Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Генсек НАТО: «Я выступаю за то, чтобы обсуждать вопросы противоракетной обороны с нашими российскими партнерами»


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Брюсселе Наталья Викулина.



Андрей Шароградский: Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер не рассматривает будущее расширение Североатлантического Союза как угрозу для какой бы то ни было страны. Он также уверен, что континентальная Европа защищена от любых ракетных угроз, и что НАТО следует обсуждать вопросы противоракетной обороны со своими партнерами - в частности, с представителями России. Об этом Яап де Хооп Схеффер заявил в эксклюзивном интервью Радио Свобода. С ним беседовала наш корреспондент в Брюсселе Наталья Викулина.



Наталья Викулина: Как бы вы могли прокомментировать предложения президента России Владимира Путина об использовании радиолокационной станции в Габале в Азербайджане?



Яап де Хооп Схеффер: Прежде всего скажу - у меня нет информации, о чем именно говорили президенты Владимир Путин и Джордж Буш на встрече в Кеннебанкпорте в прошлые выходные. Безусловно, я знаю из сообщений прессы, что они обсуждали тему противоракетной обороны, и со стороны Путина поступило еще одно предложение. Но это - американо-российские дискуссии. Моя работа в НАТО заключается в том, чтобы переговоры между США и Польшей, США и Чехией относительно ракет-перехватчиков и радара продолжались. НАТО еще не приняло решение по этому вопросу, но я должен подчеркнуть, что, в конце концов, континентальная Европа защищена от любых ракет - и большой дальности действия, что волнует США, и малой и средней дальности, с помощью тех средств, которые может предложить НАТО. Кстати, я являюсь сторонником обсуждения вопросов противоракетной обороны также с нашими партнерами, в частности, с Россией. Вы знаете, что Совет НАТО-Россия дважды встречался специально для консультаций по этой теме, наши американские друзья провели очень открытые и прозрачные брифинги по противоракетной обороне.


Предложения по использованию азербайджанского радара, с которыми выступил Владимир Путин, также как и другие его предложения, мне комментировать сложно. НАТО находится на этапе оценки угроз. Такое поручение дали главы государств и правительств стран-членов НАТО на саммите в Риге в ноябре прошлого года, они сказали генеральному секретарю НАТО и послам - пожалуйста, внесите изменения и дополнения в вашу оценку. Я думаю, что страны Североатлантического союза согласились, что такая угроза существует, ракетная угроза исходит от стран-изгоев, и мы сейчас прорабатываем возможные решение по противоракетной обороне. Но это со стороны НАТО. А обсуждение между США и Польшей и США и Чехией - это обсуждение преимущественно двустороннее, которое является очень актуальным для НАТО. Союз должен оценить, какими будут последствия этого решения для всего НАТО, для всех 26 стран, безусловно, включая США. Именно это мы и начали обсуждать.



Наталья Викулина: Какую угрозу для России может нести расширение НАТО и евроатлантические устремления Украины?



Яап де Хооп Схеффер: Как правило, я никогда не рассматривал расширение как угрозу для какой бы то ни было страны. Каждая страна вступает в НАТО по собственному желанию, НАТО никогда не оказывало давления ни на одну страну, чтобы она вступила в альянс. Решение о членстве в НАТО принимается на основании конкретных достижений и по собственному желанию людей. Так было и будет всегда. То, что хочет делать Украина, зависит от украинского народа. Я не могу это комментировать, Украина сама решает, в каком направлении ей идти. Конечно, расширение НАТО обсуждалось с нашими российскими партнерами и собеседниками. Я не вижу, как любое будущее расширение НАТО могло бы представлять угрозу для кого бы то ни было. НАТО является демократической семьей. И от украинского народа зависит, каким путем он хочет идти.



Наталья Викулина: На Украине, по некоторым данным, общественное мнение слабо поддерживает идею вступления страны в НАТО. Чем бы вы могли это объяснить?



Яап де Хооп Схеффер: Я никогда не комментирую результаты опросов общественного мнения. Но я знаю, что на Украине, безусловно, существуют люди, которые критически относятся к идее членства в Североатлантическом союзе. Это их законное право. НАТО - это не товар, не стиральный порошок, например. Мы не идем на Украину, чтобы «продать» себя. Мы не торгуем НАТО, мы объясняем, что это такое. Я думаю, что мы должны помочь людям, критически относящимся к НАТО - в том смысле, чтобы они знали больше, были лучше информированы о деятельности нашего союза. Много людей на Украине, как и я, стали взрослыми во времена “холодной войны”, когда НАТО было соперником, если не сказать - врагом. Но сейчас у нас абсолютно другие перспективы. Мы живем в другом мире. Я могу понять чувства этого поколения - об этом я говорил в Москве две недели назад и во время радиодебатов с господином Мироновым в Санкт-Петербурге. Даже если подходы людей являются ошибочными, я должен воспринимать их серьезно. Эти люди убеждены в том, что НАТО все еще остается организацией холодной войны. Но это неправильно, потому что холодной войны больше не существует.



Наталья Викулина: Вы выдвинули идею о стратегической роли НАТО в вопросах энергетической безопасности. Какого рода угрозы может предотвратить НАТО в этой области?



Яап де Хооп Схеффер: Я не связываю вопросы энергетической безопасности и НАТО со словом «угроза». Я думаю, что не надо обсуждать это в таких терминах. Такой угрозы нет. Но что мы можем сделать, так это начать обсуждение на основе принятых на саммите в Риге решений глав государств и правительств. Это обсуждение только начинается, чтобы определить вклад НАТО в дискуссиях об энергетической безопасности. Я намереваюсь работать в этом направлении с Североатлантическим советом, с послами. Ведь мы должны отрапортовать нашим политическим руководителям, что сделано, согласно их поручению в Риге, например, в сфере критически важной инфраструктуры. Но при обсуждении энергетической безопасности мы не должны забывать, что за собственную инфраструктуру ответственность несут исключительно государства. НАТО никоим образом не будет вмешиваться в национальную ответственность за инфраструктуру. Вместе с тем, если будет возможность обмениваться хорошим опытом реагирования на серьезные гражданские чрезвычайные ситуации или террористические акты - да, здесь мы можем, по крайней мере, обменяться информацией и наладить тесное сотрудничество. Но пограничная линия должна быть всегда. И эта линия - национальная ответственность за энергетическую безопасность. А НАТО должно действовать на основе той добавленной стоимости, которую мы можем создать.



Наталья Викулина: Сказал генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер.


XS
SM
MD
LG