Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация в Южной Осетии. Два взгляда на будущее одной республики


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Представляю вам новую рубрику итогового выпуска программы "Время Свободы" "Столкновение": два взгляда на будущее одной республики. На мои вопросы отвечают сегодня президент самопровозглашенной республики Южная Осетия Эдуард Кокойты и глава временной администрации Цхинвальского района Дмитрий Санакоев.


42-летний Эдуард Кокойты, бывший чемпион Грузинской ССР по вольной борьбе и комсомольский работник, воевал за независимость Южной Осетии от Грузии, возглавил непризнанную республику в 2001 году. В ноябре 2006 года президентские полномочия Кокойты подтверждены на очередных выборах. Политическую позицию Кокойты легитимирует состоявшийся в те же сроки очередной референдум о независимости республики.


В чем главная цель вашей политики? Чего вы хотите: чтобы Южная Осетия стала частью Российской Федерации, независимым государством или вы допускаете какую-то форму совместного государственного образования с Грузией?



Эдуард Кокойты: Мы добиваемся независимости нашего малочисленного народа, гарантий безопасности и дальнейшего существования. Это политика, которая проводится сейчас нынешним руководством Грузии, это выдавливание осетин и лишение нас всяких гарантий безопасности в будущем.



Андрей Шарый: А какова форма этой независимости? Независима Южная Осетия?



Эдуард Кокойты: Боремся за независимость Южной Осетии.



Андрей Шарый: В составе Российской Федерации или нет?



Эдуард Кокойты: Входить в состав России или нет - это уже будет вторым вопросом, это тоже определят народы республики Южная Осетия.



Андрей Шарый: О чем вы готовы говорить с грузинскими властями?



Эдуард Кокойты: Уже третий год добиваемся встречи с президентом Грузии для подписания меморандума о невозобновлении боевых действий. Добиваемся так же реализации трехэтапности плана урегулирования, о чем говорила югоосетинская сторона, что потом и повторил президент Грузии Саакашвили с высокой европейской трибуны. Нам необходимо в первую очередь восстановить взаимодоверие между нашими странами, потом создать все необходимые условия для экономического развития. Все наши действия должны быть направлены на обеспечение населения, которое проживает в зоне конфликта, независимо от национальной принадлежности, всем необходимым.


Третье - это обсудить политический вопрос, статус.



Андрей Шарый: Почему Южная Осетия не может существовать в составе Грузии?



Эдуард Кокойты: Дело в том, что уже мы неоднократно предлагали Грузии еще в начале 90-х годов, в конце 80-х годов, у нас сегодняшняя ситуация, которая складывалась в Грузии, это далеко от той демократии, о которой они говорят. Нет гарантий безопасности того, что Грузия не учинит очередной геноцид осетинского народа. Ведь нужно исходить из исторических реалий. Югоосетинский народ подвергся геноциду и в 20-м году, когда более 20 тысяч осетин были уничтожены грузинской стороной, в конце 80-х, 90-х годов очень большое количество осетин было вынуждено покинуть все те места, большая часть которых сейчас как беженцы проживают на территории Северной Осетии. Мы не хотим повторения этого. Нахождение в составе Грузии не дает гарантии малочисленному осетинскому народу.



Андрей Шарый: Речь идет о любой Грузии всегда или только о сегодняшней Грузии во главе с президентом Саакашвили?



Эдуард Кокойты: Не только о сегодняшней Грузии. Потому что до Саакашвили первую агрессию предпринял Гамсахурдиа.



Андрей Шарый: Вы допускаете какую-то возможность контактов временной администрации Осетии во главе с господином Санакоевым.



Эдуард Кокойты: Господин Санакоев так называемый, он никого не представляет и никаких контактов у нас с этим человеком не будет. Это ошибка тех, кто сегодня с ним хочет высказать определенную политику по отношению к Южной Осетии. Нужно разговаривать с реальными представителями осетинского народа.


Что, допустим, изменится оттого, если мы здесь тоже назначим какую-то временную администрацию или ее назначит президент Грузии здесь, в Южной Осетии и с ним буду заключать договора. Таким же макаром, таким же способом можно представлять интересы Гондураса или кого-то еще.



Андрей Шарый: Что для вас сейчас Россия? Зачем она вам нужна?



Эдуард Кокойты: Россия нам нужна всегда. Россия является главным гарантом мира и стабильности на Кавказе, как главный гарант в переговорном процессе. Ибо, благодаря участию Российской Федерации остановилось это кровопролитие. Сегодня Россия выполняет очень важную и нужную миссию по сохранению мира в зоне конфликта.



Андрей Шарый: Как вы считаете, почему ваши аргументы не находят понимания в международном сообществе? Почему, скажем, того же Санакоева, которого вы так нелестно охарактеризовали, его принимают в европейских столицах, он выступает во всяких международных организациях, а вы находитесь в изоляции? В чем тут причина?



Эдуард Кокойты: Это использование политики двойных стандартов. Я бы не сказал, что международное сообщество игнорирует официальные власти Южной Осетии. У нас постоянно бывают представители Евросоюза, Европарламента, ОБСЕ, представители ООН. У нас есть такие контакты, и не надо вводить в заблуждение мировое сообщество, что якобы мы в какой-то изоляции со стороны международных сил. Да, есть политика двойных стандартов, которую они используют по отношении к нашему народу. Но я еще раз хочу подчеркнуть, что сегодня выстраивать какие-то отношения или какую-то иллюзию в плане того, что через людей, которые не представляют осетинский народ, не представляют интересы осетинского народа, можно урегулировать конфликт. Это ошибочно, тупиково. Поэтому мы ко многим партнерам по переговорному процессу через них обращаемся к европейскому сообществу и Европейский суд не допускать вот эту ошибку. Мы тоже частица Европы, мы тоже хотим жить мирно в Европе. И никто не заберет Южную Осетию и не перенесет на какой-то другой континент.



Андрей Шарый: Если вы хотите жить в Европе и если Осетия, с чем я вполне согласен, это часть Европы, почему бы вам не согласиться на такую форму федеративного союза с Грузией, которая обеспечит, скажем, международный контроль за соблюдением соответствующих соглашений? Почему вы на это не идете?



Эдуард Кокойты: Уже практика, жизненная практика показала, даже в советское время, относительно благополучное и спокойное время, мы постоянно были под таким давлением. И сегодня нахождение в составе Грузии, в любой форме федерации не является гарантией безопасности.



Андрей Шарый: На мои вопросы отвечал президент самопровозглашенной Южной Осетии Эдуард Кокойты.


37-летний Дмитрий Санакоев, бывший учитель физики и математики, тоже был активным участником грузино-осетинского вооруженного конфликта. Затем он занял пост министра обороны, полгода возглавлял правительство Южной Осетии при президенте Людвиге Чибирове. Главой сформированной под покровительством Тбилиси временной администрации Цхинвальского региона Санакоев стал осенью минувшего года после проведения альтернативных выборов на территориях бывшей Югоосетинской автономной области, неподконтрольных сейчас режиму Кокойты. Санакоев опирается на поддержку грузинских властей и выступает за широкую автономию Южной Осетии в составе Грузии.



Дмитрий Санакоев: После того, как Цхинвали объявили проведение выборов президента и в том же числе поставили вопрос референдума, мы провели альтернативные выборы на тех территориях, которые неподконтрольны цхинвальским властям. Там представляется почти половина населения Южной Осетии, которые никогда не участвовали в выборах ни парламента Южной Осетии, осетинской стороны, выборах президента и так далее. Эти территории сегодня как бы разбросаны по всей Южной Осетии, они контролируются грузинской стороной. Мы провели выборы и сформировали новую администрацию, которая была легитимизирована путем решения парламента Грузии и решением президента Грузии, который уполномочил нас вести переговорный процесс с правительством Грузии и производить экономическую реабилитацию региона. Эти территории находятся в самой Осетии, бывшей Югоосетинской автономной области, которая сегодня по решению уже парламента Грузии обратно сформирована во временную административную территориальную единицу.



Андрей Шарый: У вас есть прямая связь с президентом Саакашвили? Вы можете позвонить ему в любой момент, получить от него руководящие указания или посоветоваться?



Дмитрий Санакоев: На этом этапе пока что у нас прямой связи с президентом Саакашвили нет. Советоваться с ним по каким-то вопросам пока у нас не было, хотя у нас была одна встреча у меня. Мы подготовили рабочую группу, которая будет представлена людьми из нашей администрации, из тех сил, которые представляют население Южной Осетии, которое неподконтрольно цхинвальским властям. Эта рабочая группа будет работать вместе с такой же рабочей группой, которая будет представлена и грузинской стороны, по вопросам будущего государственного устройства Южной Осетии.



Андрей Шарый: Как вы относитесь к нынешним властям Цхинвали? Я говорил с Кокойты, он называет вас самозванцем.



Дмитрий Санакоев : Вообще-то я к нему отношусь как к силе, которая сегодня не хочет реализовывать те цели, которые мы все перед собой поставили. Я отношусь к нему нормально, потому что я не считаю его врагом, я считаю его, конечно, оппонентом. Я хотел с ним тоже сесть за стол переговоров и для будущего Южной Осетии решить все вопросы, которые касаются нашей безопасности, которые касаются будущего Южного Осетии. Но, к сожалению, у него пока стереотип, мышление другое: это выход из состава Грузии, признание Южной Осетии всем мировым сообществом. Я думаю, что это на сегодняшнем этапе нереально. Тем более что Южная Осетия пока никем не признанное государство. Я считаю, что 17 лет то, что добивается народ Южной Осетии, ни к чему хорошему в этом плане не привело. Поэтому мы хотим именно на законных основаниях, чтобы оставалась республика Южная Осетия, но в территориальном пространстве, в конституционном пространстве Грузии, и там уже решать свои правовые и государственные вопросы.


Кстати, мой дом от президента Кокойты находится не более в 500 метро, так что никто меня не может уличить в том, что я не проживаю в Южной Осетии. Тем более, я там родился, вырос, оттуда пошел в армию, там же поступил в институт, там же воевал и там же работал.



Андрей Шарый: А у вас были какие-то отношения с ним до того, как так трагически сложилась судьба вашей маленькой республики?



Дмитрий Санакоев: Я бы не сказал, что мы дружили. Мы были знакомы через наших друзей. Потому что у нас были общие друзья, у нас никогда противоречий не было. Даже в ходе выборов, когда он пришел к власти, мы ему никогда не делали таких козней или палки в колеса не вставляли. Но у нас было стремление тоже победить, но, к сожалению, мы тогда проиграли.



Андрей Шарый: Как вы представляете себе будущий государственный статус Южной Осетии?



Дмитрий Санакоев: Федеративное устройство в новой Грузии - это будет приемлемо для нас, осетин, и в этом плане будет и республика Южная Осетия, мы распишем все наши права, которых мы будем добиваться. Очень много вопросов там касается развития культуры, это касается развития нашего языка. Мы готовы сегодня ставить вопросы перед правительством Грузии о придании Южной Осетии статуса государственного языка - осетинского языка. Не только это, и бюджетные взаимоотношения, и экономическое наше развитие. Наши представительства и представители должны работать во всех сферах государственной власти, структурах государственной власти Грузии. Думаю, что все эти вопросы, опираясь на то, что сегодня президент Грузии заявляет о больших и широких автономных правах для Южной Осетии, мы будем добиваться, чтобы это для нас было.


Сам механизм образования республики, я считаю, что это должно состояться на основе референдума, на основе выборов и там должно участвовать все население Южной Осетии.



Андрей Шарый: Вы знаете, ваш оппонент господин Кокойты считает, что существование южных осетин в составе Грузии невозможно, потому что сильна память о том, что, как это называют, геноцидом осетинского народа.



Дмитрий Санакоев: Не только осетины и грузины воевали, таких, как говорится, в практике мирового развития очень много было. И французы с англичанами воевали, и в самой Испании очень много народностей, убивали, воевали. Но они сегодня живут в одном государстве. Наша трагедия, и не только осетинского народа, но и трагедия для грузинского народа. Между нами произошли такие события, которые невозможно забыть, но, допустим, продолжать в таком же духе кричать и ничего не предлагать для своего народа, я думаю, это тоже ошибочно.



Андрей Шарый: Вы допускаете, что грузинские власти пойдут на силовое решение вопроса югоосетинского?



Дмитрий Санакоев: Я молю бога, чтобы этого не было. Я не могу сегодня допустить, это будет абсурдом. Эта война показала нам, что все там проиграли, не только осетины, но и грузины - все там проиграли. Я не думаю, что грузинское руководство сегодня пойдет войной на Южную Осетию, это ему не надо. Тем более сегодня есть те силы, которые в самой Южной Осетии хотят мира с Грузией, а некоторые силы хотят именно нагнетания остановки, пользуются всем и вся, чтобы именно показать грузинскую сторону якобы агрессором. Хотя, если честно говорить, сейчас не собираюсь защищать грузинское руководство.


XS
SM
MD
LG