Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Кынев об избирательном законодательстве и перспективах оппозиционных партий в России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Михаил Саленков.



Андрей Шарый: Многие эксперты в России считают, что нынешняя Государственная Дума - это часть властной вертикали, а изменения, внесенные в законодательство о выборах, лишь закрепляют это положение, и оппозиционным партиям, и парламентским, и внепарламентским ни за что не удастся изменить такое положение. О нынешнем избирательном законодательстве и перспективах некоторых оппозиционных партий в России корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков беседовал с экспертом Независимого института выборов политологом Александром Кыневым.



Михаил Саленков: Представители всех партий, представленных в российском парламенте и не представленных в российском парламенте, обсуждали избирательное законодательство российское, которое существует на сегодняшний день. Естественно, единого мнения нет. У "Единой России" своя точка зрения, у ЛДПР, скажем, и коммунистов - другая совершенно. Как бы вы охарактеризовали это законодательство на сегодняшний день?



Александр Кынев: То законодательство, которое сегодня есть, то есть эта комбинация крайне жесткого законодательства о политических партиях в сочетании с принудительным введением пропорциональной избирательной системы, по сути дела, ничего общего не имеет с созданием нормальных политических партий. На мой взгляд, оно является препятствием для создания политических партий, как объединения людей на базе реально существующих общественных интересов. То есть если в цивилизованном мире партии - это объединения, аккумулирование гражданских инициатив снизу вверх вокруг конкретных вопросов, проблем, которые стоят перед теми или иными социальными группами, формируются под них программы, под это формируются партии, то наши политические партии - это чисто технологические инструменты, имеющие на сегодняшний день только одну институциональную цель - создавать определенную систему подчиненности среди депутатского корпуса. То есть в современных российских условиях политические партии - такой же элемент властной вертикали, как прокурорская вертикаль, судебная, органов внутренних дел и так далее. То есть по закону о политических партиях государственная бюрократия полностью контролирует бюрократию партийную, а партийная бюрократия, благодаря законам об императивном мандате и запрете на выдвижение по спискам политических партий членов других партий, контролирует депутатов. Получается, что косвенным путем государственная бюрократия через контроль надпартийный контролирует депутатский корпус. То есть никакого другого смысла в современных условиях при таком законе о политических партиях полностью пропорциональной системы нет.



Михаил Саленков: Сегодня один из представителей "Единой России" заявил, что нынешнее избирательной законодательство открывает большие перспективы перед оппозиционными партиями, такими, как, например, "Яблоко" и Союз правых сил, якобы они могут быть представлены в региональных парламентах гораздо шире, чем ранее.



Александр Кынев: На мой взгляд, это все демагогия, потому что партийную систему нужно оценивать не с точки зрения того, для какой конкретно партии она создает преференции, а дает ли данная партийная система возможность гражданам через политические партии отражать свои интересы. Вот именно с этой точки зрения никакой возможности данная система не дает. Это система, в максимальной степени ставящая депутатов в подчиненное органам исполнительной власти положение. А какой партии (они в этой системе состоят) не имеет никакого значения, поскольку все партии абсолютно одинаково зависимы от регистрирующих и контролирующих органов. Это просто демагогия.



Михаил Саленков: Вы сказали, что фактически парламент - это часть властной вертикали в России.



Александр Кынев: Да, на сегодняшний день так.



Михаил Саленков: На сегодняшнем брифинге "Другой России" было заявлено о том, что они создадут не легитимный, но фактически теневой парламент. Есть в этом смысл?



Александр Кынев: Никакого смысла в этом нет. Парламент - это институт, избранный гражданами. Создание каких-то симуляторов, не понятно кого представляющих, это будет какая-то, может быть, пиарная попытка самоорганизации внутри собственных рядов, но, конечно, парламентом быть не может.



Михаил Саленков: Каковы шансы оппозиционной коалиции "Другая Россия" перед выборами?



Александр Кынев: "Другая Россия" не является политической партией, поэтому говорить о каком-то изменении политической картины... Любые события внутри нее никакого влияния на ход избирательной кампании оказать не могут по той причине, что она не является избирательным объединением. Так что в этом смысле пертурбации внутри могут иметь какое-то значение только на президентских выборах, но никак не на парламентских.



Михаил Саленков: Как вы знаете, Михаил Касьянов заявил о том, что у него будет новый НДС. Как оцениваете его шансы?



Александр Кынев: НДС, который он будет создавать... в любом случае до момента выборов политическая партия зарегистрирована быть не сможет, потому что для этого нужен, минимум, год, если скрупулезно все требования закона соблюдать. Так что в любом случае с точки зрения выборов в Государственную Думу это не окажет никакого воздействия.


XS
SM
MD
LG