Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Без Касьянова. Кастинг единых кандидатов оппозиции. Конфликты в СПС и в "Яблоке". Все те же лица: старые новые губернаторы



Михаил Соколов: Российская оппозиция, считающая себя демократической, достигла верха совершенства в умении размежевываться, дробиться, создавать микро-партии, критикующие не политических оппонентов, но и потенциальных политических союзников так яростно, что приходится подозревать их всех в том, что они стали жертвами активных мероприятий спецслужб по их разводке.


На прошедшей неделе бывший премьер-министр России Михаил Касьянов отправился в Нижний Новгород, где и объявил о выходе из движения «Другая Россия», в аккурат перед конференцией этой вне идеологической коалиции.


Михаила Касьянова сопровождал корреспондент Радио Свободы Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский: Сразу по приезде в Нижний Новгород, куда лидер Народно-демократического союза прибыл в понедельник с трехдневным визитом, экс-премьер ошарашил своих приволжских сторонников сообщением о расколе в движении «Другая Россия». «НДС покидает оппозиционеров в связи с тем, что внутри объединения нет консенсуса», - заявил Касьянов. При этом за год работы коалиция, безусловно, выполнила свою миссию.



Михаил Касьянов: То согласие, которое в прошлом июле было достигнуто для создания коалиция, оно позволило за целый год сделать много, безусловно, работа эта успешная. Граждане и активисты политической организации поняли, что в стране можно объединяться вокруг конституции, не просто, скажем так, плохо относиться к режиму нынешнему, а понимать сущность режима и формулировать цели на будущее и вести политическую работу.



Максим Ярошевский: Разногласия в «Другой России» возникли по вопросу определения единого кандидата на пост президента на выборах 2008 года. То, что консенсуса нет, стало понятно еще 1 июня после семичасовых переговоров, которые по сути завершились расколом коалиции.


Экс-премьер Михаил Касьянов настаивал и настаивает на двух пунктах. Во-первых, если в рядах оппозиции появляется новая кандидатура, готовая идти на выборы, этот человек должен публично заявить о своем желании баллотироваться. «Наши двери для всех открыты», - добавил лидер НДС.


Во-вторых, новую кандидатуру должна поддержать определенная политическая сила, независимо от того, входит она в «Другую Россию» или нет. Михаил Касьянов сообщил, что сегодня рано говорить о том, что оппозиционная коалиция «Другая Россия» прекратила свое существование. «Переговоры продолжаются и, возможно, консенсус будет достигнут», - сказал бывший премьер, правда, не уточнив, с кем эти переговоры ведутся и когда будет известен их результат.



Михаил Касьянов: Политическая платформа коалиции и единый кандидат - по этому вопросу пока согласия нет.



Максим Ярошевский: Покинув «Другую Россию», сторонники Михаила Касьянова без дела не останутся. Уже с осени этого года глава РНДС намерен превратить союз в партии. Рабочее название «Народ за демократию и справедливость». Сокращенно все тот же НДС. По словам Михаила Касьянова партия, если ее зарегистрируют, будет настроена участвовать в региональных выборах и выборах мэров.



Михаил Касьянов: Партия имеет преимущество одно - участвовать в выборах, в федеральных выборах и региональных выборах. Количество сторонников, которое необходимо для создания партии, оно вполне достижимое. Поэтому у нас две задачи фактически на осень - это построение сети по организации участия в выборах президента и начало работы по формированию партийных структур в регионах.



Максим Ярошевский: В том же Нижнем Новгороде сторонники экс-премьера провели заседании оргкомитета партии «Народ за демократию и справедливость». О шансах зарегистрировать новую политическую оппозиционную силу и ее перспективах говорит член президиума Народно-демократического союза Николай Травкин.



Николай Травкин: Если регистрация, то единственный промежуток по времени, когда это возможно - это декабрь-март, когда власти будет до лампочки, одной больше, одной меньше, власть меняется. Освобождается не только оппозиционная площадка, но и демократическая. В Думу не проходит СПС, не проходит «Яблоко», эти партии вообще исчезнут.



Максим Ярошевский: На протяжении трех дней в Нижнем Новгороде Михаила Касьянова и его коллег преследовали активисты молодежного пропрезидентского движения «Наши». Под руководством московских комиссаров они провоцировали столкновения с охраной бывшего премьера, забрасывали кортеж лидера НДС садовыми граблями. Стычки и скандалы стали главной темой верхоглядских репортажей из Нижнего.


А вот аналитикам остается лишь гадать: почему славящийся взвешенностью Михаил Касьянов вдруг наступил на привычные для российских оппозиционеров грабли недоговороспособности?



Михаил Соколов: На конференции коалиции «Другая Россия» один из потенциальных кандидатов на пост президента от оппозиции бывший глава Центробанка Виктор Геращенко предположил, что решение Михаила Касьянова продиктовано простыми мотивами – он понял, что не имеет гарантий выиграть праймериз.


Один из руководителей Объединенного гражданского фронта Александр Осовцов объяснил суть расхождений между Гарри Каспаровым и Михаилом Касьяновым:



Александр Осовцов: Касьянов пока еще между демократической оппозиционностью и аппаратными привычками, сложившимися за много лет, окончательного выбора еще не сделал. Я, безусловно, верю в то, что он в высшей степени не одобряет того, что происходит в стране, но при этом, по крайней мере, периодически сбивается на те методы, которые ему наиболее комфортны, удобны, привычны.


Касьянов никогда не был публичным политиком в смысле конкурентной состязательной борьбы за позицию. Он делал карьеру, в этом нет ничего плохого - это нормальный путь. Но он делал карьеру чисто аппаратную: руководитель департамента, замминистра, министр, премьер-министр.


Но сейчас в результате его предложение сводилось по сути к тому, чтобы выбор единого кандидата сделать чуть-чуть, конечно, публичным, но максимально аппаратным. Мы на это не могли согласиться.


Звучало два тезиса: во-первых, что выбор должен быть максимально сужен, право выдвигать имеет только общественно-политическая организация, четыре и не более. Каждая может выдвинуть только одного кандидата. Ни в регионах, ни на предстоящем съезде, никто больше никого выдвинуть не может. Да еще он к тому же хотел, чтобы все представители тех организаций, которые выдвигают, голосовали солидарно и чтобы все это проходило открытым голосованием. Буквально в каждой второй фразе звучало слово «предсказуемость».


Все знают, что демократические выборы – это такие выборы, в рамках которых все правила всем известны заранее, а результат конечный неизвестен никому. Это то, чего сейчас нет в России, когда и правила постоянно меняются, и результат, тем не менее, всем известен заранее. На это для нас было невозможно согласиться при всем том, что мы очень хотели и хотим, чтобы Касьянов во всем этом принимал участие.



Михаил Соколов: Поступки Михаил Касьянова я обсудил с политологом Станиславом Белковским:



Станислав Белковский: Совершенно очевидно, что «Другая Россия» для Михаила Касьянова была способом получения мандата единого оппозиционного кандидата в президенты, мандата, с помощью которого он мог вести диалог и с Кремлем, и определенными околовластными группировками, и с Западом. Как только стало ясно, что получение этого мандата им сомнительно, что большинство в «Другой России» едва ли поддержат его кандидатуру, «Другая Россия» потеряла всякий смысл, и уход его стал неизбежным. Это стало очевидно еще несколько месяцев назад.


Михаил Михайлович Касьянов был и остается весьма системным человеком. Я не случайно не употребляю слово «политик», поскольку за полтора года он проявил в очень малой степени себя как политик. В значительной степени это и привело к появлению других кандидатов. Потому что полтора года назад, когда Михаил Касьянов начинал свой путь, еще за полгода до создания «Другой России» для многих было очевидно, что он именно он должен быть единым кандидатом. И за эти полтора года он скорее потерял очки, чем приобрел их.


Михаил Михайлович действует в рамках своей собственной логики скорее аппаратной, чем публично-политической, которая в очень малой степени поддается влиянию извне. Может быть это и хорошо. Плохо, когда солидный взрослый мужчина подвержен внешним влияниям. Однако совершенно очевидно, что эта логика не ориентирована на крупный политический успех и эта логика предполагает длительную систему торгов и переговоров с самыми разными людьми и силами. В принципе то, что происходит – неизбежно.



Михаил Соколов: А какова будет политическая судьба Касьянова теперь, когда он снова говорит о союзе с «Яблоком» и СПС?



Станислав Белковский: Его союз с СПС и «Яблоком» невозможен в первую очередь потому, что на это не пойдут СПС и «Яблоко», которые не видят в этом союзе никакого практического смысла. Фактически они приобретают политического тяжеловеса, которому им надо выделить определенную поляну в то время, когда им и самим тесновато на этой небольшой поляне, где они сконцентрированы.


Другое дело, что Михаил Михайлович, безусловно, сильный менеджер, управленец яркий, по-своему человек красивый, с прекрасным баритоном, который хорошо смотрелся бы в любой властной системе, уж точно смотрелся бы лучше, чем подавляющее большинство титульных преемников Владимира Владимировича Путина. Поэтому я надеюсь, что Михаила Михайловича мы еще увидим на экране телевизоров в прайм-тайм и не раз.


Участие Михаила Касьянова в президентских выборах помогло бы любому преемнику Путина легитимировать сами выборы, в первую очередь на Западе, конечно. Я не исключаю того, что это есть новый сценарий Михаила Касьянова в изменившихся политических условиях.



Михаил Соколов: Выход из «Другой России» вождя НДС привел к тому, что трое из 4- сопредседателей Всероссийского Гражданского конгресса Людмила Алексеева, Александр Аузан и Георгий Сатаров решили в конференции «Другой России» не участвовать, поскольку, по их мнению, «в коалиции произошел раскол». Вину на нее возложили и на Касьянова, и на Каспарова.


Руководители «Всероссийского гражданского конгресса» отметили, что «что в связи с расколом оппозиция может "лишиться всяческих шансов в 2008 году, а общество лишается надежды на так нужную стране сильную, сплоченную, независимую оппозицию».


Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров заявил, что он не видит беды в демарше своих коллег:



Гарри Каспаров: Те, кто взялся говорить от имени Гражданского конгресса, должны были все-таки обращать, на мой взгляд, внимание на процедурные вопросы, по которым произошли разногласия. Невозможно договориться, когда принципиальный вопрос, по которому мы отличаемся от нынешней власти, он оказывается предметом торга. Непонятно, как можно критиковать вертикаль власти и говорить о необходимости ее демонтажа, отказываясь от использования демократических процедур внутри своей организации.



Михаил Соколов: Гарри Каспарова не смутило и отсутствие на конференции «Другой России» и Михаила Касьянова, и лидера республиканцев Владимира Рыжкова, который также решил, что в условиях раскола ему не следует идти на это мероприятие.



Гарри Каспаров: Владимир Александрович находится в метаниях, и поэтому я не сомневаюсь, что после окончания его переговоров с СПС мы снова его увидим, будет снова участником коалиции. Никаких реальных разногласий нет.


Что касается Касьянова, я полагаю, что здесь тоже дверь не закрыта, но Михаил Касьянов должен понять, что в «Другой России» нет лидеров по назначению, надо завоевывать позиции. Два базовых принципа «Другой России» - это внеидеологическая коалиция, нацеленная на демонтаж путинского режима и приверженность демократическим процедурам. Нежелание соблюдать эти процедуры будут гораздо более опасны для «Другой России», нежели изменение конфигурации или уход того или иного деятеля.



Михаил Соколов: Сам ход двухдневного мероприятия был обычен: встречали и провожали делегатов молодогвардейцы с криками: «Россия – все! «Другая» – ничто!»



Михаил Соколов: Ораторы словно соревновались в обличениях режима. Здесь они преуспели. Вот как на конференции движения «Другая Россия» бывший помощник президента Андрей Илларионов характеризовал российскую власть.



Андрей Илларионов: Адвокаты и новоявленные апологеты этой власти сейчас торопятся, называя ее мягким авторитарным режимом, закрытой демократией. Я


хотел бы обратиться к этим демократам и апологам спросить о мягкости этого режима у Анны Политковской, застреленной на пороге собственного дома, у Александра Литвиненко, отравленного в результате ядерной террористической атаки, у детей и матерей Беслана, заживо сожженных в школе номер один, у зрителей «Норд-Оста», задушенных газами, у жителей домов в Москве и Волгодонске, взорванных среди ночи, у жителей Чечни и у граждан нашей страны, уничтожаемых изо дня в день разными способами, у политзаключенных, которые находятся в их тюрьмах. Это жестокая диктатура. Это диктатура групповая. Это диктатура группы лиц мафиозного характера.


Какова идеология этой диктатуры?


Что это – империализм? Есть масса примеров опровергающих. Национализм? Но никто больше не разрушал свои собственную нацию и все нации, которые живут в нашей стране. Государственники? Мало кто разрушил российское государство так, как они.


Либералы? Трудно найти тех, кто так разрушил ценности либерализма.


Западники? Мало кто портит отношения с Западом так эффективно. Антизападники? Мало кто прячет столько ресурсов на Западе с помощью западных друзей в западных банках, агитируют за легитимизацию своих ресурсов и собственности в странах Запада.


Их идеология, они сами это назвали честно и откровенно публично – это нашизм. «Наши»– это мы, группа, все остальные – «не наши», разной степени ненашести. И для разной степени ненашести предложены различные иерархии и касты.


Власть, ресурсы, собственность, страна, люди принадлежат им – высшей касте, корпорации сотрудников спецслужб, все остальные не наши.


И поэтому для них - не наших - не существует ничего, ни закона, ни защиты и по отношению к ним можно примерять какие угодно меры.



Михаил Соколов: В конструктивной части выступления Андрей Илларионов к недоумению публики объявил, что выдвижение единого кандидата оппозиции будет означать крах «Другой России».



Андрей Илларионов: Это участие в проекте «Преемник» - это легитимизация этого проекта. Я бы хотел бы сделать предложение неучастия ни в каких операциях мафиозной власти, мафиозной диктатуры, включая и нелегитимные, имитационные выборы с предрешенным результатом. Участие в выборах и парламентских, и в президентских - в каких выборах участвовать? В своих, в других выборах, которые будут проводить сама «Другая Россия».



Михаил Соколов: Экономист предложил проводить свои выборы и создавать какое-то народное вече. Так из рядов «Другой России» прямо по Ленину появились не только свои «ликвидаторы», как призвавший к союзу с СПС и «Яблоком» Михаил Касьянов, но и свои «отзовисты» - радикалы вроде Андрея Илларионова.


Потенциальный кандидат в президенты от «Другой России» бывший глава Центробанка Виктор Геращенко назвал предложение Илларионова «путем в никуда» и предложил поддержать идею Эдуарда Лимонова. Тот считает нужным провести демонстрацию - для участия в выборах в Думу выдвинуть свой список из 450 кандидатов, и потребовать его регистрации в Центризбиркоме.



Эдуард Лимонов: ЦИКу придется решать, решит он, конечно, не в нашу пользу. Мы пойдем своими «Маршами несогласных», добиваться того, чтобы мы были включены в бюллетень.



Михаил Соколов: Впрочем, есть и иные мнения – санкт-петербургское отделение партии «Яблоко» предлагает «Другой России» поддержать списки легальных оппозиционные партий, под лозунгом «ни одного голоса путинскому режиму». Такое вряд ли возможно – Гарри Каспаров резко критикует легальные партии:



Гарри Каспаров: Стал очевиден коллаборационизм всех так называемых наших оппозиционных политических партий, в первую очередь партийной верхушки этих организации. Конформизм, который удавалось скрывать какими-то заявлениями, он после маршей стал совершенно очевиден, в том числе и многим сторонникам, рядовым активистам КПРФ, «Яблока», СПС.


Партийная верхушка начала использовать «Другую Россию» как торговую позицию переговоров с Кремлем. Кремль, находясь под впечатлением успехов «Другой России», впервые начал явно идти на определенные уступки и давать возможность этим политическим организациям заниматься тем, что называют оппозиционной деятельностью.



Михаил Соколов: Окончательное решение по вопросу об участии в парламентских выборах будет приниматься на ее ассамблее осенью. А пока


Политолог Станислав Белковский сформулировал задачу оппозиции – добиться моральной победы над властью:



Станислав Белковский: Сегодняшние правители страны сформировали моральный кодекс сегодняшнего общества. Главной целью жизни любого человека объявлены деньги. Ради борьбы за деньги можно все и достойно все. Человек может так же стремиться с точки зрения этого морального кодекса к власти или славе, но не как к самоценным сущностям, а как орудию достижения главного приза – денег. И опять же стремление к власти или славе ради денег никогда никем не оспаривается и не осуждается.


Владимир Владимирович Путин всегда удовлетворен, когда он находит ответ на вопрос, кто заплатил за критику его, Владимира Владимировича Путина. Когда он не находит ответ на вопрос, это кажется ему крайне и весьма подозрительным.


Соответственно, любые стремления к таким категориям, как свобода, справедливость, национальное возрождение с позиции этого морального кодекса считаются абсолютно противоестественными и потому не имеющие права на существование.


С точки зрения сегодняшней правящей элиты, человек, который заявляет, что он стремится к свободе, к справедливости, к возрождению собственного государства - это либо жулик, любо сумасшедший.


В первом случае он просто прикрывает свое стремление к деньгам, причем стремление неудачное, потому что удачные охотники за деньгами все находятся во властном лагере, лозунгом, ничего не значащим.


Во втором случае это просто опасный безумец, которого надо изолировать от общества, поскольку его реакция, его поведение непредсказуемы.


Собственно жестокая борьба Кремля с «Маршами несогласных» этим и обусловлена, тем, что Кремль считает, что «Другая Россия», несогласные есть союз жуликов и сумасшедших, которые рассуждают о вещах, совершенно не связанных деньгами, а это кажется подозрительно, в этом содержится какой-то гигантский космический подвох, который надо нейтрализовать заранее.


Геннадий Андреевич Зюганов, Григорий Алексеевич Явлинский, другие известные политики в этом смысле власти хорошо понятны и прозрачны. Совершенно ясно, что эти люди играют в оппозицию с тем, чтобы дожить до очередных выборов, получить право на легальное участие в этих выборах и заработать денег. И вот здесь всякие барьеры, всякие разногласия между Кремлем и оппозицией прекращаются. Человек хочет заработать денег, за это он вправе получить 10-15% в Государственной думе, стать системной оппозицией и всегда в решающий момент выбрать кровавый режим, который дает ему возможность зарабатывать денег, а главное - не задет вопросов, отвечаешь ли ты по обязательствам перед избирателями, поскольку с точки зрения морального кодекса сегодняшней элиты этот вопрос просто смешен. Элита существует не для того, чтобы отвечать по обязательствам перед избирателем – это элита временщиков.


Важнейший тезис из этого морального кодекса гласит, что мы живем на свете один раз, потоп случался и до нас и ничего, он никак не помешал нашему рождению, приходу в мир и даже сказочному обогащению. То, что случится после нас – не страшно, мы уже этого не застанем.


И в этом смысле задача оппозиции, задача «Другой России» – это сформировать альтернативные два процента контрэлиты.


Кремль постоянно говорит оппозиции, что за Путина абсолютное большинство, а оппозиция не в состоянии создать большинство альтернативное. Так оно и есть.


Но наша задача не том, чтобы создать сегодня большинство, тем более, что всякие механизмы прямой апелляции к большинству - доступ к средствам массовой информации, доступ к нормальной демократической политической деятельности в стране полностью отсутствует. Но задача оппозиции в том, чтобы сформировать меньшинство, те самые 2%, которые в состоянии найти точку опору и перевернуть ход развития России.


И в этом смысле кандидат в президенты, которого может выдвинуть «Другая Россия» – это не кандидат большинства, это кандидат меньшинства, основное отличие которого от всех кремлевских преемников, официально объявленных или неофициально подразумеваемых, состоит в том, что он не придерживается морального кодекса сегодняшней правящей элиты, того самого морального кодекса, который объявляет неудачником любого, кто не вписался в кремлевскую систему криминального распределения доходов.


С этой точки зрения, с позиции этого морального кодекса самым главным неудачником в истории является Иисус Христос. Потому что, безусловно, этот человек, он же Бог, не сумел воспользоваться благоприятным моментом, чтобы захватить власть в Иерусалиме, когда его популярность была максимальной. Он оставил после себя всего 12 учеников, а также небольшую группу женщин.


Можно ли сравнить это с тремя миллионами Дедов Морозов, которых движение «Наши» выводит на проспект Сахарова?


Иисус не воспользовался благосклонностью многих фарисеев, которые фактически протягивали ему руку дружбы. Он очень неудачно построил свою пиар-кампанию. Он не бежал, несмотря на то, что точно знал о своем аресте. И наконец, на финише он не воспользовался благосклонностью Понтия Пилата. Решение о судьбе Иисуса Христа принимало то самое абсолютное большинство. Это значит, что Иисус - неудачник.


А конечно, человек, которого можно назвать победителем и который в путинской России должен стать настоящий идеалом – это Иуда Искариот. Впрочем, не совсем библейский герой, с некоторыми поправками в его биографии. Конечно, он не повесился на осине, а выгодно вложил свои 30 сребреников в акции какой-нибудь компании, например, «Иуд-нефть». Начал писать учебник по истории христианства и где-нибудь на Галилейском море читал лекции общественной организации под рабочим названием Союз молодых саддукеев, объясняя им, как ничтожен и жалок был Иисус Христос, за которым, конечно, стоял некий беглый олигарх, условно именуемый Отцом, а ,учитывая, что Иисус обращался к этому беглому олигарху несколько раз как Авва, вероятно, речь шла о Березовском.


Цель оппозиции, безусловно, в том, чтобы создать в первую очередь моральную, интеллектуальную и творческую альтернативу современному режиму.


Совершенно бессмысленно в этом плане говорить о том, победит ли оппозиционный кандидат, какие у него шансы. Мы сегодня этого не знаем, потому что у нас нет доступа к тем ресурсам, которые могли бы обеспечить победу. Но мы точно знаем, что должен сделать объединенный кандидат – он должен консолидировать контрэлиту, те самые 2%, которые готовы ответить на исторический вызов разрушений, гибели и краха российской государственности.


Гибели и краха, которые неизбежны в силу того, что элита временщиков никогда не заботилась об этой государственности, все разговоры об усилении государственности есть откровенный фарс и блеф. Потому что государство воспринимается этими нынешними двумя процентами исключительно как инструмент обогащения, удовлетворения собственных частных потребностей.


Государство для них начинается в тот день, когда они оказываются в начальственном кабинете с вертушкой и заканчивается в тот день, когда они из этого начальственного кабинета выбывают.


У нынешнего правящего класса нет стратегии, нет никакого видения того, что может и должно произойти со страной через два-три года. Им это и не нужно. Потому что их жизненные цели, их жизненные циклы завершаются в тот момент, когда результаты приватизации 1992-2007 годов обналичены, превращены в кэш и легализованы на Западе.


И сегодня мы уже видим, и решение Международного Олимпийского комитета, самого справедливого Международного Олимпийского комитета в мире, доказывает, что Запад готов принять эту жертву.


Итак, 2%. Новая философия, новый моральный кодекс, который реабилитирует все те ценности, которые были присущи нашему государству, нашему народу на протяжении столетий и новые ценности, которые адекватны современной эпохе, отказ от культа денег, понимание того, что успех сегодня - это не участие в криминально-круговой поруке Кремля на всех уровнях.


Наш кандидат в президенты - это не тот человек, который больше всего понравится народу или лучше всего сможет вылезти на экраны первого или второго телеканалов.


Это тот человек, который не связан этой круговой порукой, который ничем не обязан нынешнему правящему слою, который мыслит в государственных, а не коммерческих категориях. Для которого будущее - это не пропагандистский фантом, который верит в то, что он говорит и делает.


Это человек, который в первую очередь может стать моральным и интеллектуальным лидером новых 2% - нашего меньшинства, которое следом создаст наше большинство и приведет нас всех к общей победе.



Михаил Соколов: По вопросу о президентских выборах, несмотря на уход Михаила Касьянова, большинство участников конференции «Другой России» намеренно идти намеченным путем – провести предварительные выборы и поддерживать своего кандидата.


В наличии у «Другой России» пока трое кандидатов в президенты России.


Сопредседатель общества «Мемориал» Сергей Ковалев высказался сначала в адрес номенклатурных кандидатов от оппозиции.



Сергей Ковалев: Я не имею ничего против, не имею никаких упреков ни к господину Касьянову, например, ни к господину Геращенко. Но мне кажется, что кандидаты этого рода вряд ли кандидаты непримиримой оппозиции. Как может символизировать непримиримую оппозицию очень успешный чиновник совсем недавнего прошлого? Да, собственно, вот сегодняшнего режима.



Михаил Соколов: Участник диссидентского движения 60-80-х годов ученый-нейрофизиолог Владимир Буковский прислал дежурное видеобращение, обличающее «чекизм» в России. Нужные кандидату 10 лет в России Буковский не проживает и правозащитник Сергей Ковалев адресовал коллеге Буковскому ряд неприятных вопросов: тот отказывался – по крайней мере на словах, от российского гражданства, в знак протеста против Конституции 93 года, а теперь готов баллотироваться на основе этого же основного закона:



Сергей Ковалев: Ты отказался от гражданства в стране с позорной конституцией. Но если случится чудо, и ты станешь президентом, ты положишь руку, произнося клятву, на какую конституцию? Выдвижение от крутой оппозиции – это в некотором смысле моральная проблема, вопрос чести.



Михаил Соколов: Другой претендент в кандидаты - питерский политик Сергей Гуляев громко зачитал на конференции согласованную в субботу в первый день совещания программу единого кандидат от оппозиции.


В этом тексте новому президенту России предлагается опираться на правительство парламентского большинства. Снять ограничения на политическую деятельность. Восстановить федерализм, выборы глав регионов и сенаторов. Отменит цензуру на телевидении. Требуется провести ревизию итогов приватизации, ведя компенсационный налог. Направить больше средств на социальные нужды, компенсировать гражданам вклады.


В финале Сергей Гуляев заявил:



Сергей Гуляев: Я, Гуляев Сергей Владимирович, выдвинутый движением «Народ», готов случае победы в праймериз биться до конца. В случае своей неудачи готов помогать тому человеку, которого определит коалиция «Другая Россия».



Михаил Соколов: Куда более солидной фигурой, чем бывший депутат питерского Заксобрания, является экс-глава Центробанка Виктор Геращенко.


В кулуарах председатель Совета директоров разоренного концерна ЮКОС Виктор Геращенко, как всегда ему и было свойственно, демократично общался с прессой. Он одобрил программу единого кандидата.


Как вам документ, который вчера вырабатывали и сама платформа?



Виктор Геращенко: Он нормальный для обсуждения, я считаю.



Михаил Соколов: Правительство большинства парламентского, самоограничение будущего президента – это вас устраивает?



Виктор Геращенко: Самоограничение особенно. Но не надо во все дырки лезть - это невозможно. Даже во Франции с аналогичной системой правления президент не лезет во все дыры. А у нас без президента шаг влево, вправо считается побегом.



Михаил Соколов: А вы в ЮКОСе еще работаете?



Виктор Геращенко: В ЮКОСе я еще числюсь, потому что активы ЮКОСа по существу все распроданы. Но совет директоров ЮКОСа не может быть распущен просто так. Он распускается после того, как компания вычеркивается из регистра или собирается собрание, и собрание решает вопрос о самоликвидации. Но нам такое собрание пока не разрешают провести, потому что конкурсный управляющий имеет задание охотиться за иностранными активами ЮКОСа.



Михаил Соколов: Вы выйдете тогда на выборы все-таки как один из руководителей ЮКОСа?



Виктор Геращенко: Я выйду как пенсионер по возрасту, с пенсией в три с половиной тысячи рублей в месяц.



Михаил Соколов: Заметно, что после ухода Михаила Касьянова коалиция еще сдвинулась влево. Под аплодисменты шли рассуждения о том, что надо соединить идеи демократии и социализма, - говорит представитель лимоновского движения Андрей Дмитриев:



Андрей Дмитриев: Нам нужно, безусловно, больше национальных и левых лозунгов на маршах. Как написал правильно один питерский журналист: за парламентскую республику на митинг не выйдет никто, а на митинг против «Газпром-Сити», против бедности выйдут тысячи людей. Прекрасные были лозунги «Ваша родина – Куршавель». Правящая элита не имеет отношения к этой стране на самом деле. Вот это задевает людей за живое. Либеральные лозунги, они нужны, они нужны нам, нам нужны политические свободы. Но поднять массы мы сможем, только говоря языком левых и патриотических лозунгов.



Михаил Соколов: Один потенциальных кандидатов экс-глава Центробанка Виктор Геращенко так говорил о своей опоре:



Виктор Геращенко: На какую социальную основу опираюсь? На всех униженных и оскорбленных, по Достоевскому. У нас больше сорока миллионов пенсионеров и у многих пенсия ниже прожиточного минимума. Сейчас в силу цен на энергоносители у страны, я считаю, есть все основания для того, чтобы жизненный уровень населения поправить. Есть еще проблема забытая – сбережения старшей части населения, которые после политики либерализации цен в 92 году превратились в пыль. Выдают какие-то суммы, которые население называет «гробовыми», и тоже есть возможность подумать, как это сделать.



Михаил Соколов: Идеи восстановления вкладов по курсу 1 евро – за рубль 1991 года, опоры на слои, не улучшившие свое положение в период путинского правления - стали общим местом для оппозиции.


В целом, участники конференции демонстрировали политический оптимизм. Основания к этому были – нервная реакция властей сделала «Марши несогласных» событием первой полвины года, изменила ситуацию, тут прав Гарри Каспаров.


Другое дело, что будет дальше. Как «Другой России» вписаться в процесс парламентской и президентской кампании?


Сопредседатель общества «Мемориал» Сергей Ковалев считает, что изменить режим в России можно по польскому сценарию:



Сергей Ковалев: Это путь создания той самой критической массы. Путь польского «КОС-КОР», создавшего «Солидарность» из тех самых польских рабочих, которые недавно били студентов за их демократические взгляды. Я думаю, что какой-то аналог «Круглого стола» - это путь непримиримой оппозиции, когда нелегитимному режиму будет сказано, как это случилось в Варшаве: мы хотим мирным путем указать вам на дверь, пойдите к чертовой матери!



Михаил Соколов: Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров рекламировал свой сценарий.



Гарри Каспаров: Необходимо проводить региональные конференции, необходимо создавать региональную инфраструктуру, во многом напоминающую то, что происходило в 90-91 году, когда появлялась «Демократическая Россия».


У нас первая задача - это отработать методы формирования региональных конференций и в идеале провести в середине осени съезд, ассамблею «Другой России», на которой решить этот вопрос выдвижения единого кандидата, общей программы. Мы считаем, что это должно быть не просто выдвижение единого кандидата, а речь должна идти о формировании команды - президента, премьера и может быть ключевых министров.


И мы готовы сотрудничать со своими организациями, которые заявляют о своей оппозиционности Кремлю.


Конечно, много жестких слов было сказано в адрес и КПРФ, и «Яблока», но тем не менее, мы понимаем, что многие активисты, во-первых, они присутствуют в зале, они участвуют в работе конференции и сотрудничают с «Другой Россией» в регионах. Поэтому мы никоим образом не будем сжигать мосты, а попытаемся привлечь их к сотрудничеству.



Михаил Соколов: В августе как минимум в 45 регионах России начнут работу региональные комитеты по проведению праймериз для определения единого кандидата от оппозиции. Эти собрания будут выдвигать своих кандидатов в список оппозиционных кандидатов в президенты (надо получить не менее 10% голосов) и в думский список «Другой России». На съезде официальный кандидат коалиции должен получить более половины голосов делегатов, избранных в регионах.


В процессе подготовки проведения конференции по демократичной, но зыбкой схеме, следует ждать новых расколов и отмежеваний, как, впрочем, и возможных присоединений.


Что-то может измениться и в поведении легальных партий.


Не всех власть может допустить до выборов, не все окажутся довольными тем, как их используют, какие результаты им обещают.


Виктор Геращенко прогнозирует то, что политическая конфигурация легальной оппозиции может еще измениться.



Виктор Геращенко: Гонка еще не началась, и мы еще даже машину, на которой будем гоняться, не приобрели. Я считаю, очень много определится после парламентских выборов. А сейчас, естественно, вносится ералаш. И конечно, любая партия легитимная, которая хочет попасть в думу, должна говорить <Администрации президента>: « Y е s , sir ! Мы выдвинем своего кандидата!» Может, он потом по состоянию здоровья снимет свою кандидатуру.



Михаил Соколов: Пока же в воскресенье конференция «Другой России» создала центральный оргкомитет Ассамблеи, которая, как видится нынешним лидерам движения, и выдвинет единого оппозиционного кандидата в президенты России на выборах 2008 года.



Союз правых сил переживает непростые времена. Либеральная партия теперь рекламирует свои митинги в защиту бедности. Екатеринбургский подается как собравший аж 5000 человек, что было на самом деле в столице Урала, сообщает наш корреспондент Евгения Назарец:



Евгения Назарец: Митинг СПС в Екатеринбурге прошел без шума, ни одного сообщения в средствах массовой информации, ни точных данных о количестве собравшихся. Известно, что правые силы в Екатеринбурге в большом количестве пришли поддерживать пожилые люди, но все-таки не в таком большом, как написано на сайте СПС. Секретарь президиума СПС по электоральной политике Антон Баков оценил количество слушателей с трибуны оратора.



Антон Баков: Милиция насчитала полторы тысячи, мы насчитали порядка пяти тысяч человек. Я думаю, мы считаем лучше, чем милиционеры. Если бы у других партий была бы такая наработанная инфраструктура, как есть сегодня у нас, наверное бы, их митинги были бы более многочисленными. Я считаю наш родной город Екатеринбург этакой школой капитализма, которую должны распространить на другие регионы. Челябинск, Пермь, потом пойдем и на восток, и на запад.



Евгения Назарец: В руках у стариков на екатеринбургском митинге СПС были плакаты с изображением лидеров партии и транспаранты с лозунгами, обращенными к правительству. Сцена была опоясана плакатом: «Москва, прозрей. Цены все злей». Прошедший митинг - одна из иллюстраций СПС к выборам в Госдуму, объясняет нынешний лидер свердловского отделения СПС Антон Баков.



Антон Баков: Тема предвыборной кампании – это обнищание значительного числа наших людей. Две причины – коррупция и монополизация экономики являются причинами роста цен. Но людям не надо это понимать. Людям достаточно понимать то, что идет вранье.



Евгения Назарец: Свердловская область - не лучшее место для демонстрации новых электоральных потенций СПС при участии Антона Бакова. Это мнение политолога Михаила Корабельникова.



Михаил Корабельников: Свердловская область отличается, во-первых, проправительственной направленностью, а слава Бакова как политического авантюриста, она бежит впереди него. Поэтому здесь едва ли что-то удастся сделать.



Евгения Назарец: Избиратели и масс-медия Свердловской области как не замечали СПС уже много лет, так и не замечают. Раньше не было повода заметить, теперь есть веская причина игнорировать.



Михаил Соколов: Пока Антон Баков организует свои пира-акции, внутри партии СПС идет зачистка.


Федеральный Совет партии распустил политсовет московского отделения во главе с Иваном Новицким – как считают пострадавшие, за оппозиционность режиму Владимира Путина и участие в акциях «Другой России».


Зампред СПС Леонид Гозман иного мнения.



Леонид Гозман: Решением федерального политсовета распущен московский городской политсовет и прекращены все полномочия руководителей московской городской организации, включая, естественно, председателя господина Новицкого. Мы считаем, что деятельность руководства московской городской организации была предельно деструктивна, и они наносили партии очень серьезный ущерб. А вот это предложение было принято единогласно.


Можно говорить, конечно, о том, что политсоветом манипулирует администрация президента, РАО ЕЭС, лично я, кто-то еще, но, по-моему, это ерунда. Вряд ли сильно манипулируемым человеком является Евгений Ясин, Андрей Нечаев, бывший министр экономики.


Бориса Немцова не было на этом заседании, но он имел полную возможность дать доверенность и проголосовать против, чего не было сделано.


Результаты проверки показали, что из двух с половиной тысяч заявленных членов партии после всех разборов всех конфликтных случаев у нас получилось порядка тысячи ста человек. То есть перерегистрацию проводить было абсолютно необходимо, просто жизненно необходимо. Я думаю, что мы успели в последнюю минуту.


Началось прямое нарушение принятых нами решений и обязательств. В частности, у нас было решение о том, что Союз первых сил не участвует в «Другой России». На личном уровне, на индивидуальном уровне – ради бога, никто никого не неволит и не возражает. Но партия там не представлена, флагов там вынесено быть не может, тем не менее, они вынесли на мероприятие «Другой России».


Самое важное том, что Союза правых сил нет в городе. Нет городской организации Союза правых сил. То есть она формально есть, но ее никто не знает. Сейчас она появилась в связи с конфликтом. Нам кажется, что это неправильно.


Уже после решения произошло событие фантастическое на самом деле - голосование Ивана Новицкого за Лужкова. Мы приняли решение, это было легитимного органа партии: мы против этого голосования, мы призываем голосовать против предложения президента Российской Федерации в данном случае. И дело даже не в оценке деятельности Юрия Михайловича Лужкова, его личности и оценки деятельности каких-то близких ему людей, дело даже не в этом.


Дело в том, что мы считаем, что, во-первых, в Москве и в Петербурге демократические права граждан подавляются дважды: они не могут выбирать губернатора, и они не могут выбирать мэра. Кроме того, мы считаем, что пожизненность - это уже какой-то перебор. При всем уважении к Юрию Михайловичу Лужкову, он - все-таки не туркменбаши. И мы приняли решение официально, оно есть на нашем сайте - голосовать против этого решения.


Мы считаем, мягко говоря, странным, что член Союза правых сил депутат московской городской думы Иван Новицкий голосовал не в соответствии с нашими принципами, нашим решением, а в соответствии с, не знаю, какими соображениями и решением партии «Яблоко», партия «Яблоко» решила мэра подержать. Принципиальную позицию, к нашему стыду, в московской городской думе заняли только коммунисты. После этого голосования разговор о том, что мы репрессируем московскую городскую организацию за оппозиционность ее руководства, в общем, странно как-то звучит, по-моему.



Михаил Соколов: Лидер московских правых депутат Мосгордумы Иван Новицкий возражает:



Иван Новицкий: Заставить людей молчать никто не может. То, что было слово сказано «деструктивно», я бы сказал, что это относится к действиям федерального политсовета, они были более провокационные. Была проведена спецоперация по перерегистрации московской организации, было заявлено, что мы приостанавливаем деятельность ее политсовета, хотя до этого говорилось: мы давайте вам поможем, мы давайте сделаем.


Хотя мы уже тогда понимали, что это все просто так не закончится, нам были предъявлены такие провокационные обвинения в какой-то неконструктивности, в каких-то деструктивных действиях, которых не было.


Потому что мы требовали от партии, чтобы на выборы была представлена ясная программа, которой не было до сих пор, ясные лозунги, с которыми партия идет на выборы, ясные организационные принципы, которых до сих пор фактически нет. Мы действительно серьезно предупреждали партийное руководство, что так организационные дела не делаются в партии, за что были подвергнуты такому остракизму.


Все остальные вещи являются надуманными, никаких решений о поддержке «Другой России» или каких-то других структур у нас не принималось. Е


сли отдельные члены партии ходили, то и Никита Белых ходил. Я, например, ни разу не был ни на каких мероприятиях «Другой России».


Что касается нашего голосования о назначении мэра, то позиция такая не была заявлена, она появилась только в конце дня поздно вечером во вторник, доведена до меня не была. Я в этот день встречался с лидером партии Никитой Белых, который сказал, что понимает меня, посетовал на то, что ему пришлось пройти такую же ситуацию в Красноярском крае, когда был беспрецедентное давление на партию, но потом депутаты СПС избранные проголосовали за избрание Хлопонина губернатором. Никакого решения не было заявлено председателем политсовета.



Михаил Соколов: То есть от вас не требовали голосовать против Лужкова лично?



Иван Новицкий: Лично от меня никто не требовал этого делать в официальной форме. Были обсуждения с членами президиума политсовета и членами политсовета, высказывались разные мнения на эту тему. Официального решения на эту тему принято не было. Я поступил в связи с тем, что фракция «Объединенные демократы - Яблоко» приняла такое решение, два яблочника, я один. Поэтому в соответствии с этим решением я голосовал.



Михаил Соколов: Возражения до добра Ивана Новицкого не довели. Федеральный совет исключил его из партии. Причем заочно. Методом опроса. Пострадавший был вновь, принят в ряды СПС на конференции московского отделения.


Конференция была незаконной, решение принято вопреки уставу, возражает федеральное руководство СПС.


Как бы то ни было, за полгода до выборов столичная организация правых расколота и дезорганизована, что явно не поможет СПС в борьбе за голоса избирателей. По мнению экспертов, конфликт показал, что реальными лидерами партии являются не ее председатель Никита Белых, и тем более не фрондирующий Борис Немцов, а по-прежнему соратники Анатолия Чубайса, чьи интересы проводит Леонид Гозман.



Не слишком приятная история случилась эти летом с «Яблоком». Руководство Красноярского отделения «Яблока» перешло вместе с частью актива в формирующуюся националистическую партию «Великая Россия».


Рассказывает Наталья Бурмистрова.



Наталья Бурмистрова: Инициатором массового ухода из рядов яблочников в сторонники новой националистической партии «Великая Россия» стал теперь уже бывший соратник Григория Явлинского - Владимир Абросимов.


Националистическая тема в Красноярском крае впервые прозвучала осенью, когда Абросимов вывесил на своем офисе лозунг "Россия для русских". Именно таким образом местный глава региональных яблочников заявил об участии в предвыборной кампании в Законодательное собрание края. Тогда Владимира Абросимова старшие братья по партии только пожурили и оставили все как есть. Тем более, что и сам региональный лидер «Яблока» признал свою неправоту.


Несмотря на публичное раскаяние, взглядов своих Абросимов не поменял. Как признался он сам - не доглядел, когда вступал в «Яблоко» даже не подозревал, что идеология у партии Явлинского- антинационалистическая.



Владимир Абросимов: Я в свое время в «Яблоко» вступил, потому что я придерживаюсь демократических убеждений, я и сейчас придерживаюсь. Власть народа должна быть, демократия – это же власть большинства. Русские - большинство. А сейчас оно объявлено многонациональным государством. Ну а потом выяснилось, что я не знал, что «Яблоко» так к этому относится.



Наталья Бурмистрова: Сколько вы состояли в этой партии?



Владимир Абросимов: Где-то года четыре. Тут как раз появился проект «Великая Россия». «Родину» тоже смотрел, там была смесь и национал-патриотизма, и социализма.


Явлинский человек сам по себе порядочный, но такое у него мировоззрение, у меня такое.



Наталья Бурмистрова: Еще одной причиной ухода, по словам Абросимова, стал отказ руководства «Яблока» финансировать в Красноярске предвыборную кампанию в Законодательное Собрание и в Госдуму.


Член политсовета регионального отделения партии «Яблоко» Евгений Двоеглазов переход Владимира Абросимова в сторонники Дмитрия Рогозина назвал ожидаемым.



Евгений Двоеглазов: Все к этому шло – это логичное завершение.



Наталья Бурмистрова: Как могло получиться, что человек с явно националистическими наклонностями не просто стал членом партии, но стал ее региональным лидером?



Евгений Двоеглазов: В полной мере его наклонности проявились именно осенью. Всячески пытались его отговорить от этих действий, объясняли, что он не прав. Но было сделано то, что сделано. Безусловно, ущерб политический был нанесен.



Наталья Бурмистрова: Ряды «яблочников» Владимир Абросимов покинул не один. Вместе с ним, по подсчетам самого экс-лидера в «Великую Россию» перешло более двухсот человек. Для отделения партии, чья численность насчитывает порядка одной тысячи членов, это весьма ощутимо.


Красноярский политолог Виктор Легашов, считает, что это только начало. По его данным, ключевые посты в местном «Яблоке» по-прежнему занимают люди Абросимова.



Виктор Легашов: Владимир Абросимов в свое время написал книгу «Свободный путь России», прочитав которую, можно сделать определенные выводы. И эти выводы, на мой взгляд, очень хорошо согласуются с его переходом под вывеску «Великой России».


Руководить региональным отделением «Яблока» оставлены его коллеги и соратники Копытов и Мещеряков.



Наталья Бурмистрова: По сути, Абросимов имеет влияние на два красноярских отделения – «Великой России» и «Яблока».



Виктор Легашов: По моим сведениям – это так.



Наталья Бурмистрова: А пока местные яблочники приходят в себя, Владимир Абросимов получил новое официальное назначение. Теперь он координатор федеральной партии «Великая Россия» в Красноярском крае.



Михаил Соколов: Чем занимается федеральная власть в регионах. Продолжилась торопливая череда переназначений еще не отработавших очередные сроки губернаторов.


Владимир Путин внес кандидатуры ныне действующих глав регионов Ленинградской области Валерия Сердюкова, Новосибирской - Виктора Толоконского, Тверской – Дмитрия Зеленина на рассмотрение законодательных собраний этих территорий. Виктор Ишаев уже утвержден на посту главы Хабаровского края. В поддержку Ишаева проголосовали 24 депутата из 26. Ишаев возглавляет край с 1991 года. Утвержден в понедельник и губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков.


Все эти решения, по мнению экспертов, носят предвыборный характер: авторитетные губернаторы обеспечат нужные результаты «Единой России» на парламентских выборах.


Архангельский губернатор Киселев также подал прошение о доверии президенту. Кандидатуру одного из самых непопулярных губернаторов Севера, открыто воюющего с мэром Архангельска Александром Донским, открыто лоббирует полпред Илья Клебанов, который тут же начал согласительные процедуры.


Из Архангельска сообщает Игорь Ключников.



Игорь Ключников: «Наш разговор для большей откровенности и честности мы проведем за закрытыми дверями», - так Илья Клебанов начал свою встречу с лидерами общественности Архангельской области. Что именно не могут сказать при журналистах о губернаторе Киселеве уважаемые в области люди, осталось неизвестным. Формат «без прессы» перекочевал и на вторую встречу Ильи Клебанова уже с депутатами архангельской областной думы. В кабинет полпреда парламентарии заходили фракциями. Примечательно, что самого ярого критика Киселева на встрече не было, лидер регионального отделения Союза правых сил Дмитриев Таскаев из Архангельска уехал.


Об отсутствии сформированной стратегии развития региона, кадровой чехарде в администрации, неумении вписаться в федеральные программы никто не говорил, даже обычно оппозиционные коммунисты сгладили углы.


Рассказывает депутат областного собрания, член фракции КПРФ Александр Новиков.



Александр Новиков: Были высказаны соображения непосредственно по личности Николая Ивановича Киселева, положительные, отрицательные качества его работы. В частности, было сказано, что только сейчас проявились наметки команды, которая действительно может выполнять генеральную линию.



Игорь Ключников: На обсуждении кандидатуры главы области с общественниками Клебанов затратил около часа, на разговор с каждой фракцией 15 минут. Исключения не было и для партии власти. После встречи Илья Клебанов вышел к журналистам. За его спиной встал не принимающий участие в согласовании собственной кандидатуры губернатор Киселев. Первый вопрос полномочному представителю президента по Северо-западному федеральному округу Илье Клебанову был задан такой: почему вы поддерживаете действующего главу области?



Илья Клебанов: На мой взгляд, он очень быстро, эффективно перешел от роли управляющего небольшой компанией к роли системного управляющего большой губернии.



Игорь Ключников: О достижениях Киселева, успехах, больших или малых победах Клебанов не сказал ничего.


Оказалось, уже четыре года в регионе идет подготовительная работа, дополнил полпреда сам губернатор Архангельской области Николай Киселев.


Будет или нет Киселев и дальше возглавлять Архангельскую область - теперь решать президенту.


Как проголосует областное собрание депутатов, если Владимир Путин даст добро, сомневаться не приходится.


Остается добавить, что Николай Киселев до избрания работал директором молочного завода. И из-за отсутствия лидерских качеств, скрытность, медлительность, неповоротливость получил в околополитических кругах звучное прозвище «Коля-бифидок».



Михаил Соколов: Новый срок архангельского губернатора, так и не сумевшего ни добиться объединения с Ненецким округом и не предложившего богатому региону новых идей и инвестиций, зато верно исполнявшего все приказы полпреда Клебанова, вряд ли прибавит популярности партии власти.



Конфликт депутатов Думы Самарской области и администрации президента по вопросу о представителе региона в Совет федерации показал, как работает путинская вертикаль.



Сергей Хазов: Назначение нового члена Совета федерации от Самарской области Валерия Парфенова планировалось как компромисс в затянувшемся противостоянии между самарским губернским парламентом и спикером палаты Сергеем Мироновым. Лидер «Справедливой России» четырежды отвергал кандидатуры других политиков, предложенных в Совет федерации от Самарской области, единороссов Алексея Ушамирского и Александра Милеева.


В итоге Сергей Миронов предложил избрать сенатором своего секретаря Валерия Парфенова, который приличия ради срочно вступил в «Справедливую Россию». Валерий Парфенов надеялся на избрание уже при первом голосовании.



Валерий Парфенов: Я не игрок, я человек, который пытается какое-то дело делать.



Сергей Хазов: Однако 26 июня Валерий Парфенов стать сенатором не сумел: 22 голоса за Парфенова, 21 против. Два бюллетеня были признаны недействительными. Главный федеральный инспектор по Самарской области Сергей Сычев не скрывал недоумения.



Сергей Сычев: Это предмет серьезного разговора вообще в региональном отделении партии.



Сергей Хазов: Политик – штука тонкая, продолжил мысль коллеги координатор «Единой России» по Приволжскому федеральному округу Виктор Гришин.



Виктор Гришин: Я здесь выступал в свое время в защиту Ушамирского. Для меня как для личности достаточно непросто менять свое решение. Естественно, при разговоре с депутатами мы почувствовали, что им это решение принимать не очень просто.



Сергей Хазов: Через три часа после окончания провального для Парфенова заседания областного парламента депутатам сообщили, что на следующий день им предстоит голосовать повторно.


27 июня за час до начала заседания депутатов-единороссов собрали на совещание, главным вопросом которого была смена их политориентации. Депутатам было запрещено голосовать тайно, их угрожали исключить из партии в случае, если они проголосуют против Парфенова.


Для надзора, но теперь уже за эсерами, на голосование в гордуму прибыл глава местной «Справедливой России» мэр Самары Виктор Тархов. Для подстраховки на заседании областного парламента присутствовал и губернатор Константин Титов.


В итоге Виктор Парфенов был утвержден сенатором 32 голосами «за» при шести «против». В ответной речи новоизбранный сенатор не забыл поблагодарить и эсеров, и единороссов.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG