Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоблог. Авторское право в интернете


Вероника Боде: Сегодня мы будем говорить об авторском праве в интернете. Эту тему мы обсудим вместе с Дмитрием Борко, нашим коллегой, фотографом и блогером.



Екатерина Пархоменко: Я хочу напомнить, из-за чего мы выбрали сегодня эту тему. На этой неделе произошел такой, скажем, легкий скандал в блогосфере, когда две крупные газеты – «КоммерсантЪ» и «Московский комсомолец» - взяли блогерскую фотографию и опубликовали ее у себя без ссылки на автора и без ведома автора. Это вызвало живейшую реакцию блогеров. Мнения высказывались разные. Одни советовали автору немедленно обращаться в суд, другие еще какие-то советы давали, а третьи – что нас, пожалуй, больше всего интересует – высказывали соображения, что якобы фотографии, опубликованные в интернете, являются неким общественным достоянием. Поскольку, Дима, ты фотограф, сам прекрасно без конца с этим сталкиваешься…



Дмитрий Борко: Не только фотограф, но и фоторедактор.



Екатерина Пархоменко: И фоторедактор, и блогер, то есть ты знаешь эту ситуацию со всех сторон. Я бы хотела услышать твое мнение по этому поводу.



Дмитрий Борко: Мое мнение, наверное, не так важно. Важнее основание этого мнения…



Екатерина Пархоменко: Ну хорошо, аргументы.



Дмитрий Борко: Аргументы. А именно, существуют давным-давно в мире (а с 1993 года - в России) современные варианты законов об авторских правах, международные конвенции и так далее, и так далее. Несмотря на то, что сфера авторских прав имеет отношение к творчеству, а все, что имеет отношение к творчеству, очень сложно поддается какому-то численному или точному выражению, но, во всяком случае, эти законы, как правило, очень логичны, интуитивно понятны и исходят из здравого смысла. Передо мной лежит текст закона Российской Федерации об авторском праве и смежных правах, где черным по белому в начале сказано, что авторское право на произведения… Надо сказать, что фотография включена в список произведений, на которые распространяется этот закон. Так вот «авторское право на произведение возникает в силу факта его создания». Вот так, черным по белому, это закон. «Для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрация произведения или иного специального оформления произведения, или соблюдения каких-либо иных формальностей». Это, еще раз повторяю, закон. То есть авторское право возникает в тот момент, когда автор создает свое произведение. Да, и еще дополнение: «авторское право распространяется как на обнародованные произведения, так и не на обнародованные произведения, существующее в какой-либо любой объективной форме». То есть даже если вы нарисовали картину, написали стихотворение или сделали фотографию и держите ее у себя в столе или повесили у себя на стенку, или вывесили у себя в блоге, или опубликовали в газете, это абсолютно не имеет никакой разницы. Это ваше произведение, и вы полноценный владелец авторского права на него. Это первое. Что касается авторского права, авторское право – не имущественное право, но тем не менее.



Екатерина Пархоменко: А что такое неимущественное?



Дмитрий Борко: Не будем усложнять. Соответственно, совершенно не важно, где находилось это ваше произведение. В любом случае вы имеете на него право. Правда, есть один очень хитрый нюанс, совет, который я бы дал всем авторам, в том числе фотографам, это тоже цитата из закона: «обладатель исключительных авторских прав для оповещения о своих правах вправе использовать знак охраны авторского права, который помещается на каждом экземпляре произведения» и состоит, как известно, из знака «копирайт», фамилии и даты создания этого произведения. В законе есть еще пункт о первичном обнародовании любого произведения. Так вот, в целом, если следовать логике закона, то выходит так, что автором произведений является тот, кто впервые обнародовал это произведение, вернее, чье имя стоит под первичным обнародованием этого произведения.



Екатерина Пархоменко: Под первой публикацией.



Дмитрий Борко: Под первой публикацией, можно сказать. Если публикацию в интернете можно назвать публикацией, то под публикацией в интернете. Что я имею в виду? Я, как редактор теперь… Если раньше интернет считался свободной зоной, и для того, чтобы найти любую фотографию для любого сайта требовалось минуты две, то есть поиск в «Гугле» по картинкам, и первая попавшаяся была твоя, то сейчас я трачу массу времени, потому что, если я ищу в интернете для публикации на сайте Радио Свобода какую-либо фотографию нужного сюжета, то первым делом, находя эту фотографию, я прокручиваю сайт до конца, и, как правило, во всех цивилизованных местах, на всех цивилизованных сайтах, СМИ и так далее, внизу указаны авторские права – копирайт и принадлежность.



Екатерина Пархоменко: То есть условия перепечатки объясняются?



Дмитрий Борко: Да. Лицензия. Поэтому я бы советовал блогерам каким-либо образом в своих блогах, на заглавной ли странице или под каждой фотографией указывать свое авторство. Это избавит от разночтений.



Вероника Боде: У нас есть звонок. Виктор из Москвы.



Слушатель: А потом как я могу доказать, что эта фотография именно моя? Мне же нужен какой-то документ, что я опубликовал в интернете. Первый вопрос. Второй вопрос: как называется этот закон? И третий вопрос: я снимал в каком-то учреждении, охранник сказал, что здесь съемка запрещена. Здесь как быть, будет ли это нарушением?



Дмитрий Борко: Закон называется «Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», номер я точно не помню, достаточно набрать в интернете это словосочетание, от 1993 года. Что делать, как доказать авторские права? Это уже следующий этап. Потому что даже если вы не обусловили при первичной публикации свое авторское право, все равно эти авторские права принадлежат вам. Только вам в случае конфликтной ситуации придется доказать это через суд. Доказывается это, как правило, достаточно просто, то есть в случае произведения любого жанра автор должен иметь первичный материал. В случае фотографии раньше было просто, конечно, потому что просто негатив у фотографа всегда был. Фотограф, владеющий негативом, был автором. Сейчас цифровой файл, неизмененный, с датой из камеры вашей, в принципе он, конечно, может быть, переписан и украден у вас, ну, это уже проблема, гораздо труднее решаемая.



Екатерина Пархоменко: Но это совсем тонкий нюанс. Обычно этого сырого файла…



Дмитрий Борко: Если у вас есть сырой файл первичный, необработанная, с датой, которая встроена в этот файл, уже камеры сейчас прописывают все данные при съемке…



Екатерина Пархоменко: Там, по-моему, метка собственно самой камеры, серийный номер, там все указано.



Дмитрий Борко: Да. В профессиональных камерах владелец имеет возможность даже занести через соответствующий софт свою фамилию, которая будет прописана.



Вероника Боде: Дмитрий, а какова ответственность за нарушение этого закона?



Дмитрий Борко: Честно говоря, я сейчас не готов это сказать, но по опыту своих коллег, я знаю, что ответственность… прежде всего – опровержение, то есть поправка в СМИ том же самом. Авторское вознаграждение, гонорар, если гонорар не был заплачен, в соответствии с гонорарами, присущими этому изданию. А дальше моральный ущерб, это суд решает.



Екатерина Пархоменко: Это же гражданская история, поэтому суд разбирается, какие именно претензии вы предъявляете и какого удовлетворения вы хотите. Тут, собственно, суд и решает. Это не уголовная статья, это гражданская.



Вероника Боде: Марк из Москвы нам дозвонился.



Слушатель: Если позволите, я расскажу ситуацию, в которой я оказался недавно. Я художник. Внезапно я обнаружил, что некое украинское издание, журнал, опубликовало мою работу. Я нашел их e-mail, написал им письмо о том, что, по крайней мере, они должны были получить мое согласие, не говоря уже об оплате моего труда и так далее. Причем, в публикации было написано, кто автор рисунка. Так что тут спора даже не было. Они мне написали в ответ на это, что, вот, согласно законодательству авторскому Украины все, что находится в интернете, скачивается бесплатно и может использоваться кем угодно, как угодно. Единственное условие, что тот, кто скачивает, использует, должен указать автора этого произведения.



Дмитрий Борко: К сожалению, про Украину ничего не могу сказать. Но на самом деле законы об авторских правах настолько унифицированы и приведены в соответствие с международной конвенцией (я сейчас, к сожалению, не помню точного ее названия), существует международная конвенция об авторских правах, что я сомневаюсь, что Украина не поддерживает, в общем, цивилизованное государство европейское.



Екатерина Пархоменко: Мне тоже кажется, что нашего слушателя эти украинские люди просто вводят в заблуждение. Насколько я понимаю, в этой истории, если вы считаете, что ваши права нарушены, надо в суд обращаться. Я, правда, не юрист, тут, наверное, надо было бы с юристами проконсультироваться, в суд какой страны – России или Украины, но право очевиднейшим образом нарушено. Насколько мне известно, нет ни в одной стране закона, что все, что опубликовано в интернете, является общественным достоянием, это просто неправда.



Дмитрий Борко: Во всяком случае российские законы я специально перед передачей пытался проштудировать, я не нашел ничего подобного.



Слушатель: Вы наверняка знаете Куваева, историю с «Масяней». Ведь в итоге получилось, что авторские права на «Масяню» принадлежат тому серверу, на котором были расположены эти мультфильмы.



Екатерина Пархоменко: Я думаю, что, может быть, это не самый удачный пример, поскольку у Олега был некий договор с хозяевами сервера и так далее. Проблема возникла в тот момент, когда выяснилось, что он не вполне корректно составил этот договор. Поэтому, видимо, потерял какие-то права. Тут есть нюансы на самом деле, о которых Дима не упомянул, но тем не менее. Скажем, если ты продаешь свою фотографию в газету, гонорар тебе уплачен. Ты более не располагаешь авторскими правами?



Дмитрий Борко: Нет, ничего подобного. Дело в том, что я не упомянул более важного момента. Поводом для публикации любой и любого обнародования является так называемый авторский договор с издателем. Без авторского договора никакая публикация быть не может осуществлена. В авторском договоре как раз оговаривается передача прав или не передача прав, имущественных или прав автора… да, какая часть имущественных прав переходит, то есть материальных, сколько это действует и так далее, и так далее. Но при этом надо сказать, что речь здесь идет только о материальных вещах, потому что авторское право создателя, автора, имя не может быть ни продано, ни передано, может быть передано только право на публикацию, воспроизведение и так далее.



Екатерина Пархоменко: Мне хотелось бы немножко тебя повернуть от публикации собственно в профессиональных средствах массовой информации к публикациям в блогах, потому что и ты много фотографий своих публикуешь, и мы все, ведя свои блоги, очень часто перепубликуем чьи-то картинки, не важно, взяли мы их с какого-то сайта или с другого блога. Здесь, насколько я понимаю, никакого конфликта не возникает при условии, что, если я публикую в своем блоге твои фотографии, то я просто ссылаюсь, что это твои фотографии. Вот здесь наш слушатель такую примерно историю описывал с одной только разницей: блоги – это не коммерческое пространство. Я никакой коммерческой выгоды от перепубликации твоей фотографии не получаю. Я всего-навсего сообщаю, что у Дмитрия Борко есть такая прекрасная фотография. А когда снимок или рисунок, или текст перепубликуются в некоем коммерческом издании, пусть даже это сайт, потому что сайт тоже деньги зарабатывает…



Дмитрий Борко: Это СМИ. Если это СМИ.



Екатерина Пархоменко: Да, если это СМИ. Тогда возникают совсем другие отношения. Я даже думаю, что в большинстве случаев, если вы хотите что-то такое перепубликовать у себя, конечно, идеальная ситуация, когда вы у автора разрешения спрашиваете и это разрешение получаете прежде, чем вы публикуете у себя. Это такая нормальная гигиена человеческих отношений.



Дмитрий Борко: В принципе ты можешь этого и не делать, конечно, потому что действительно, с газетой… вот с этой историей, с которой мы начали, все очень просто, потому что на нее распространяются не какие-то законы об интернете, не какие-нибудь законы о блогах, нет, это закон о СМИ и закон об авторском праве, которые к интернету вообще не имеют никакого отношению. То есть им все едино – что интернет, что не интернет. Потому что по закону о СМИ это коммерческое использование фотографии, а по закону об авторском праве использование без проса автора недопустимо. Где бы ни взяли – нашли на улице.



Екатерина Пархоменко: Я хочу отдельно пояснить для наших коллег из газет, что нашей целью не является как-то страшно закошмарить их бильдредакторов, потому что мы сами СМИ и понимаем, что ошибки, промахи такого рода, конечно, случаются. Я хотела бы отметить, что в этой истории, как только она вылезла наружу, насколько я знаю, и фоторедакторы «Коммерсанта», и фоторедакторы «Московского комсомольца» приложили усилия к тому, чтобы этот промах исправить и с автором фотографии договориться. Правда, там была еще одна деталь, которую мне просто не терпится сообщить слушателям. Поскольку речь идет о ситуации такой, что, кажется, во вторник, если я не ошибаюсь, по агентствам прошло сообщение об аресте некого персонажа из «Живого журнала» и вообще живого человека, по-моему, его зовут Максим Марцинкевич, и в блогах он известен под кличкой Тесак… Поскольку понятно было, что назавтра в газетах эта информация появится, то автор самой выразительной фотографии этого персонажа, которая потом и была перепечатана, накануне опубликовал в своем блоге пост, в котором прямо и жестко предупредил коллег по СМИ, что «не вздумайте тырить мою фотографию». Просто буквально такими словами: не вздумайте. И тем не менее назавтра это случилось. Мы упомянули «КоммерсантЪ» и «Московский комсомолец», как бумажные издания. Но еще было полтора десятка сайтов, которые перепечатали эту картинку.



Дмитрий Борко: Я думаю, что фоторедакторы, которые это брали, даже не заходили в его блог. Это малоквалифицированные действия, по старинке, погуглили, нашли и даже не полезли искать, чье это.



Екатерина Пархоменко: Это довольно печально, потому что хочется, чтобы люди соблюдали профессиональные правила.



Вероника Боде: Звонок Елены из Москвы.



Слушатель: На издании, сборнике статей, написано: копирайт, касающийся каждого автора, и копирайт, касающийся издательства. Как это понимать?



Екатерина Пархоменко: Насколько я понимаю, ни я, ни Дмитрий не являемся специалистами в этом деле…



Дмитрий Борко: Ну, относительно, потому что я делал книги, как фоторедактор.



Екатерина Пархоменко: Насколько я понимаю, поправь, если я ошибаюсь, это вопрос договора издательства и авторов, как именно они делят эти права.



Дмитрий Борко: Да.



Екатерина Пархоменко: То, что вы описываете, когда копирайты принадлежат и авторам, и издательствам, наверное, они каким-то образом делят этот контент.



Дмитрий Борко: Некий контент, который является авторским в этой книге – иллюстрации или текст, принадлежит автору, а копирайт, который принадлежит издательству, это копирайт на книгу в целом, как на вещь, как на издание. То есть эту книгу целиком никто не может воспроизвести в том же виде, в каком она есть. То есть это копирайт на цельное издание, на книгу.



Вероника Боде: Владимир из Москвы.



Слушатель: Совсем недавно в «Новой газете» был опубликован снимок моей внучки. Очень приятно и внучке, и мне, и всем родственникам, но, к сожалению, под фотографией нет подписи, чей это снимок. Никаких претензий, замечательная заметка, там в тексте упоминается она, но не как автор фотографии. Претензии, наверное, к газете, почему они не запросили, кто автор фотографии. Наверное, так.



Дмитрий Борко: Да. Дело в том, что существует разные правила публикации, зависящие просто от верстки, от макета того или иного издания. Одни издания указывают заметно имена авторов фотографии прямо на полосе под фотографией, другие (это часто делают толстые журналы) выносят список авторов в конце: в номере использованы фотографии такого-то, такого-то со ссылкой на страницы конкретные. Есть же издания, которые в силу своего макета по той или иной причине (я считаю, как фотограф уже, обиженный, что это не очень справедливо) вообще не указывают фамилий авторов. Как правило, когда с такими изданиями имеешь дело, в общем, сам автор, фотограф знает об этом условии, что его имя не будем указано. Либо идешь на это, либо не идешь. Теоретически они должны предупреждать об этом. Но это с точки зрения автора. Но, насколько я знаю, они не обязаны указывать. Обязаны они заплатить деньги автору.



Екатерина Пархоменко: Профессионалу немножко легче ориентироваться, потому что ты знаешь – в этом издании так себя ведут, в этом так, здесь надо за этим следить, здесь за тем. Конечно, насколько я понимаю, наш слушатель и его внучка, он говорил о фотографии его внучки…



Дмитрий Борко: Это если он автор фотографии.



Екатерина Пархоменко: Я, честно говоря, решила, что внучка – автор фотографии. В общем, не вполне ясно.



Слушатель: Внучка автор фотографии.



Дмитрий Борко: А гонорар ей заплатили?



Слушатель: Нет, конечно.



Дмитрий Борко: Это нехорошо, это незаконно.



Екатерина Пархоменко: Может быть, это был какой-то читательский конкурс, на который она посылала фотографии?



Слушатель: В одной из статей, замечательная статья, помещена ее фотография, но без малейшего упоминания.



Дмитрий Борко: Я вам могу сказать, что она может связаться с редакцией и потребовать сатисфакции, просто выплаты гонорара хотя бы. И я думаю, что они пойдут на это спокойно.



Екатерина Пархоменко: Так что немножко денег ваша внучка заработает. Проблема цитирования тем не менее остается, потому что когда речь идет не о коммерческом пространстве, о блогосфере, то там перепечатка тех или иных вещей происходит постоянно. Я знаю массу блогов, которые вообще состоят из одних ссылок. То есть человек даже не трудится у себя перепечатывать, он просто публикует ссылку на то, что ему понравилось, то, что он считает достойным внимания и интересным. Я сталкивалась с ситуациями, когда некоторые авторы недовольны перепубликацией, даже при том, что их имя упоминается. Вот тебе приходилось отказывать в перепубликации кому бы то ни было?



Дмитрий Борко: В перепубликации – нет.



Екатерина Пархоменко: Ну, скажем, в использовании?



Дмитрий Борко: Должен сказать, что в блогах действительно складывается какая-то своя этическая система с течением времени, система взаимоотношений между блогерами. И отрадно, что сейчас уже принято, хотя это не преследуется никак по закону, поскольку на блоги нет, к сожалению, единого закона, который как-то описывал…



Екатерина Пархоменко: Упоминал хотя бы.



Дмитрий Борко: Видимо, большие трудности в описании самого объекта. Но этика складывается. И, как правило, указывается. Мои картинки часто берут другие, я просто могу видеть это, но, как правило, со ссылкой даже на мой блог или мое имя и так далее. Что касается отказа, нет, не приходилось, потому что у меня не спрашивали… Хотя спрашивали. Я всегда, если спрашивают, редко спрашивают, разрешаю, естественно, с условием ссылки. Мне, правда, приходилось отказывать одному художнику, который через блог нашел мою фотографию и просил для воспроизведения ее в художественном произведении. Я ему отказывал. Это была, кстати, очень интересная, показательная история. Есть такой известный художник-концептуалист Дмитрий Врубель, который известен тем, что он в живописную форму переводит известные, актуальные, очень злободневные фотографии, придавая им какой-то концептуальный новый смысл.



Екатерина Пархоменко: Он, кстати, автор очень концептуальной вещи, сделанной ровно из той фотографии, которая послужила поводом к нашему сегодняшнему разговору.



Дмитрий Борко: Кстати, да. Интересно, как они разрешили свои отношения…



Екатерина Пархоменко: Я знаю, как они разрешили: он спросил у автора, и автор разрешил ему использовать.



Дмитрий Борко: У меня он тоже спросил, надо сказать, очень корректно. Я ему не разрешил. Он, правда, все-таки использовал, но использовал в блоге, а не в каком-то обнародованном произведении.



Екатерина Пархоменко: Не за деньги?



Дмитрий Борко: Не за деньги. И со ссылкой на меня.



Екатерина Пархоменко: Это существенная вещь.



Дмитрий Борко: В общем, мы разобрались мирно.


XS
SM
MD
LG