторонних соглашений, которые гарантировали бы интересы транзитных стран.



Михаил Хвостов: Значение транзитных стран все более возрастает. Четкие двусторонние, региональные и международные правила могут сделать транзит и поставки энергоносителей более предсказуемыми, углубить взаимозависимость и стабильность стран. Такой подход не отрицает право производителя получать выгоду от продажи своих нефти и газа, равно как и право зарабатывать на поставках. Белоруссия расположена на одном из маршрутов газового транзита из России в Европу. По объему газа, идущему транзитом через ее территорию, она занимает второе после Украины место. Россия – крупнейший поставщик газа в Европу и второй по значению источник сырой нефти. Транзитные страны должны получать долю от доходов производителя и потребителя. Ясная правовая база в этом вопросе поможет избежать куда более дорогостоящей альтернативы – сооружения более протяженных трубопроводов в обход.



Владимир Абаринов: Белорусский посол пожаловался на Газпром и сообщил, что в дальнейшем Минск намерен избавиться от диктата Москвы.



Михаил Хвостов: Договоры должны соблюдаться – мы понимаем это. Белоруссия принадлежит к числу стран, наиболее зависимых от внешних источников энергии. 80 процентов энергоносителей Белоруссия получает от России. Бизнес-стратегия Газпрома остается для моего правительства предметом озабоченности. Достаточное по объемам и доступное по ценам энергоснабжение составляет для Белоруссии предпосылку ее конкурентоспособности и экономического роста. Правительство убеждено в том, что наша энергетическая зависимость не может расти бесконечно, и нашим первым шагом к сокращению зависимости будет увеличение доли не углеродистых источников энергии и постепенное повышение эффективности энергопотребления. <…> Ключевая проблема энергетической безопасности Белоруссии – ее зависимость от единственного поставщика. В недалеком будущем Белоруссия сможет импортировать нефть из различных источников. У нас два нефтеперерабатывающих завода, и мы можем себе позволить расходы на транспортировку.



Владимир Абаринов: В заключение Михаил Хвостов выразил полную лояльность планам борьбы с российским монополизмом в Европе.



Михаил Хвостов: Белоруссия останется страной, активно вовлеченной в решение проблем энергетической безопасности региона, главным образом, Европейского Союза. Как надежное транзитное государство Белоруссия играет важную роль для обеих сторон восточно-западного коридора.



Владимир Абаринов: Эксперт вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Кейт Смит давно и внимательно наблюдает за развитием европейского газового рынка. В своем выступлении он отметил, что российский газовый шантаж – явление не новое.



Кейт Смит: Думаю, мы слишком долго игнорировали тот факт, что Россия все в больше мере использовала свои энергетические ресурсы в политических и стратегических целях. И хотя для многих события января 2006 года стали сигналом тревоги, пробудившим их от спячки, Россия применяет эту тактику, начиная с 1990 года. В 1992 году я был в Латвии и Эстонии и на себе испытал, что это такое – мне приходилось спать одетым, потому что энергоснабжение прекратилось. Причиной прекращения поставок было стремление российского правительства заставить эстонцев и латвийцев согласиться с присутствием в их странах российских офицеров в отставке. Затем в 1993-94 годах мы наблюдали отключения на Украине, и это имело серьезные политические последствия. С 1997 по 2000 год я жил в Литве. За эти три года монопольный экспортер российской нефти, Транснефть, прекращал поставки девять раз. Мы наблюдали то же самое в Латвии почти четыре года назад. Поставки нефти в Латвию были прерваны даже несмотря на то, что Латвия – член Европейского Союза. Ей никто не помог. Реакции из Брюсселя не было почти никакой. Литву отключали много раз с тех пор. Европейская Комиссия реагировала вялым письмом президента Евросоюза, на которое не было никакого ответа и за которым не последовало никаких дальнейших действий. Ну а когда, наконец, появилась более или менее сильная реакция, Россия заявила, что у нее неполадки с трубой, что она не может их устранить и потому поставок нефти в Литву больше не будет. Это очевидный политический жест. На эти действия давно пора обратить внимание.



Владимир Абаринов: По мнению Кейта Смита, Европа уже осознала угрозу, но действует слишком медленно и потому постоянно проигрывает Кремлю.



Кейт Смит: Слишком долго вопросы европейской энергетической политики решались на закрытых совещаниях господами Путиным, Шредером, Шираком и Берлускони. Теперь процесс становится более открытым, но, я думаю, в больших странах Европы все еще существует традиция поддержки собственных компаний, а малые страны предоставлены сами себе. Поэтому идея европейской энергетической политики, подобной американской, существует пока в большей степени на уровне разговоров, чем на уровне действий. В Европе наблюдается движение в правильном направлении, но тем временем Кремль, который ведь очень шустрый, научился действовать за непрозрачной кулисой. В России энергетической политикой занимаются офицеры разведки. Они знают свое дело, умеют действовать быстро, и они весьма успешно на протяжении последних двух лет парализовали попытки европейцев найти альтернативных поставщиков энергии в Европу. Я полагаю, некоторые из заключенных в последнее время сделок, таких как совершенно непрозрачные соглашения с Венгрией, со Словакией, Болгарией, Сербией – такие сделки по-настоящему вредят европейской политике и значительно затрудняют для Европы поиск альтернативных поставщиков. Полагаю, соглашение о прокладке газопровода по дну моря из России в Германию, заключенное господами Шредером и Путиным, не отвечают интересам ни Европы, ни, я уверен, Германии. Немцы будут платить за газ более чем вдвое дороже, чем если бы существовал свободный газовый рынок. И все мы помним, что сделку заключил бывший агент Штази, восточногерманской разведки, который тесно взаимодействовал с г-ном Путиным в годы «холодной войны», а теперь он второе лицо в компании, расположенной в Швейцарии, в кантоне Цуг, а первое лицо в этой компании – г-н Шредер. Таким образом, мы видим отсутствие транспарентности и нехватку общих усилий ради общих интересов Европы. Ситуация меняется, кое-что происходит, но, знаете, Европа оборачивается медленно, ищет консенсус, а Кремль действует очень быстро и очень эффективно.



Владимир Абаринов: Хельсинкская комиссия намерена провести серию слушаний об энергетической безопасности. Благодаря этой дискуссии американцы впервые увидели проблему в ее европейском измерении.



Почему так сложно помогать российским женщинам, попавшим в беду за рубежом?



Ирина Лагунина: Как мы уже сообщали на прошлой неделе, в Испании раскрыта организация, занимавшаяся поставкой российских женщин в ночные заведения страны для занятия проституцией. В ходе операции, проведенной в южно-испанских городах Эль-Эхидо и Рокетас, задержаны 88 человек. И в деле продолжают всплывать новые факты и подробности. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий:



Виктор Черецкий: Среди задержанных - 21 член группировки – россияне, украинцы, молдаване и испанцы - и 67 молодых россиянок, находившихся в Испании нелегально и занимавшихся проституцией. Задержания произведены в 18 ночных заведениях.


По данным испанской полиции, российская сеть действовала не только в Испании, но и в других странах Западной Европы. Она переправила за несколько лет из России на Запад более 6 тысяч женщин.


Лидеры группировки находились в России, где вербовали молодых женщин, якобы, для работы в Испании и других странах в качестве манекенщиц; многие из женщин, приехав в Испанию, принуждались к занятиям проституцией с помощью угроз и избиений, - говорится в сообщении полиции.


В нем отмечается, что непосредственно руководил сетью в Испании нигде не работающий 35-летний уроженец города Прокопьевск, Кемеровской области, по имени Артур и по кличке «Закиров». Подлинную фамилию этого россиянина полиция не называет, ссылаясь на решение судьи не разглашать данные задержанного. Одновременно отмечается, что он располагал в Испании дорогостоящей недвижимостью, автотранспортом и крупными суммами в банке; кроме того, у полиции есть сведения, что группировка переправила в Россию за три года своей деятельности в Испании миллионов евро, полученных за счет эксплуатации женщин.


О значении проведенной операции рассказывает комиссар Национальной полиции Испании Хосе Мария Сеара:



Хосе Мария Сеара: Речь идет о важнейшей операции, в ходе которой удалось обезвредить одного из лидеров группировки. Эта операция позволила идентифицировать организаторов преступной сети, поставлявшей женщин в Испанию и другие страны Европы. Наша задача – ликвидировать подобные сети и пытаться помочь женщинам, многие из которых приезжают сюда, думая, что будут заниматься каким-то более достойным трудом. Мы также обязаны предупредить российских женщин, которые намерены отправиться в Испанию, что они могут стать жертвой торговцев живым товаром.



Виктор Черецкий: Вместе с тем, испанская полиция сознает, что далеко не все молодые женщины, приезжающие в Испанию из России, являются жертвами обмана со стороны мафии. Многие приезжают самостоятельно, вполне сознавая, что их ждет. Комиссар полиции Сеара:



Хосе Мария Сеара: Нам известно, что определенную часть женщин доставляет сюда мафия, используя свои каналы вербовки, обман, шантаж и другие средства из своего преступного арсенала. Она продолжает осуществлять контроль над завербованными и на территории Испании, отбирая у них часть их заработка. Но есть и другая форма привлечения сюда женщин. Проработав определенное время в Испании, некоторые россиянки начинают зазывать сюда своих подруг, рассказывая им чудеса о якобы «райской» жизни в Испании.



Виктор Черецкий: Нынешняя крупномасштабная полицейская операция прошла в провинции Альмерия, на юго-востоке Испании. Уже несколько лет в этой провинции действует российско-испанская общественная организация «Альмерия по-русски», которая помогает россиянкам, желающим порвать с проституцией и вернуться к нормальной жизни. О том, как зачастую в России происходит вербовка девушек для работы в ночных заведениях Испании, рассказала радио «Свобода» секретарь организации Марина Борзенкова:



Марина Борзенкова: Тут на самом деле все очень просто. Одна из приезжих девушек нравится начальнику заведения. Она становится его супругой, гражданской или настоящей... занимается приемом девушек... поставкой девушек из города, из которого она приехала... где она ищет контакты... Они приезжают к ней в бар.



Виктор Черецкий: То, что девушка вполне сознает, чем ей придется заниматься в Испании, еще не означает, что ее здесь не ждут неприятные «сюрпризы». В любом случае она становится объектом эксплуатации и попадает в полную зависимость к своим работодателям. Ведь, как правило, деньги на дорогу, на оформление визы, на обустройство в Испании, ей дают в долг, а затем этот долг взимают с большими процентами за оказанную «услугу». Зарабатывают на женщинах и российские отправители «живого товара» и испанские получатели. Последние щедро платят, но, разумеется, не девушкам, а тем, кто направил их в Испанию. Ну а девушкам достается лишь жалкая часть того, что оставляет в ночном заведении клиент: львиная доля идет хозяину, который должен и заработать, и возместить свои расходы на покупку «товара». Марина Борзенкова:



Марина Борзенкова: Более трех миллиардов евро, по-моему, ушло из Испании на покупку людей. Мы живем здесь и все это видим. Приходит мужчина, мы знаем, что у него есть бар. Он приходит и отправляет деньги через «Вестерн-Юнион». Отправляет круглую сумму – две-три тысячи. Естественно, отправляет всегда одному человеку – это его контакт в России. Или приходит его официантка – отправляет этому контакту. Все это на виду.



Виктор Черецкий: Итак, что все же побуждает молодых российских женщин отправляться в Альмерию? Некоторых даже по нескольку раз? Говорят, что безысходность, нищета – материальная и духовная, желание заработать, посмотреть мир и даже найти жениха-испанца:



Марина Борзенкова: Есть достаточно большой процент тех, кто возвращаются второй, третий раз, у кого безысходное положение в России и кто больше себя просто ни в чем не нашел. Или кто-то надеется, может быть, мужа на самом деле... надежда умирает последней, особенно у женщин. Но есть и такие, которые «попадают» первый раз. Первый раз, и для которых потом выбраться... и которые помнят потом об этом всю жизнь.



Виктор Черецкий: Любопытно, что в Альмерию приезжают женщины лишь из вполне определенных регионов России, что, по мнению полиции, также свидетельствует, что эти поездки носят не стихийный, а вполне организованный характер. Вот что рассказывает секретарь ассоциации «Альмерия по-русски»:



Марина Борзенкова: У нас очень много тамбовских... Волгоград – город Волжский, почему-то именно... Есть Кострома, есть Пермь даже. Есть Чайковский, городок маленький, по-моему, на Урале, но оттуда, как ни парадоксально, очень много девушек. Но, в основном, Тамбов и Волгоград.



Виктор Черецкий: Помимо ассоциации «Альмерия по-русски» судьбой российских женщин, оказавшихся в далекой испанской провинции, обеспокоена русская православная церковь. Отец Андрей, настоятель прихода в Мадриде, посещает Альмерию в попытках оказать духовную и моральную поддержку россиянкам:



Отец Андрей: В Альмерии сейчас живет около 10 тысяч русских граждан, граждан Российской Федерации, из которых примерно 97% - это представительницы слабого пола. Если с ними поговорить, если спросить, откуда они, то называются несколько городов, несколько географических точек. И эта информация заставляет предположить, что мы имеем дело не с каким-то спонтанным, случайным явлением, а речь идет о хорошо отлаженном механизме по отправке русских девушек в Испанию. Ситуация, конечно, очень не простая. Кто-то из них выходит замуж за местных жителей, но понятно, что путь, на который они встали, это путь очень скользкий и этот путь очень часто связан с деградацией. Там есть место и для алкоголизма, и для наркомании, и для чего угодно.



Виктор Черецкий: То, что для многих российских женщин испанская авантюра может закончиться и часто заканчивается трагедией – не преувеличение. Ассоциации «Альмерия по-русски» не раз приходилось устраивать больных, искалеченных хозяевами или клиентами женщин в клиники или отправлять на родину гробы с телами молодых россиянок. Рассказывает Марина Борзенкова:



Марина Борзенкова: Девушки из баров попадают в полицию, когда их находят без всего абсолютно в каких-то местах с расстройством памяти. Было несколько несчастных случаев. У нас девушка одна отравилась кокаином – умерла в одном из этих заведений. Как потом выяснилось, насильно ей все это было дано... как следствие показало. Нам приходится репатриировать тела – приезжают матери. Матери останавливаются у нас. Помогаем, чем можем.



Виктор Черецкий: Есть у российских девушек в Альмерии и враги среди местного населения. Они даже объединились в общественную организацию, чтобы бороться с россиянками:



Марина Борзенкова: У нас рядом в городе Эль-Эхидо очень большое количество клубов – они так называются клубы или бары «де альтерне» - там создана ассоциация испанских женщин против русских девочек. Почему? Потому что испанские женщины считают, что русские девочки у них как бы уводят мужей. Они не считают, что мужья сами уходят.



Виктор Черецкий: Между тем, священник отец Андрей считает, что сложившаяся в Альмерии ситуация вокруг многих российских женщин требует неотложных мер, со стороны как России, так и Испании:



Отец Андрей: Я думаю, что мы имеем дело сейчас в Испании и в Альмерии, в частности, с подлинным человеческим трафиком – и это не преувеличение. То, что происходит – это повод задуматься. Задуматься над тем, что мы имеем дело с хорошо организованным механизмом, который работает не только на Испанию, но и на другие страны. Я думаю, что это повод и для российских, и для испанских государственных органов хорошо подумать над тем, что можно сделать не для того, чтобы этих людей наказать, не для того, чтобы этих людей покарать, а для того, чтобы этим людям помочь выйти из того положения, в котором они оказались.



Виктор Черецкий: С отцом Андреем согласен комиссар Национальной полиции Испании Хосе Мария Сеара. Однако он уверяет, что его люди могут действовать лишь в рамках испанского законодательства. Запретить россиянкам заниматься проституцией они не могут. Ведь испанский закон не запрещает эту деятельность:



Хосе Мария Сеара: Мы можем действовать лишь при определенных обстоятельствах. Если девушки добровольно занимаются проституцией и имеют документы для проживания в Испании, мы ничего с ними сделать не можем. Если есть соответствующая информация, то мы можем действовать против сутенеров, против тех, кто их сюда привозит и эксплуатирует, поскольку закон запрещает эксплуатацию женщин. Так что мы можем помочь, лишь когда к нам обращаются, когда что-то случается. А так мы можем только отслеживать ситуацию.



Виктор Черецкий: Испанцы пытаются действовать против тех, кто эксплуатирует проституток, наказывая содержателей ночных заведений и вербовщиков. Правда, вербовщики почти всегда оказываются вне зоны досягаемости испанской полиции. Ведь они занимаются торговлей живым товаром, не покидая России. Ну а что делает Россия, чтобы предотвратить ситуацию, которую многие сравнивают с работорговлей?



Марина Борзенкова: Меня в 2004 году приглашали на заседание Госдумы на обсуждение закона о россиянах, проживающих за рубежом. Там я этот вопрос поднимала, мне сказали, что надо обратиться в ООН, в комитет по защите прав человека и так далее. Все это от нас довольно далеко.



Виктор Черецкий: В истории с одураченными и попавшими как «кур в ощип» девчонками из российской глубинки роли разделились. Мафия, посредники-одиночки и владельцы борделей набивают карманы неправедными деньгами, местная российская и испанская общественность пытается помочь, чем можем, россиянкам, полиция Испании отлавливает и сажает зарвавшихся и потерявших бдительность негодяев-сутенеров. Но почему же российская Дума дает совет обратиться в ООН...



Новые аргументы в пользу существования «черных дыр».



Ирина Лагунина: Российские астрофизики получили неожиданный сильный аргумент в пользу существования во Вселенной черных дыр. Им удалось наблюдать эргосферу - необычную область закрученного пространства, которая встречается только у черных дыр. Предсказанные общей теорией относительности черные дыры имеют столь необычные свойства, что даже горячие сторонники теории Эйнштейна порой испытывают сомнения. Например, не верил в черные дыры знаменитый астрофизик Артур Эддингтон, автор первой популярной книги о теории относительности. Однако новые наблюдения и расчеты способны переубедить многих скептиков. Рассказывает руководитель исследовательской группы, профессор астрофизики Московского государственного университета Владимир Михайлович Липунов. С ним беседует Александр Сергеев.



Александр Сергеев: Владимир Михайлович, давайте начнем с самого общего – «черные дыры», эргосфера, о чем идет речь?



Владимир Липунов: «Черная дыра» известна человечеству около 90 лет. Это одно из самых необычных следствий теории гравитации Эйнштейна. Карл Шварцшильд, немецкий физик получил решение уравнения Эйнштейна, которое обладало одним удивительным свойством: в этом решении существовала область, попадая в которую, любое тело уже не могло вернуться в обычную нашу Вселенную. Это поверхность невозврата, как в эпосе есть вечное невозвращение. Есть такая песня о падающем телеграфисте. Представьте себе телеграфиста, который падает в «черную дыру» и передает с равной периодичностью сигналы «тик-тик-тик». Вот когда он приближаться к горизонту событий, эти тики пойдут все реже. И когда он пересечет горизонт событий, эти тики перестанут к нам приходить, и информация навсегда исчезнет вместе с этим телеграфистом.



Александр Сергеев: «Черные дыры» до сих пор считаются теоретическими объектами - это все игра с уравнениями.



Владимир Липунов: Ну знаете, есть такое понятие – научное сообщество. Оно как бы уже не сомневается, что «черные дыры» существуют, они открыты. То есть это некое общее место. В то же время надо понимать, что речь идет не о «черных дырах», а о кандидатах в «черные дыры». Лет 30 назад я встречался с замечательным советским астрофизиком, который положил в прямом смысле жизнь свою на открытие «черных дыр». Он как-то говорил: Володя, надо найти то, что отличает «черную дыру» от других объектов Вселенной - нейтронных звезд, белых карликов, бог знает чего, но что-то такое, что присуще только «черной дыре». И выяснилось, что обычные «черные дыры» в этом смысле совершенно не помощники. Тело, которое попадает действительно в интересную область – это горизонт события, оно уже ничего о себе сообщить не может. Вещество, которое подбирается к этому горизонту, излучает всю энергию задолго до того, как попадет туда. И когда эффекты релятивистские так называемые, эйнштейновские эффекты становятся большими, эти эффекты падают вместе с этим веществом в ту же «черную дыру» буквально за миллисекунды. И поэтому мы говорим о кандидатах в «черные дыры». То есть да, мы видим объекты, вокруг которых вращаются аккреционные диски, эти аккреционные диски вроде бы светят по формулам, соответствующим правильным, но на самом деле если вы «черную дыру» замените на другой объект, ничего не изменится.



Александр Сергеев: Ну да, аккреционный диск – это газ крутится вокруг «черной дыры», а ему все равно, он может раскрутиться вокруг нейтронной звезды с тем же успехом.



Владимир Липунов: Практически да. Во всяком случае, эффект релятивистский 5-10% максимум.



Александр Сергеев: Вы сказали, что вы нашли эффект, который отличает «черную дыру».



Владимир Липунов: Этот эффект на самом деле открыли английские физики еще в 60 годы. Я как астроном просто указал на это. А физики открыли, что если «черная дыра» вращается.



Александр Сергеев: А как это может вращаться «черная дыра»?



Владимир Липунов: Мы же понимаем, что есть какие-то прародители «черных дыр» - это звезды, у которых кончились запасы энергии, дальше все коллапсирует. Вот эти звезды, они же вращались раньше, просто, как правило, это медленное очень вращение, оно ничего не меняет. Но возможны ситуации очень редкие, когда предки этих «черных дыр» вращаются быстро. И в этом случае все меняется, конечным продуктом оказывается другая «черная дыра», ее называют керовской «черной дырой». У этой дыры есть поверхность - эргосфера.



Александр Сергеев: Она окружает эту «черную дыру», вроде как белок вокруг желтка.



Владимир Липунов: Очень похоже, да. И вот в этом белке, оказывается, нельзя покоиться. Любое тело, любая частица, которая попадает в эргосферу, она постоянно вращается вокруг «черной дыры». Никакие двигатели ракетные, никакие энергии не могут заставить это вещество остановиться.



Александр Сергеев: То, что называют закрученное пространство.



Владимир Липунов: Можно так сказать.



Александр Сергеев: Мы оттуда вырваться можем?



Владимир Липунов: Можем без всяких проблем. Более того, она хороша тем, это впервые показал физик Пенроуз, что различные физические процессы в эргосфере приводят к тому, что можно отбирать энергию у «черной дыры». Дело в том, что оказывается у вращающейся «черной дыры» есть два вида энергии – одна, связанная с неподвижной массой, а другая с вращением. Вот эту энергию вращения можно извлекать.



Александр Сергеев: То есть «черная дыра» работает как гигантский маховик.



Владимир Липунов: Важно даже другое. Смотрите: когда я говорил о «черной дыре», вы можете близко подойти к горизонту событий, запустить туда какой-то кусок вещества, но оно там будет жить миллисекунды, потому что там гигантская радиальная сила и нет никаких центробежных сил. После того, как вы приблизились на 10% к горизонту событий, все падает за миллисекунды. А эргосфера позволяет находиться вблизи этого страшного горизонта событий, поверхности невозвращения практически сколь угодно долго. То есть обычное вещество, будучи положенным в эту эргосферу, имеет огромное время для того, чтобы излучить свою энергию, извлечь энергию «черной дыры». То есть она может очень долго работать, не тысячная доля секунды, как это обычно происходит, а минуты, часы.



Александр Сергеев: И вы именно этот эффект наблюдали?



Владимир Липунов: Мы считаем, что да, мы этот эффект наблюдали. История была такая: года четыре назад мы занялись оптическим наблюдением гамма-всплесков, гамма-всплески – это взрывы во Вселенной, как мы теперь знаем, самые мощные. Эти взрывы происходят очень далеко.



Александр Сергеев: То есть это значит, что у них гигантская энергия.



Владимир Липунов: Да, абсолютно, она в миллионы раз превосходит все, что мы знали до сих пор.



Александр Сергеев: Больше сверхновых?



Владимир Липунов: В сотни тысяч раз.



Александр Сергеев: Но это все светится в гамма-диапазоне, который только в космосе регистрируется.



Владимир Липунов: И так думали до 97 года, что это идет в гамма-диапазоне. В 97 году открыли, что одновременно с гамма идут рентгеновские и оптические лучи. Мгновенно было определено расстояние, оно оказалось порядка10 миллиардов световых лет.



Александр Сергеев: То есть вообще на краю Вселенной.



Владимир Липунов: Да, можно сказать, что на краю Вселенной. При этом мощность такова, что, по-видимому, некоторые гамма-всплески можно увидеть простым глазом. Наша Вселенная - большая деревня просто. Самое яркое оптическое излучение было открыто с помощью телескопа диаметром 10 сантиметров.



Александр Сергеев: То есть это любительский размер.



Владимир Липунов: У любителей сейчас телескопы по полметра. Но на самом деле у телескопа, об этом забывают часто, есть очень важный параметр – это поле зрения. Так вот у этого маленького 10-сантиметрового телескопа поле зрения было в тысячу раз больше, чем у обычного. Именно это и позволило увидеть оптическое излучение, большой телескоп просто никогда бы не навелся бы на этот гамма-всплекс. Когда был теракт в Лондоне, как нашли террористов? Что, с помощью 10-метровых телескопов? Нет, с помощью сантиметровых камер, потому что у камер было гигантское поле зрения и из сотен тысяч лиц они выбрали то, что надо. Тот же прием: вы берете небольшую камеру с большим полем зрения и среди тысяч объектов, попадающих туда, выбираете странный.



Александр Сергеев: Этот объект все-таки по подсказке выбирается, не случайно.



Владимир Липунов: По небольшой подсказке, когда есть подсказка гамма-телескопа. Сейчас работает прекрасный американский аппарат «Свифт».



Александр Сергеев: И вот теперь пришло время поговорить все-таки о вашем результате. Как я понимаю, у вас установлен телескоп-робот, который на эти сигналы «Свифта» космического гамма-телескопа откликается немедленно.



Владимир Липунов: Да, наш телескоп в деревне под Москвой, под Домодедово, связан с центром исследований гамма-всплесков НАСА, который в свою очередь связан с гамма-телескопом на орбите. И примерно за несколько десятков секунд мы получаем информацию из космоса в нашу деревню на наш телескоп. Обычно спрашивают, кому принадлежит ваш телескоп, когда я прихожу в институт и спрашиваю, нельзя ли оплатить интернет в телескоп. Дело в том, что телескоп расположен на частном участке сотрудника нашего института, телескоп построен за деньги фирмы «Очкарик» московской. То есть государство наше не затратило ни копейки практически на этот эксперимент. Кроме того, что там имеется уникальная матрица, когда нам ее покупала фирма «Очкарик», это была самая большая матрица в мире. Для чего нужно было? Для большого поля зрения. Но самая важная деталь в телескопе – это те мозги, это компьютер, который мы обучили, наши студенты, аспиранты, наша группа, человек 5-7, фактически энтузиасты, которые в течение двух-трех лет сами построили эту обсерваторию и сами обучили телескоп наблюдать. Полностью автономный телескоп, он сам открывает крышу, сам ждет сигнала с космического гамма-телескопа, обменивается с Соединенными Штатами информацией по гамма-всплескам. И он может решать и другие задачи. Например, мы впервые с территории России открыли сверхновые звезды.



Александр Сергеев: В момент, когда мы встретились, вы как раз сказали, что вот только что пришел сигнал по SMS о том, что случился гамма-всплеск.



Владимир Липунов: Да, мы дублируем на SMS для того, чтобы либо дежурный наблюдатель, либо я тут, находясь в Москве, за ноутбуком мог бы тут же войти, проверить, навелось ли там.



Александр Сергеев: А часто идут сообщения?



Владимир Липунов: Это сложный эксперимент, к сожалению, нацелен на очень редкие события. Когда мы его начинали, это было раз в месяц, сейчас примерно раз в три дня благодаря «Свифту». Но вы должны учесть, что они могут и днем приходить, когда наш телескоп не может ничего видеть, в дождь, много факторов есть. Так что в среднем раз в несколько месяцев у нас получается успешное наведение.



Александр Сергеев: Как раз один из таких случаев наведения - это и был случай, о котором вы говорите.



Владимир Липунов: Это было 29 сентября прошлого года. Мы получили изображение, первую телеграмму мы буквально чрез 10 минут дали, потом была бессонная ночь. Вообще это страшно интересная работа. Этот эксперимент похож на какие-то эксперименты в ЦЕРНе, где стоит коллайдер, когда ждут пять событий в течение года. А тут ждет весь мир астрономов. То есть через час подключаются греки, потом подключаются испанцы. Ночь приходит в Южную Америку. Поэтому мы не засыпаем, следим за телеграммами и так далее. Потом потребовалась более тонкая обработка, на которой мы обнаружили довольно неожиданную вещь. Обычное оптическое излучение, будучи зарегистрированное, начинает падать. Взрыв, после которого рассеивается и все замирает. А здесь на четырехсотой секунде мы обнаружили обратное повышение блесков. И постепенно вырисовалась модель, не скажу, что она новая, когда-то лет десять назад я ее уже обдумывал, были какие-то публикации. Все понимают, что если бы это был обычный коллапс, все кончилось бы в миллисекунду и мы бы видели просто затухание. А тут как будто взрывы продолжаются, грубо говоря, не просто подорвали снаряд, а целый склад. То есть впечатление, что борьба сил гравитации, которые заставляют вещество уйти навсегда из нашей Вселенной, продолжается на четырехсотой секунде.



Александр Сергеев: Вот это вы связали с поведением вещества в эргосфере «черной дыры»?



Владимир Липунов: Не только мы, а другие заподозрили, что что-то неладное происходит с этой машиной, которая взрывается, то есть она хочет дальше работать, она не хочет сразу уйти под горизонт, вещество сопротивляется. Вот эта самая эргосфера продлевает жизнь гамма-всплеску. Мы построили модель, где стали объяснять это все. И вдруг 10 января уже этого года американцы сообщили со «Свифта», с гамма-телескопа, что они обнаружили удивительный гамма-всплеск, где работа центральной машины не заканчивалась не 400 секунд, а 10 тысяч секунд. Представить себе, что «черная дыра» образуется несколько часов после того, как вещество практически упало на горизонт событий, если она не вращается - это невозможно. И как только мы это поняли, мы написали работу в журнал. И основной пункт то, что мы считаем, что американский гамма-телескоп в том случае в течение часа наблюдал объект в эргосфере «черной дыры». Вот место, откуда приходит это излучение, там время течет в 13 раз медленнее, чем на Земле.



Александр Сергеев: Ведь на эту тему, существуют «черные дыры», не существуют, вы сказали, что профессионалы привыкли считать, что они есть. Но широкая общественность на эту тему по-разному высказывается. Некоторым, как Эддингтону, не нравится, что что-то такое черное, мрачное сидит.



Владимир Липунов: Я думаю, что Эддингтон требовал бы последних доказательств по гамбургскому счету. Он бы требовал самых сильных эффектов не 20-30%, а в 20 раз эффектов.



Александр Сергеев: И сейчас это есть?



Владимир Липунов: В нашей модели – да, и мы в это верим. Но вы понимаете, что любое открытие должно быть подтверждено. Очевидно, люди начнут более детально исследовать, будут проверять.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG